Сюжеты

СКОЛЬКО ОТ ЕДИНСТВА ДО ОДИНОЧЕСТВА?

Этот материал вышел в № 4 от 20 Января 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Путину напомнили, что он еще не президент Начало работы очередной Государственной Думы слишком напоминало первое сентября. Новые депутаты дружными рядами поднимались по главной лестнице, с любопытством разглядывая все вокруг, как...


Путину напомнили, что он еще не президент
       
       Начало работы очередной Государственной Думы слишком напоминало первое сентября. Новые депутаты дружными рядами поднимались по главной лестнице, с любопытством разглядывая все вокруг, как первоклассники. «Не хватает только гладиолусов!» — пошутил один из корреспондентов. Пережившие уже не первый парламент аппаратчики и журналисты в свою очередь разглядывали новичков с превосходством старшеклассников. Где-то в недрах думского здания шел бесконечный педсовет лидеров фракций, а выступление и. о. президента вполне тянуло на напутствие представителя РОНО: «Вторая половина прошлого года может считаться примером эффективного сотрудничества исполнительной и законодательной власти... Новая Дума может с уверенностью рассчитывать на открытое сотрудничество с федеральным правительством...»
       И пленарное заседание шло в режиме сокращенных уроков для первоклашек, не привыкших высиживать положенное время до конца. Только для новоиспеченных народных избранников был выбран еще более щадящий режим: пятнадцать минут заседания — полтора часа перерыв, одиннадцать минут заседания — два с половиной часа перерыв, главной достопримечательностью которого стало посещение обычной думской столовой Борисом Абрамовичем и Романом Абрамовичем. Из кабинетов в это время выселяли депутатов прошлого созыва, и не обретшие пристанища новые избранники, поблескивая золотыми браслетами, по мобильникам руководили делами своих ЗАО и ООО прямо из коридоров.
       Но людям, мало-мальски знакомым с сутью думской жизни, вечно кипящей вдали от глаз рядовых депутатов, за закрытыми дверями комнаты президиума или Орехового зала, было понятно, что на сей раз торг развернулся нешуточный. И главный размен монет шел отнюдь не в Охотном ряду, а в нескольких ста метрах от него, наискосок через Манежную.
       «Мы не будем делить депутатов на своих и чужих», — пообещал в приветственной речи Путин. Депутаты впервые за полгода ослушались
       и. о. и поделились без его помощи. Уже в третьем многочасовом перерыве просочилась информация о бойкоте, который готовят лидеры ОВР, СПС и «ЯБЛОКА». Вызревшие из ОВР, но после 19 декабря переметнувшиеся под Путина «Регионы России» в тот момент колебались, но двумя часами позже и Олег Морозов сделал очередной зигзаг вправо и поддержал демарш, объявленный Примаковым, Кириенко и Явлинским: в безальтернативных выборах не участвуем, кремлевско-коммунистический сговор осуждаем, от всех постов в Думе отказываемся!
       Неожиданность? Нет. Скорее тренинг перед 26 марта. Поиск пути наименьшей потери собственного политического лица в предстоящих президентских выборах, пока по степени своей безальтернативности совпадающих с выборами спикера. Генеральная репетиция состоялась, и если политические реалии за два месяца не претерпят больших изменений, то сценарий, считай, готов и обкатан. Парадокс в том, что если неделю назад эти самые реалии казались незабываемыми и все вокруг спешили прогнуться и быстрее прочих прокричать «Путин — наш президент!», то 18 января незыблемость пошатнулась. «Первый звонок» для депутатов стал первым звонком для Путина.
       Во всем скандале есть три главных момента. Первый — явно проступившие следы договора между Кремлем и коммунистами. Вопреки поствыборным крикам о «мирной революции» с появлением некоммунистического пропутинского парламентского большинства Кремль оставляет Думу за коммунистами в обмен на роль спарринг-партнера и почетное второе место на выборах. Коммунисты нужны Кремлю, потому что пара Зюганов—Путин во втором туре есть стопроцентная гарантия путинской победы, чего нельзя сказать о любых других парах. Коммунистам, смирившимся с олимпийским принципом своих президентских выборов «главное — не победа, а участие», Кремль нужен как гарантия закрепления за ними Думы и места ее председателя как четвертого лица в государственной иерархии. На избирателей (коммунистических, ненавидящих Кремль, и «медвежьих», непереваривающих коммунистов) избранным традиционно наплевать.
       Второй момент заключен в простом и однозначном выводе — лицемерие стало нормой нашей власти на всех ее уровнях. Даже на уровнях, казавшихся недавно наиболее порядочными. Лицемерие двух третей Думы, составивших столь неожиданное большинство, явно просматривается в первом выводе. Но столь же явно просматривается и лицемерие одной трети. Лидеры четырех фракций (двое из которых экс-премьеры, а двое думские лидеры «на постоянной основе»), прошедшие огонь, воду и медные трубы политических целесообразностей всех видов, в том числе принятия бюджетов и пакетных соглашений при дележе портфелей прошлых Дум, вдруг делают вид, что у них только сегодня глаза открылись, и в голос начинают кричать «Сговор!» Хочется закрыться от происходящего на сцене программкой этого политического театра. Политические резонеры и герои-любовники фальшивят куда чаще театральных, но чтобы до такой степени!
       И третье, если не главное, знаковое событие минувшего вторника — признаки того, что расстановка политических сил на президентской доске не окончательна, и, как оказалось, еще могут найтись те, кто рискнет менять коней на переправе и за два месяца до выборов. Шараханья прогубернаторской «Всей России» в ее думском варианте «Регионов России» тому важное, но не главное подтверждение. Главное — СПС, точнее — Чубайс. Пройдя в парламент под лозунгом «Путина — в президенты, СПС — в Думу», потеснив ставленников Березовского в правительстве людьми Чубайса, правые вдруг стали играть в странную на первый взгляд игру — пошли против Кремля. Пошли, разумеется, не рассчитывая на победу, избрание Селезнева было предрешено. Тогда зачем?
       В отличие от коллег по ультиматуму главной целью демарша правых было показать Путину, что его игра еще не сыграна, что еще не конец марта. Чубайс, сумевший на полпути до выборов 96-го года поменять команду прошлого президента и взять все его дела в свои руки, рассчитывал и в выборах нынешних на ту же роль. Как минимум на роль руководителя предвыборного штаба. Путин пока эту роль Чубайсу не дает. Чубайс руками СПС напоминает, что и.о. — это еще не президент.
       Продолжая уже использованную в нашей газете аналогию о двух чемоданах в руках Путина — Березовском и Чубайсе, — с которыми в кремлевские ворота не протиснуться, можно призадуматься: а не решил ли Путин избавиться от обоих? А если решил, то не переоценил ли он свои силы?!
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera