Сюжеты

КАК ПРОСТИТЬСЯ С ПРИСТАВКОЙ И.О.

Этот материал вышел в № 4 от 20 Января 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

С ПРИСТАВКОЙ И.О. В № 2 «Новой газеты» (понедельник) политолог Виктор МИНИН определил два пути, по которым может пойти Владимир Путин: победить на выборах или стать президентом России (а это, доказал он, не одно и то же). Сегодня Виктор...


С ПРИСТАВКОЙ И.О.
       
       В № 2 «Новой газеты» (понедельник) политолог Виктор МИНИН определил два пути, по которым может пойти Владимир Путин: победить на выборах или стать президентом России (а это, доказал он, не одно и то же).
       Сегодня Виктор МИНИН рассказывает о том, какие варианты есть у Путина, если он решит стать президентом.
       Получилась эдакая инструкция для власти. Которая эффективнее, чем инстинкт самосохранения власти. Но — по порядку.
       
       — В прошлом интервью вы сказали, что задачи победить на выборах 26 марта и стать президентом — абсолютно разного порядка. Тогда вопрос на засыпку: что нужно делать для того, чтобы стать реальным президентом?
       — Первая проблема — создание государственной идеологии. Без нее невозможно создать дееспособную команду, иначе единомышленниками станет новый круг людей с выражением лиц «чего изволите?» «Семья» Ельцина просто будет заменена на «двор» Путина, готовый предать «царя» в любой момент. Без идеологии дальнейший распад страны неизбежен.
       Пока нет идеологии, что объединяет людей во власти? Корыстные интересы, стремление протиснуться поближе к «кухне» или к уху. Все занимаются продвижением на посты Пети или Вани, потом Ваню меняют на Вову. А нужно определиться с идеологией. Ведь Ельцин, каким бы властолюбивым монстром ни слыл, все же был легитимным, реальным президентом. Одной из основных причин легитимности Ельцина были интересы обслуживаемых Россией западных элит вопреки интересам России.
       Ведь и чеченскую кампанию нельзя было начинать до тех пор, пока не были выработаны идеология, основы жизнеустройства, где было бы ясно определено геополитическое место российских народов и правила игры для всех по вертикали внутри СНГ. Только при таких условиях можно было бы или договориться с Чечней, но открыто, или отделить ее, или, если это стало бы необходимым, начать войну, но уже при реальной, а не искусственно накачанной поддержке населения. А сейчас непонятно, кто за нас, а кто против. Те, кому больше 10 и меньше 60? Без идеологии война обречена на провал и обязательно будет использована как ресурс в борьбе против самой России.
       В выработке идеологии есть проблема «придворных» аналитиков — их ангажированность. «Виртуальные» программы, которые они создают, не что иное, как технология манипулирования. Президенту и тем, кто разрабатывает государственные доктрины, нужно ответить на основополагающий вопрос: ты вырабатываешь идеологию для страны или для купившего тебя хозяина. Такая цель за последние десять лет еще не ставилась.
       — Но ведь идеологии на завтрак не подашь...
       — Правильно. Второй важнейший момент — выбор стратегических векторов в области экономики. Нынешняя команда «виртуальных» технологов вообще не занимается этой системообразующей темой, скатившись исключительно на решение вопросов сохранения и передачи власти, которые носят абсолютно искусственный характер.
       Одной из первостепенных задач является налаживание управления экономикой со стороны государства. Если в экономике не будет создано четких правил игры со строгим их выполнением, власть изначально может расписаться в собственной несостоятельности.
       — Государственное управление экономикой считается элементом тоталитарного государства...
       — Это совершенно не так. Рыночная экономика — самая строгая, самая жесткая и даже жестокая по части соблюдения правил игры. Это система гораздо более «крутая», чем та, которая была даже при коммунистах, — в социалистических тоталитарных экономиках правила игры менее обязательны, и теневые структуры присутствуют в них в значительно большей степени, чем в условиях рынка.
       Сейчас же в основе системы управления нашей экономикой лежат АОО — Анархия, Олигархия и Обворовывание. Если мы не решим эти проблемы, то получим массовые беспорядки, голодные бунты вплоть до военных переворотов, революций и развала страны. Если даже допустить, что революции мы уже исторически переросли, то массовые беспорядки, бунты и полувластие реально возможны.
       Новая элита ситуацию хорошо понимает и уже пошла в реальное производство, даже несмотря на тяжелейшие условия, когда государство практически ни в чем не помогает, даже несмотря на коррупцию, на абсолютно негодную систему налогообложения.
       Эти люди отдают себе отчет в том, что все равно другого пути нет. Им как воздух нужны новые правила игры, выгодные не только для олигархов, а абсолютно для всех, необходимо четкое и ясное законодательство на федеральном и региональном уровне, стимулирующее производство и снижающее налоги.
       Другим важнейшим условием перестройки экономики является приведение в порядок госаппарата. Основным источником процветания нашего воровского бизнеса является чиновничий аппарат, который обеспечивает, воспроизводит и защищает эти правила. Он стал системообразующей частью воровской системы, и его надо срочно реорганизовать.
       — Трудно представить, что человек, которому предстоит идти на выборы, будет столь решительно действовать. Ему выгоднее договариваться, а не ломать.
       — Но человек, который на самом деле хочет стать реальным президентом, должен первым выйти из старых правил игры. Он должен перестать врать себе и людям и сказать: «Родина в опасности!» — и объяснить почему, какие реальные проблемы у нас существуют и как он собирается спасать страну. А не строить потемкинские деревни вокруг повышения пенсий и заработной платы, зная, что бюджет пуст.
       Если он этого не сделает, Россия впадет в такой кризис, который может сделать Россию и россиян чумой ХХI века. Ведь мы уже не просто большая страна, а значительная часть мирового экономического пространства, и реально управлять ею может лишь человек, который действительно лично бескорыстен. Это едва ли не основное, базовое требование к нему. Только тогда в стране появится настоящая система управления экономикой, основанная не на удобном «дворе», личной преданности, страхе и выгоде, а на искреннем желании вывести наконец из краха свою страну.
       — Возможно ли это вообще? Ведь какими сверхкачествами должен обладать президент, чтобы сопротивляться окружению, сложившемуся стереотипу мышления, клеветническим компроматам, завуалированному подкупу, наконец просто многочисленным соблазнам, которые умело расставляются вокруг него, как силки! Трудно оставаться бескорыстным и как следствие — небогатым.
       — Трудно, но возможно! Дело в том, что быть президентом и нищим одновременно — абсолютно необязательно. При нормальных правилах игры, при нормальной экономике и на этом посту можно быть в пределах разумного достаточно богатым человеком — иметь акции, получать реальные приличные деньги, но, разумеется, не сверхдоходы.
       — Вы как-то осторожно обходите Запад. Его поддержку, его хитрость, его страхи. Или это второстепенный фактор, задача на перспективу?
       — Вообще проблема Запада входит в общую стратегическую задачу упорядочения наших экономических проблем. Президент должен предложить и отстоять достойное место России в мировом сообществе. Пока же мы не определились ни по внешней стратегии, ни по тактике и мечемся от страстной дружбы с американцами до нежных поцелуев с китайцами. А между двумя этими полюсами пытаемся еще дружить либо с арабами, либо с японцами.
       Требуется долгосрочная и понятная стратегия. Нужно перестать относиться к Западу как к дойной корове, а самих себя рассматривать как сырьевой придаток. Именно этот комплекс второсортности позволил создать юридические условия, выгодные для наших сырьевиков и основанные на принципе: добыли, продали, украли, что осталось, проели. Это и есть наши базовые правила игры в экономике.
       Нужно добиться того, чтобы Запад перестал воспринимать нас как врага, научиться договариваться, понять, что мы сами очень опасны для внешнего мира, потому что ведем себя так, как будто одни живем на этой планете. Например, заваливаем мировой рынок демпинговым сырьем, которое можем из-за внутренней нестабильности или иных причин, например, передела власти или собственности, вдруг перестать поставлять. А это обязательно приведет к крупным кризисам на мировых рынках. Это паника в мировом масштабе. Никому на Западе совершенно не хочется из-за наших пиаровских технологий попасть в крах.
       — Но у Запада, как известно, голова болит и от своих собственных проблем. Специалисты уже давно предрекают наступление серьезного финансового кризиса...
       — ...который идет уже давно, но просто был растянут во времени и пространстве за счет ресурсов России и Юго-Восточной Азии. Но скоро этот «щадящий» процесс все равно закончится, и на Западе могут произойти полноценный кризис и реальный крах финансовых систем. Американский доллар, по мнению некоторых экспертов, уже сейчас обеспечен всего процентов на восемь. Если этот кризис наложится на наш, то может получиться суперрезонанс.
       Мировой кризис предопределен, но вину за него могут постараться свалить на Россию. Идет объективный процесс деидеологизации мировых финансовых рынков и образования трех других финансовых центров: американцам остается Америка, Европе — Европа, а в Юго-Восточной Азии, несмотря на энергичные усилия, японцы уходят с финансового рынка, и начинает господствовать китайский юань.
       Вообще вся атака на Юго-Восточную Азию была связана с двумя целями: первая — скачать ресурсы для замедления «агонии» американского доллара, что и было достаточно успешно осуществлено, и вторая — снизить финансовые возможности китайских элит, потому что экономики практически всех стран Юго-Восточной Азии принадлежат китайским диаспорам. Примерно 70—80 процентов денег, которые сгорели в кризисе, принадлежали именно им. Но «обвалить» юань не удалось, и Юго-Восточная Азия не упала так, как планировалось. Там идет образование своего финансового рынка и создание китайской сверхдержавы. При всех кризисах Китай останется гораздо более сильным и неуязвимым государством, чем все остальные.
       — Не опасен ли такой сильный сосед под боком у слабой России? Ведь пробу сил на острове Даманском нельзя опрометчиво вычеркивать из памяти.
       — В предстоящих крайне сложных внешних условиях у России вполне возможны войны с близлежащими соседями, которые могут быть вызваны желанием государств, испытывающих переизбыток населения, решить свои территориальные проблемы за счет России. К ним относится и Китай, где существует проблема жизненного пространства. При этом нужно учесть, что война Китая с кем-нибудь из крупных соседних государств была бы выгодной и для тех же американцев, которые будут пытаться, в том числе и военным «подстрекательством», остановить надвигающийся мировой реальный кризис, чтобы приостановить превращение Китая в крупнейшую супердержаву.
       Кстати, как ни цинично это звучит, но в этом смысле России нужны свои Басаевы, только не террористы, а воины — защитники страны. Для нас чрезвычайно важен Кавказ, где народы исторически отсортировались «по Дарвину» как воины. А во всех военных конфликтах именно профессиональные воины умеют воевать и остаются живыми. Но мы, решая чеченскую проблему, этот важный положительный ресурс превратили в полную противоположность, и вместо укрепления армии мы ее еще раз подставим. Если немедленно не решим политическим путем проблему Чечни, то потеряем и нашу армию, и реальную обороноспособность страны.
       — Теперь самый главный вопрос: откуда взять деньги для решения проблем, которые вы уже перечислили?
       — Не верьте тому, кто говорит, что у нас нет денег. Их у нас более чем достаточно, но все они работают не в реальном секторе отечественной экономики, а в теневом или на Западе. Проблема легализации — это третья задача государственного экономического переустройства. Срочно необходим закон о легализации и изменении налоговой системы.
       Главная задача состоит в том, чтобы капитал мог вернуться в страну и работал на нее. Легализация — единственный способ выживания элиты, единственная возможность уйти от уничтожения и «зачистки» и отрезания Западом этих ресурсов от России. Именно инстинкт самосохранения принуждает не очень чистую на руку элиту идти депутатствовать в Госдуму. Нужно помнить, что других финансовых источников для решения экономических задач, кроме собственных денег, находящихся в тени и на Западе, у России не существует в принципе. Элита не отдает себе отчета, что Россия через войну в Чечне сама себя в глазах мирового сообщества делает изгоем, и это приведет к изоляции и потере российской элитой своих финансовых средств на Западе.
       — Российская элита сегодня в панике. Она смешна в своем желании понравиться И. О. Она вызывает ужас в своем метании от ОВР к «Единству» и, если не обломится, обратно. Грустно видеть надежду России такой услужливо-трепещущей, и Путину это, похоже, нравится.
       — Нравиться — не политическая категория. Президент, чтобы стать легальным, должен опираться только на здоровую часть федеральной элиты и на здоровую часть региональных элит. При этом важно понимать, что далеко не все губернаторы принадлежат к региональным элитам, представляющим собой реальную Россию. Опора на подхалимов никогда себя не оправдывала.
       Вообще «центр — регионы» — основа основ. Исторически Россия как государство сложилась как итог созидательной деятельности славянских и тюркских народов. Одной из причин приостановки распада России было установление эффективных взаимоотношений двух лидеров — Ельцина как общероссийского лидера и Шаймиева как неформального лидера тюркских народов. И это партнерство остановило процесс распада и сцементировало двуглавую Россию. Шаймиев смог при поддержке Ельцина укротить и поставить под контроль националистов.
       Но непонимание Шаймиевым своей уникальной роли лидера и участие в политических играх, приводящих к ослаблению России, чуть не запустили дезинтеграционные процессы. К счастью, наши народы оказались мудрее политиков, и в этом состоит одна из главных, глубоко скрытых идеологических причин победы Путина и его блока «Единство» на выборах в Думу. Шаймиев, неформально второй по рангу после президента лидер в России, опустил себя до уровня обычного губернатора.
       — Вы имеете в виду то, что он дал втянуть себя в союз с Лужковым?
       — Именно это. Но восточный менталитет сделал свое дело: поняв инстинктивно, хотя и поздно, свою ошибку, он дистанцировался, подставив вместо себя Яковлева, и теперь пытается снова вернуть себе прежнюю роль второго лидера. Но одно лишь участие в оргкомитете по сбору подписей в пользу Путина этой проблемы не решает.
       Существует лишь одна альтернатива: либо Шаймиев успеет восстановить свою прежнюю роль, либо в России появится новый лидер тюркских народов. В случае краха российской политики в Чечне у Шаймиева может появиться соблазн вернуть себе роль лидера, возглавив новую волну сепаратизма. Этот путь для него — окончательная политическая смерть, потому что отделение тюркских народов от России — это смерть и России, и тюркских народов.
       — Что же может стать консолидирующей целью для новой России?
       — Цель одна — сильная созидательная Россия, опирающаяся на благосостояние граждан, уважение во всем мире и стабильность. Но эту цель кто-то должен первым поставить. Этот человек — президент России. Консолидирующая идея — постараться стать порядочным человеком, чтоб тебя уважали, а не боялись. Если раньше мы лишь ощущали на уровне подсознания потребность в национальной идее, то сейчас практические проблемы диктуют уже необходимость ее наличия. Чтобы ее создать, нам нужно сейчас не заниматься решением искусственных проблем, а учиться выявлять и решать реальные задачи. А это требует изменения сознания, а не манипулирования им. Но государство с полицейским режимом этой задачи в принципе решить не может.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera