Сюжеты

ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЙ КАТОК

Этот материал вышел в № 5 от 24 Января 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

В Москве на Щербаковской улице произошла трагедия, подробности которой тщательно скрываются милицией В субботу 15 января в 17.30 водитель джипа «Тойота» с государственным номером «Н 070 КВ 99 rus» не справился с управлением и врезался в...


В Москве на Щербаковской улице произошла трагедия, подробности которой тщательно скрываются милицией
       
       В субботу 15 января в 17.30 водитель джипа «Тойота» с государственным номером «Н 070 КВ 99 rus» не справился с управлением и врезался в людей, стоявших на трамвайной остановке.
       Через полчаса на месте происшествия в районе дома номер 55 по улице Щербаковской чуть ли не в полном составе собралось руководство УВД Восточного округа. Поскольку за рулем джипа находился бывший оперативный дежурный ГИБДД Восточного округа 42-летний капитан милиции Владимир Александрович Казиев.
       То, что офицер был пьян, не отрицает даже милиция.
       По сведениям «Интерфакса», в аварии пострадали шесть человек. Пятеро доставлены в больницу в тяжелом состоянии. Труп пожилой женщины отвезен в морг.
       Никакой дополнительной официальной информации нет.
       Забыли, замяли, показали раз по телевизору, и хватит, больше не надо, зачем людям при сложной-то жизни чернуха, трупы, кровь на асфальте? Родимый город должен спать спокойно.
       Так все произошедшее выглядит в глазах милиционеров.
       В каждом событии каждый видит что-то свое. Политики в любой трагедии ищут выгоду или происки оппозиции. Столичный мэр, комментируя произошедшую трагедию, сказал, что сотрудники ГИБДД распустились, расслабились, потеряли всякое подобие дисциплины после снятия Анатолия Куликова. И вот результат.
       Каждый кулик поет о своем болоте. Как будто раньше милиция не ездила, презирая правила и нас с вами.
       Тем временем в больнице скончался от тяжелых травм еще один из стоявших на остановке людей.
       
       Мы хотели дать слова очевидцев трагедии прямым текстом, безо всяких комментариев. Хотели, но не смогли. Слишком страшно.
       Вы можете себе представить мгновенно впитывающий кровь грязный снег, стонущих людей, десять–пятнадцать машин «скорой помощи» и милиционеров, которые стоят в стороне и ничего не делают?
       Студентка шестого курса Второго медицинского института Марина Тищенко, которой в ближайшей к месту аварии 36-й городской больнице ампутировали ногу, рассказывает, что джип несся по Щербаковской улице со страшной скоростью, на трамвайных путях его развернуло, и «Тойота» боком влетела на остановку.
       «Милиция приехала на пятнадцать минут раньше, чем «скорая». С каждой минутой машин ГИБДД становилось все больше и больше. Ни один из милиционеров ко мне не подошел», — вспоминает Марина.
       Помощь оказали те, кто остался в живых. Кто-то вызвался проводить маму до остановки.
       Еще Марина запомнила холодное мерцание милицейских мигалок.
       Дочь Римма Ивановна увидела сразу. Просила пропустить. Ее не пускали — сказали, смотреть страшно. Спасла профессиональная выдержка — мать Марины работает врачом-травматологом.
       Римма Ивановна бросилась к машине «скорой». «Рядом с Мариной, скрестив руки на груди, стояла фельдшер, не делая ни шага в ее сторону и даже не пытаясь помочь. Как выяснилось, у «скорой» не было ни антишокового препарата, ни жгута. Не было даже носилок. Но, самое главное, не было «указаний». «Минут десять ее даже не клали в «скорую». Потом долго не увозили», — вспоминает мать Марины.
       Выяснилось, что все зависит от распоряжений милиции. А милиция заботилась не столько о потерпевших, сколько о виновнике происшествия, который еле стоял на ногах.
       «Милиции было видимо-невидимо. Они стояли и не оказывали никакой помощи. Ждали. Я требовала, чтобы «скорую» быстрей отправляли в больницу, но какой-то сержант мне ответил: «Вы тут у нас не одна, у нас здесь еще восемь лежат». Подскочил другой и сказал»: Мы сейчас ждем указаний, сейчас вас отправим».
       Мы рассказываем только одну историю, потому что у нее не самый плохой финал. Марине ампутировали ногу, но она осталась жива.
       Врачам городской больницы приходилось, простите за банальность, бороться за каждую секунду. На каталке — обезболивающее, капельницу. И сразу на операционный стол.
       Две женщины, пострадавшие в этом ДТП, находились в крайне тяжелом состоянии. Мы позвонили заведующему второй травматологией Петру Сальникову перед подписанием номера — он нас заверил, что сейчас пациенткам уже лучше.
       Лучше — это остаться в 23 года без ноги. Даже в голосе врача, привыкшего «и не такое видеть», сочувствие и боль.
       Лучше — это тяжелейшая черепно-мозговая травма. Другую пострадавшую — Тамару Васильевну Головкину, пенсионерку 69 лет, наш корреспондент побоялся фотографировать.
       У нее, лежащей в отделении нейрохирургии, почти нет лица. То, что осталось, густо замазано зеленкой. Заплывший глаз, открытый рот. Сломаны левая нога и левая рука. Врач предупредил сразу — ни в коем случае не разговаривать.
       Подруга Тамары Васильевны по работе дежурит у койки: «Одна она живет. Выйдет, а ей помочь некому. Нужен будет корсет, потому что поврежден позвоночник. А этот (капитан милиции) все равно останется безнаказанным. Как всегда. Не верю, что делу дадут ход».
       По словам очевидцев, на месте преступления был не один, а два трупа: пожилой женщины и мальчика. Дежурный врач морга эту информацию категорически опровергает.
       Точно так же, как милицейские чины опровергают информацию о том, что Владимир Казиев на момент аварии был действующим оперативным дежурным ОВД Восточного округа.
       «Любой наезд на дороге для нас очень трагичен, — говорит начальник отдела пропаганды ГИБДД Москвы Галина Сергеевна Плотникова. — Ни один человек не имеет права садиться за руль в нетрезвом состоянии вне зависимости от его профессии или занимаемой должности.
       «Что касается данного происшествия, — продолжает она,— то виновный не является сотрудником ГИБДД. За несколько дней до случившегося он уволился с работы по собственному желанию».
       Примерно то же самое говорит начальник управления ГИБДД Восточного округа Вячеслав Юрьевич Фырнин, который одним из первых приехал на место аварии.
       Начальник управления сказал, что дело Казиева будет проходить по статье 264 Уголовного кодекса Российской Федерации — «нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств».
       Мы категорически не согласны. По нашему мнению, действия милиционера вполне подпадают под действие статьи 109 Уголовного кодекса. Ее второй пункт звучит так: «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, а равно причинение смерти по неосторожности двум или более лицам».
       Скажите, соблюдать правила дорожного движения — это обязанность или нет? Тем более — не профессиональная ли?
       Казиева якобы за три дня до аварии уволили из органов внутренних дел. Это — всего лишь одна запись в книге отдела кадров. Сделали эту запись до или после аварии?
       Почему на месте преступления было столько милицейских машин? Быть может, потому, что капитан ГИБДД, которого коллеги под руки вывели из джипа «Тойота», в тот момент еще носил милицейские погоны?
       И наконец. Сколько человек погибло в результате пьяной «неосторожности» капитана ГИБДД?
       Мы пытались найти ответы на интересующие нас вопросы сами. Ходили по ближайшим магазинам, подъездам, искали свидетелей. И, знаете, какое странное совпадение — все, кто мог что-нибудь рассказать, работают «в другую смену», «в ближайшее время их не будет». Все — это охранники дома напротив остановки, грузчики и продавщицы продуктового магазина на другой стороне улицы. Женщина, продающая прямо напротив остановки газеты, сказала, что сама она ничего не видела, а ребята, которые собирают палатку, будут только в семь вечера. Мы узнали, что на следующее утро их вызвали свидетелями в милицию.
       Вместо одних «ребят» пришли другие.
       Что это — заурядное нежелание вмешиваться? Или ОВД просило ничего не говорить журналистам? Так, скорее всего, могут покрывать только своего.
       Так или иначе, мы хотим получить официальные ответы на наши вопросы. Наши юристы готовы помочь всем пострадавшим в результате аварии составить заявление в суд. Но слушать уклончивые комментарии мы не будем.
       
       P.S.
       Благодарим корреспондента НТВ Ивана Волонихина, сотрудника отдела по связям с общественностью «службы спасения» Екатерину Бодрину и сотрудников 36-й городской больницы за помощь в подготовке материала.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera