Сюжеты

МУЗА — НЕРУШИМАЯ СТЕНА

Этот материал вышел в № 5 от 24 Января 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Даже в городе, который разрушен Анна Ахматова «Поэма без Героя». Моноспектакль Аллы Демидовой с участием Камерного оркестра театра «Новая опера» (дирижер — Евгений Колобов) В студенчестве рецензенту «Новой газеты» случилось читать...


Даже в городе, который разрушен
       
       Анна Ахматова «Поэма без Героя». Моноспектакль Аллы Демидовой с участием Камерного оркестра театра «Новая опера» (дирижер — Евгений Колобов)
       
       В студенчестве рецензенту «Новой газеты» случилось читать Плутарха. Рецензент немного вынес, но одно рассуждение в нем застряло навеки. Обстоятельно доказывая, что властитель Крита и враг Афин царь Минос был правителем и воителем, но вовсе не исчадием ада, а хмурый его полководец Тавр не был человекобыком и не пожирал афинских пленников в лабиринте (как утверждали впоследствии гениальные трагики Аттики), — Плутарх заключает:
       «Из этого примера видно, как опасно навлекать на себя ненависть городов, у которых есть прозаики и поэты».
       Россия начала ХХ века кажется разоренным городом, которому недостало поразительным образом ни прозаиков, ни поэтов, соразмерных его трагедии. И не оттого ли кажется теперь, что мы — родом из какого-то другого города...
       Поменьше. С иным диалектом. С гоголевской лужей на пупе рыночной площади, меж управой и казармой. С довольно уездным архитектурным ордером.
       Это ощущение растет и ветвится быстро, как липовые, осиновые побеги в трещинах ампирных фасадов некогда блистательной, балетной, а потом пыльной и обветшалой улицы Росси.
       Посему, отправляясь на моноспектакль Аллы Демидовой «Поэма без Героя», рецензент ставил скверный эксперимент на себе.
       ...Этот текст оттолкнет ли ожесточенное восприятие?
       Или овладеет сознанием, как это было с первыми слушателями в блокаде, а с нами пять—восемь лет назад?
       ...Алла Демидова не играет Анну Ахматову. К счастью, на сцене нет ни шали, ни кустарного платка в розанах, ни камей, ни черных агатов. Прямые, жесткие нынешние темные зеркала в латунной оправе не воспроизводят зал Фонтанного Дома, лишь напоминают о нем. И — бесконечно множат силуэт стоящей на сцене.
       Рама без портрета, с воистину черным квадратом смотрит в зал. Ночной столик и кресло красного дерева — на сцене. В старом подсвечнике — одна прямая свеча. Актриса одета и держится как «наследница по прямой». Той же породы, следующего поколения.
       Мысль о предках и о потомках — одна и та же в сущности мысль. В 1920—1930-е и теперь — разрыв был бы (или — был) самоубийством: человек, не укорененный в своей культуре, погибнет от нелюбви к самому себе.
       А мы... Мы родом из руин великого города.
       Моноспектакль Аллы Демидовой — прямое, хриплое, горьковатое напоминание о том. Жест гражданского просветительства: счастливы страна и нация, у которой элитарная культура считает нравственно необходимым для себя именно такой жест, а слушатели воспитаны в готовности к восприятию.
       Сама «Поэма без Героя», энциклопедия Серебряного века, была не в последнюю очередь таким жестом. И не ее ли художественной силе обязаны мы воскрешением той эпохи в сознании поколений 1950—1960-х?
       А значит, и сохранением способности понимать текст как плотный сплав культурных слоев, все его третьи, седьмые, двадцать девятые смыслы.
       О культурных слоях: составитель программки к этому моноспектаклю обязан показать текст умному филологу. Умный филолог — строк пять попросит исправить немедленно.
       В «музыкальный контекст» поэмы наряду с «Чаконой» Баха, Седьмой симфонией Шостаковича, «Карнавалом» Шумана неотменимо вписан «Петрушка» Стравинского. В нем — лейтмотив поэмы. Петербургская арлекинада кукольного треугольника Петрушка—Балерина—Арап не случайно близка к фабуле «1913 года». Из балета в текст перешла Пляска Кучеров. Их объединяет и место действия — «балаганное» Марсово поле.
       Страшная ирония петербургской топографии известна Ахматовой, это она отметит в записях: знаменитая в 1910-е годы дамская лавка «Смерть мужьям» располагалась на Невском чуть ли не в том же доме, который заняла военная прокуратура в конце 1930-х...
       
       P.S.
       Этот камерный моноспектакль был бы идеальной основой для телефильма.
       С комментарием, с крупными планами лица и жестов, с панорамной съемкой Фонтанки и Галерной, со всей пестротой одежд, лиц, полотен, театральных эскизов, втянутых в водоворот текста, — этот учебный для школ, гимназий, пединститутов предназначенный фильм учил бы прежде всего забытому изяществу жеста, строки и линии. Блеску высокой культуры. Уважению к самим себе.
       Стоим мы этого наследия или нет, но оно наше.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera