Сюжеты

МУЗА — НЕРУШИМАЯ СТЕНА

Этот материал вышел в № 5 от 24 Января 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Даже в городе, который разрушен Анна Ахматова «Поэма без Героя». Моноспектакль Аллы Демидовой с участием Камерного оркестра театра «Новая опера» (дирижер — Евгений Колобов) В студенчестве рецензенту «Новой газеты» случилось читать...


Даже в городе, который разрушен
       
       Анна Ахматова «Поэма без Героя». Моноспектакль Аллы Демидовой с участием Камерного оркестра театра «Новая опера» (дирижер — Евгений Колобов)
       
       В студенчестве рецензенту «Новой газеты» случилось читать Плутарха. Рецензент немного вынес, но одно рассуждение в нем застряло навеки. Обстоятельно доказывая, что властитель Крита и враг Афин царь Минос был правителем и воителем, но вовсе не исчадием ада, а хмурый его полководец Тавр не был человекобыком и не пожирал афинских пленников в лабиринте (как утверждали впоследствии гениальные трагики Аттики), — Плутарх заключает:
       «Из этого примера видно, как опасно навлекать на себя ненависть городов, у которых есть прозаики и поэты».
       Россия начала ХХ века кажется разоренным городом, которому недостало поразительным образом ни прозаиков, ни поэтов, соразмерных его трагедии. И не оттого ли кажется теперь, что мы — родом из какого-то другого города...
       Поменьше. С иным диалектом. С гоголевской лужей на пупе рыночной площади, меж управой и казармой. С довольно уездным архитектурным ордером.
       Это ощущение растет и ветвится быстро, как липовые, осиновые побеги в трещинах ампирных фасадов некогда блистательной, балетной, а потом пыльной и обветшалой улицы Росси.
       Посему, отправляясь на моноспектакль Аллы Демидовой «Поэма без Героя», рецензент ставил скверный эксперимент на себе.
       ...Этот текст оттолкнет ли ожесточенное восприятие?
       Или овладеет сознанием, как это было с первыми слушателями в блокаде, а с нами пять—восемь лет назад?
       ...Алла Демидова не играет Анну Ахматову. К счастью, на сцене нет ни шали, ни кустарного платка в розанах, ни камей, ни черных агатов. Прямые, жесткие нынешние темные зеркала в латунной оправе не воспроизводят зал Фонтанного Дома, лишь напоминают о нем. И — бесконечно множат силуэт стоящей на сцене.
       Рама без портрета, с воистину черным квадратом смотрит в зал. Ночной столик и кресло красного дерева — на сцене. В старом подсвечнике — одна прямая свеча. Актриса одета и держится как «наследница по прямой». Той же породы, следующего поколения.
       Мысль о предках и о потомках — одна и та же в сущности мысль. В 1920—1930-е и теперь — разрыв был бы (или — был) самоубийством: человек, не укорененный в своей культуре, погибнет от нелюбви к самому себе.
       А мы... Мы родом из руин великого города.
       Моноспектакль Аллы Демидовой — прямое, хриплое, горьковатое напоминание о том. Жест гражданского просветительства: счастливы страна и нация, у которой элитарная культура считает нравственно необходимым для себя именно такой жест, а слушатели воспитаны в готовности к восприятию.
       Сама «Поэма без Героя», энциклопедия Серебряного века, была не в последнюю очередь таким жестом. И не ее ли художественной силе обязаны мы воскрешением той эпохи в сознании поколений 1950—1960-х?
       А значит, и сохранением способности понимать текст как плотный сплав культурных слоев, все его третьи, седьмые, двадцать девятые смыслы.
       О культурных слоях: составитель программки к этому моноспектаклю обязан показать текст умному филологу. Умный филолог — строк пять попросит исправить немедленно.
       В «музыкальный контекст» поэмы наряду с «Чаконой» Баха, Седьмой симфонией Шостаковича, «Карнавалом» Шумана неотменимо вписан «Петрушка» Стравинского. В нем — лейтмотив поэмы. Петербургская арлекинада кукольного треугольника Петрушка—Балерина—Арап не случайно близка к фабуле «1913 года». Из балета в текст перешла Пляска Кучеров. Их объединяет и место действия — «балаганное» Марсово поле.
       Страшная ирония петербургской топографии известна Ахматовой, это она отметит в записях: знаменитая в 1910-е годы дамская лавка «Смерть мужьям» располагалась на Невском чуть ли не в том же доме, который заняла военная прокуратура в конце 1930-х...
       
       P.S.
       Этот камерный моноспектакль был бы идеальной основой для телефильма.
       С комментарием, с крупными планами лица и жестов, с панорамной съемкой Фонтанки и Галерной, со всей пестротой одежд, лиц, полотен, театральных эскизов, втянутых в водоворот текста, — этот учебный для школ, гимназий, пединститутов предназначенный фильм учил бы прежде всего забытому изяществу жеста, строки и линии. Блеску высокой культуры. Уважению к самим себе.
       Стоим мы этого наследия или нет, но оно наше.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera