Сюжеты

ПРИНЦ И НИЦШЕ

Этот материал вышел в № 6 от 27 Января 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Запад задумался над загадкой русской души престолонаследника Загадочность русской души — следующий после нефти и газа отечественный продукт, который хорошо продается на Западе. Рынок ему обеспечен, конкурентов нет — по способности...


Запад задумался над загадкой русской души престолонаследника
       
       Загадочность русской души — следующий после нефти и газа отечественный продукт, который хорошо продается на Западе. Рынок ему обеспечен, конкурентов нет — по способности загадывать остальному миру загадки, к тому же в отличие от теоремы Ферми не имеющие решения, с нами никто не сравнится.
       С конца теперь уже прошлого века западный рационализм безуспешно пытается проникнуть в смысл еще двух шарад русского сфинкса. Первая, естественно, — новая война в Чечне. На этот раз Запад уже даже не дивится тому, что российская власть опять отправляет армию для «окончательного решения» чеченской проблемы. После тридцатилетней кавказской войны, сталинской депортации и первой ельцинской попытки «навести там конституционный порядок» на Западе уже привыкли к тому, что Чечня для России — что Бангладеш для Василия Ивановича, которую тот без конца сдирает и расчесывает.
       Удивляет реакция общества. Во время первого чеченского похода Кремля оно демонстрировало естественные рефлексы нормального живого организма — способность возмущаться и сострадать, вынудив Ельцина дать задний ход, чтобы вслед за проигранной войной не проиграть выборы. Почему спустя четыре года в этой же стране, чтобы выиграть, новому президенту нужна новая война, иностранцам понять трудно. Как и то, почему ей рукоплещет называющая себя политической элитой братва, прекрасно знающая, какими методами «зачищает» Чечню российская армия и какую цену, измеряемую в жизнях, новых руинах, прорехах в экономике и потере остатков международного авторитета, платит за это страна.
       Конечно, от западного негодования нетрудно отмахнуться, давать отпор классовому врагу нас учили еще в советской школе. Самый привычный ответ: не учите нас жить, тем более жить в России. И хотя негров в Америке больше не линчуют, но ваш Вьетнам и ваш Алжир у нас на памяти, а бомбардировки Косово и Белграда — еще перед глазами. К тому же Чечня, как известно, наше внутреннее, а не ваше собачье дело.
       Ответ убедительный, крыть на него Западу нечем, разве что напомнить, что свои колониальные войска он оставил в прошлом веке, а наземные войска (вместе с российским контингентом) отправил в Косово не воевать, а следить за исполнением достигнутого политического соглашения. Да и много ли для нас утешения в том, что мы ведем себя в собственном доме не лучше, чем те колонизаторы и натовские агрессоры, которых еще недавно с таким истовым пылом осуждали?
       Сколько жертв и новых, обещанных премьером взорванных домов понадобится контуженному и оглохшему к чужим страданиям обществу, чтобы осознать, что его гонять под барабанный патриотический бой прямиком по военно-кавказской дороге то ли в ельцинское, то ли в сталинское прошлое?
       Это одна из русских загадок.
       Есть и другая — будущий российский президент. Хотя в отличие от следующего американского его имя заранее известно, для Запада, как, впрочем, и для большинства собственных сограждан, он остается человеком в маске. Вроде бойца спецназа. Что поделаешь, профессия обязывает. Известно лишь, что у этого человека без политического прошлого головокружительное политическое будущее, иначе разве стали бы с таким восторгом присягать ему на верность губернские князья и столичные бояре, да и люд из творческого цеха не норовил бы прижаться щекой к голенищу.
       Почувствовав наметившийся подъем всенародной любви к новому верховному правителю России, который должен обеспечить ему благостную коронацию, заторопились в Москву и западные посланцы. Принц еще не стал королем, но обзавелся ядерной кнопкой, и есть смысл не только поближе с ним познакомиться, приподнять краешек маски, но и попробовать повлиять на его политическое и профессиональное образование, довести до него реалии того мира и того века, в которых России придется существовать, хочет она этого или нет. А заодно с учетом предстоящей, если уже не состоявшейся смены российской власти, прояснить для себя некоторые проклятые «русские вопросы». Например, куда чаще будет косить глазом двуглавый российский орел — на Запад в сторону МВФ или на Восток в направлении Китая? Понятно, что, отправляясь за кредитами, придется снимать мундир и переодеваться в цивильное европейское платье. Дома же можно ходить и в не стесняющей движения одежде. Уже сейчас с точки зрения политических нравов Россия под ручку с Белоруссией все заметнее сдвигается в сторону Азии, заимствуя и опыт проведения выборов, и технологию власти у лидеров Казахстана, Узбекистана и у туркменбаши.
       Другой вопрос, что будет с российской экономикой? Финансировать продолжение затягивающейся чеченской войны из кармана МВФ Запад, судя по всему, не намерен. Что же до дальнейшего курса российских «реформ», то понять, на советы кого из своих нынешних политических друзей — Чубайса, Березовского или Селезнева — будет полагаться будущий президент, задача явно недоступная для западных аналитиков. Как непонятна им и диалектика российского престолонаследия: в стране, где до сих пор не решен вопрос с правом частной собственности на земельные участки, президент по завещательному распоряжению может передать своему избраннику в наследство целую страну.
       Главное же — иностранные наблюдатели, вглядывающиеся в политической туман России, стремятся понять, кто в действительности управляет российской «тройкой» и куда она скачет: в какую сторону, в какой век. Движется ли эта страна вместе с остальным миром из ХХ в XXI век или предпочитает по укоренившейся народной традиции и, следуя собственному календарю, упрямо праздновать вместе со Старым Новым годом новый старый век?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera