Сюжеты

Доктор МАКСИМОВИЧ: БЕДЫ ОТ ЧИНОВНИКА, ТАЛАНТ ОТ БОГА

Этот материал вышел в № 7 от 31 Января 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

БЕДЫ ОТ ЧИНОВНИКА, ТАЛАНТ ОТ БОГА Эмиссары из-за рубежа предлагали ему клиники в Америке и Австралии, Англии и Франции, но он отказывался. Категорически. На дворе был 91-й год... Его предки в 17-м не уехали из России, так почему же он...


БЕДЫ ОТ ЧИНОВНИКА, ТАЛАНТ ОТ БОГА
       
       Эмиссары из-за рубежа предлагали ему клиники в Америке и Австралии, Англии и Франции, но он отказывался. Категорически.
       На дворе был 91-й год... Его предки в 17-м не уехали из России, так почему же он должен теперь, когда вот-вот колосс рухнет и, возможно, удастся создать что-то свое?
       Советского Союза не стало. Начался новый этап его хождения по мукам — еще более жесткий. Какие только крыши, в прямом и переносном смысле, ему ни предлагали. Но практически всегда выдвигали одно и то же условие — ты наша собственность. Иными словами, очень хотели приватизировать доктора Ивана Максимовича. А для него свобода и возможность лечить людей — основные составляющие смысла существования. Он трудоголик. И поэтому — счастлив.
       А еще считает, что ему повезло с учителями: академиками Н. Н. Малиновским, Б. В. Петровским и член-корреспондентом И. Е. Рабкиным, который давно работает в Бостоне
       
       Прапрадед Ивана Васильевича — доктор Максимович — в XVII веке стал основателем отечественного акушерства и гинекологии. Может быть, это повлияло на его выбор, хотя на вопрос: «Почему же все-таки пошел на медицинский?» — ответить не может.
       На втором курсе Иван Васильевич увлекся сосудистой хирургией, к пятому была готова диссертация, подтвержденная тремя авторскими свидетельствами. Во время защиты один из академиков воскликнул: «Это ж докторская!» Другой возразил: «И поэтому ее надо сократить до кандидатской». Как в анекдоте. У нас почему-то всегда жизнь талантливых людей подобна грустному анекдоту.
       
       В медицине есть понятие — тяжесть перенесенной операции: иногда хирургическое вмешательство наносит организму человека такую глубокую рану, что неизвестно, отчего организм больше страдает: от заболевания или от лечения. Вот поэтому молодой медик и увлекся эндоваскулярной хирургией. Нагрузка на больного здесь мизерная: операция проходит без наркоза под местной анестезией. Через маленькое пункционное отверстие набедренной артерии с помощью катетера исследуется весь организм — от головы до пят. На следующий день после операции, даже если она была на сосудах сердца или головного мозга, больной уже ходит.
       Конечно, можно было бы заняться чем-то привычным или модным, но Ивану Васильевичу было неинтересно заниматься тем, чем занимаются все.
       И на 6 лет раньше, чем в Америке, доктор Максимович разработал методику лечения тромба, вызывающего инфаркт. (При помощи того же катетера, немного толще человеческого волоса.) Если такую процедуру успеть сделать в первые 6 часов — инфаркт развиться не успеет. Если в течение 12 часов — инфаркт разовьется, но в гораздо меньшей степени.
       Эксперименты перешли в успешные операции. На базе 4-го Главного управления при Минздраве СССР было решено создать лабораторию для экстренного лечения членов Политбюро.
       И здесь случился анекдот второй: лабораторию не открыли, испугавшись... ЦРУ. Вдруг тамошние специалисты уловят длину волны, на которой будет передаваться кардиограмма члена Политбюро, и все узнают о болезни. Я не шучу, это так и было.
       
       Бог с ней, с лабораторией. Ее нет, но есть болезнь, которая загадывает новые загадки. Тромб убрали, инфаркта нет, но остался суженный сосуд. Какой-нибудь стресс — и больного опять с закупоркой сосудов увозят на «скорой».
       Что только медики не пытались с этим делать... Били склеротические бляшки ультразвуком. Все разлеталось — бляшки целы. Нагревали до температуры 4000 в безвоздушном пространстве. Все разваливалось — бляшки целы. Пытались воздействовать кислотой. Все бесполезно.
       Помог третий анекдот. Однажды некого было послать на симпозиум «О применении лазера в медицине». Послали Максимовича. Так, для галочки... В Ульяновске он встретился с представителем фирмы НПО «Исток», что во Фрязине. Разговорились. Максимовичу предложили испробовать лазер. Так он попал в лабораторию академика М. Д. Девяткова, сотрудничество с которым продолжалось многие годы и дало великолепные результаты.
       На опытах отлично подтвердилась сила лазера: бляшки исчезали, сосуды оставались невредимыми. Это было в 1980—1981 гг. Подобные разработки одновременно проводились и в США. Американцы вложили в эту программу миллиарды долларов, были подключены ученые из космических программ. Но у них не получалось, даже в эксперименте.
       Наш же лазер был разработан вопреки законам лазерной техники, но работал прекрасно. И тогда Иван Васильевич стал шаг за шагом отрабатывать американскую программу в обратной последовательности, чтобы узнать, в чем их ошибка. Шесть лет совместной с физиками каторжной работы в подвальных лабораториях «почтового ящика» убедили их в собственной правоте. Отрицательные отзывы американцев были опровергнуты.
       
       Анекдот четвертый. С печальным финалом. Когда все уже фактически было готово, в жестком споре схлестнулись два академика: один — от медицины, другой — от физики, выясняя, кто из них внес больший вклад в разработку Максимовича. Битва двух гигантов закончилась, естественно, увольнением самого Максимовича.
       Но уже в 1986 г., опередив всех, он сделал первую в мире уникальную операцию с применением лазера: больному грозила ампутация ноги — гангрена. Доктор Максимович ногу спас. Потом операции последовали одна за одной, работа и жизнь вошли в спокойное русло.
       
       Анекдот пятый. Доктора Максимовича погубила слава, хотя он ее и не замечал. И зависть. Пресса, называвшая его «прорабом перестройки», сделала свое дело. Чужой успех не просто задел, а сильно ударил некоторых ученых-медиков. Почему какой-то молодой врач, а не мы?
       Они стали ждать, когда Максимович споткнется. Время шло, но он работал без промаха. Тем не менее после одной из операций у больного случилось осложнение. Вины врача в том не было, но как говорят: «Была бы статья, а человек найдется». Свалили все на Максимовича, твердо зная, что защищаться он не умеет. Иван Васильевич опять ушел.
       Ушел в госпиталь инвалидов войны. Через некоторое время там удалось создать свое отделение. Работа пошла. Операции стали проводиться не только на сосудах конечностей, но и сердца, головного мозга. Наработанная методика, прекрасно подготовленный персонал предоставили невиданные возможности. Даже американские коллеги удивлялись технической оснащенности и тому, что это было сделано в СССР.
       Но что такое госпиталь инвалидов? Подобные операции, по логике медицинского начальства, пристало делать только в элитарных институтах. «Богу — Богово, а Кесарю — Кесарево». И опять — то же самое... Выступления на симпозиумах, публикации научных статей в журналах, шумиха, поднятая в прессе. Доктор Максимович! Доктор Максимович! И ни слова о его начальстве.
       Анекдот шестой. Вдруг(?!) срочно понадобилось создать коммерческое отделение по трансплантации почки и именно на базе его отделения. Ни доктор Максимович, ни его коллеги с этим согласиться не могли. И ушли. Все.
       
       Положил конец его скитаниям по больницам указ Минздрава России, «запрещающий располагаться частным клиникам на площадях государственных медицинских учреждений». Вопрос встал ребром: или удастся создать свою клинику, или на нем и друзьях-единомышленниках жизнь поставит крест.
       Но мир не без добрых людей. В 1995 г. в Переделкине закипела стройка. А уже через три года клиника на 10 одноместных палат, оснащенная самой современной техникой, приняла новых больных.
       Но Иван Васильевич не успокоился. В одном из помещений строит больничную церковь. Ведь он — потомок святого Русской православной церкви митрополита Иоанна Тобольского, чье имя и носит его клиника.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera