Сюжеты

ГРОЗНЫЙ ПАЛ. ВПЕРЕДИ — МОСКВА?

Этот материал вышел в № 9 от 07 Февраля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Каждый день войны рейтинг Путина оказывается под артобстрелом В ночь на 1 февраля чеченские отряды покинули Грозный. Решение Масхадова о прекращении обороны не было ни вынужденным, ни неожиданным. В середине декабря, когда начались бои за...


Каждый день войны рейтинг Путина оказывается под артобстрелом
       
       В ночь на 1 февраля чеченские отряды покинули Грозный. Решение Масхадова о прекращении обороны не было ни вынужденным, ни неожиданным.
       В середине декабря, когда начались бои за город, чеченское командование заявило, что намерено удерживать столицу около двух месяцев. В момент, когда началась эвакуация чеченских сил, российская армия контролировала примерно 49% территории города. Пресловутое «кольцо блокады», как и следовало ожидать, оказалось дырявым.
       Откладывать эвакуацию дольше чеченцы уже не могли: чем ближе к центру города идут бои, тем более узким становится кольцо, тем меньше в нем прорех. Но, судя по всему, с уходом из города чеченское командование все равно запоздало. Во всяком случае, отступление сопровождалось чувствительными потерями — был тяжело ранен Шамиль Басаев, погибли руководители обороны Асланбек Исмаилов, Хункарпаша Исрапилов, Леча Дудаев. Чеченские источники заявили, что число погибших бойцов невелико, но гибель опытных командиров является серьезным ударом для масхадовских формирований. Погибли кадровые военные, получившие профессиональную подготовку еще в советское время, найти им замену гораздо сложнее, чем обычным полевым командирам.
       Парадоксальным образом, однако, именно эта неудача на поле боя обернулась первой крупной победой чеченцев в информационной войне. Дело в том, что находящийся под контролем Мовлади Удугова «Кавказ-центр» оказался единственным источником, своевременно сообщившим о серьезных потерях защитников города. Российские официальные средства массовой информации, постоянно опровергавшие «Кавказ-центр», вынуждены были его цитировать. К настоящему времени «Кавказ-центр» превратился в один из наиболее посещаемых сайтов «русского Интернета».
       Хуже того, российское командование не захотело признать факт эвакуации чеченских отрядов из Грозного, но и не смогло скрыть его от общества. Тем самым официальные лица поставили себя в совершенно идиотское положение. Если в декабре, когда бои за город уже были в полном разгаре, армейские начальники доказывали, что ничего не происходит, то в феврале, когда сражение закончилось, они стали сообщать об ожесточенных боях. Официальные лица в Москве стали доказывать прессе, что дела у чеченцев обстоят гораздо лучше, чем утверждает Удугов! Информационная неразбериха отражала полную растерянность руководителей операции.
       Разумеется, чеченцы из Грозного ушли не все — остались группы прикрытия, разведчики, отдельные бойцы, отставшие от своих подразделений. Они будут понемногу выходить из города, время от времени затевая стычки с армейскими частями. Остались мирные жители, которых всегда можно принять за переодетых боевиков, и переодетые боевики, которых можно счесть мирными жителями. «Зачистка» большого полуразрушенного города займет недели две. К концу этого срока пропагандистская версия событий и реальное положение дел более или менее сойдутся. Но что потом?
       
       Грядущая катастрофа и как с ней бороться
       Очередной этап второй чеченской войны закончился. Оправившись от первоначального шока, кремлевские пропагандисты дружно заговорили о решающем переломе и славной победе. Разумеется, это не остановит поток гробов из Чечни и не приблизит политического решения. Но для избирательной кампании Путина вполне достаточно уже того, что есть. Над дворцом Масхадова поднимут российский флаг, покажут по телевидению и в очередной раз заявят, что война близится к концу. Армия получит двухнедельную паузу, боевики — тоже.
       Часть чеченских боевиков получит даже отпуск за счет федералов: если правильно сдастся в плен — в соответствии с законом об амнистии. На фоне просачивающихся в прессу слухов о том, что творится в зоне, подконтрольной армии, «гуманное обращение с пленными» будет пропагандистски абсолютно необходимо. Их подлечат, подкормят, покажут по телевидению, а затем отправят жить на «освобожденные территории». Отдохнув некоторое время, чеченские бойцы вернутся в свои отряды или сформируют новые — благо достать автомат Калашникова не составляет никакого труда.
       После двух— или трехнедельной паузы боевые действия разгорятся с новой силой. Поскольку 23 февраля — очередная годовщина депортации чеченцев, организованной товарищем Сталиным, можно легко предсказать, когда именно начнется контрнаступление Масхадова. Непонятно только — где.
       Между тем на конец февраля и начало марта приходится разгар президентской избирательной кампании. Худшего для кремлевских властей сценария просто невозможно себе представить. Политикам в Москве придется серьезно задуматься, как выбираться из ловушки, в которую они сами себя загнали. Переговоры с «лояльными чеченцами» не только не решат никаких проблем, но даже не дадут пропагандистского эффекта. Виртуальная реальность, созданная в ходе декабрьских выборов, разрушается. Чем большим был эффект пропаганды на первом этапе, тем более катастрофическими окажутся последствия, когда обман окончательно раскроется.
       
       Каковы возможные варианты?
       Первый вариант — вернуться к изначальному плану создания «санитарного кордона». Еще летом здравомыслящие военные эксперты предлагали ограничиться оккупацией северной Чечни и созданием «зоны безопасности» вдоль Терека. Увы, после того, что случилось в январе, данный план уже не выглядит столь привлекательным. Откат армии к Тереку будет признанием поражения. В Надтеречном районе Чечни тоже ситуация за последнее время изменилась. Летом федералы могли рассчитывать там на поддержку или хотя бы на нейтралитет большинства населения. Независимая Ичкерия ассоциировалась у местных жителей с бандитизмом и разрухой. Но три месяца освобождения оказались еще хуже, чем три года независимости. Сейчас войска и российские чиновники вызывают сильнейшее раздражение. К тому же, поскольку «зона безопасности» своевременно создана не была, боевики уже просочились на север в достаточном количестве.
       Второй вариант — Хасавюрт-2, возврат к положению дел, существовавшему до лета 1999 года. Некое перемирие, признание де-факто чеченской независимости, вывод войск. Увы, этот путь тоже уже никого не устраивает. С одной стороны, после второй успешной кампании чеченцы будут требовать уже признания независимости де-юре. Но, с другой стороны, после трех лет «свободной Ичкерии» значительная часть населения и даже лидеров повстанцев прекрасно понимает, что «независимость» является мифом. Даже Масхадов и его окружение вряд ли хотят вернуть прежнюю ситуацию, когда в республике царили бандитский произвол и фактическое безвластие, а президент с трудом контролировал свою собственную столицу. К тому же экономика Чечни совершенно разрушена. По сравнению с первой войной положение дел стало только хуже. Можно, конечно, опять бросить огромные деньги «на восстановление Чечни». Но мы уже знаем, что из этого получится. Две трети будут разворованы в России, остальное достанется полевым командирам.
       Вообще именно коррумпированность и неэффективность нынешнего российского режима — главная причина всех провалов на Кавказе. Как можно требовать от чеченцев, чтобы они признали этот режим, если он нам самим стоит поперек горла? Как можно надеяться, что с приходом федералов в республике появятся работа, пенсии и нормальные школы, если всего этого нет в двухстах километрах от Москвы? Более привлекательный режим в России имел бы и больше шансов на успех в чеченском вопросе, но война для того и затевалась, чтобы сохранились как раз нынешние порядки.
       Третьим вариантом, за который дружно выскажется сегодня большинство либеральных интеллектуалов, является геноцид чеченского народа. Если мы не можем ими управлять, почему бы не уничтожить их всех до последнего? Предложения такого рода уже раздаются. Очень милые люди, сидя на кухне за чашкой чая или стаканом водки, рассуждают о том, что беженцев надо не кормить, а расстреливать, что недостаточно массово применяются на войне напалм и другие средства массового поражения. На фоне того, что говорят некоторые публицисты из респектабельных изданий, товарищ Сталин со своей депортацией выглядит просто гуманистом.
       Увы, придется разочаровать публицистов. Даже если бы кто-то принял решение о тотальном избиении всех чеченцев, выполнить его на практике в современной России было бы невозможно. Для осуществления геноцида нужны совершенно иной аппарат власти и иное состояние общества. И гитлеровская Германия, и сталинский Советский Союз были достаточно консолидированными обществами, их репрессивные органы и вооруженные силы были идеологически мотивированы и не слишком коррумпированы. А главное, народ поддерживал власть и готов был разделить с ней ответственность за ее действия.
       Иное дело сегодняшняя Россия. Кровожадные обыватели и «национально мыслящие» интеллектуалы вряд ли согласятся своими руками убивать женщин и детей. Более того, они даже не решатся взять на себя моральную и политическую ответственность за подобные действия. А геноцид как раз всегда основан на коллективной ответственности. Причем ответственность эта распространяется на многие поколения — это ощутили на себе и немцы, и турки.
       К нашему величайшему счастью, мы сегодня на это не способны.
       
       P.S.
       Чтобы сформулировать какую-то связную версию событий, нашим правительственным пропагандистам потребовалась почти неделя. Теперь мы знаем следующее. Во-первых, никакого прорыва боевиков не было. Во-вторых, прорыв был, но это была заранее спланированная операция российских спецслужб. Операция выглядела так. К началу прорыва в Грозном оставалось до двух тысяч боевиков. Из них три тысячи ночью двинулись в направлении Алхан-Калы, где были заранее подготовлены минные поля. Большая часть боевиков была уничтожена с помощью мин и артиллерии. Уцелело около тысячи чеченцев, которые вошли в Алхан-Калу. Там они были полностью уничтожены штурмовыми группами. После этого они были блокированы и сейчас подвергаются мощным артиллерийским ударам. Уцелевшие несколько десятков человек скрылись, унеся с собой до двух тысяч трупов. В итоге в Грозном осталось две тысячи боевиков, из которых полторы тысячи были уничтожены за прошедшую неделю, а уцелевшие полторы тысячи продолжают оказывать отчаянное сопротивление. Общая численность боевиков, составлявшая в начале войны, по разным данным, от пяти до шести тысяч, сейчас сократилась до семи тысяч. При этом не менее десяти тысяч боевиков было убито. Однако в среднем за день, начиная с октября, уничтожалось по 100—150 боевиков, что суммарно должно составить от 12 до 18 тысяч. В результате этих «спецопераций» заняты все районы Грозного и все ключевые позиции, и армия контролирует 50% территории города.
       Вопрос: в какой школе учились арифметике генерал Манилов и пропагандист Ястржембский?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera