Сюжеты

Выборы очистят. От конкурентов

Этот материал вышел в № 10 от 10 Февраля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Официальный отказ Примакова от участия в выборах не стал сенсацией. Евгений Максимович, выдержав паузу, огласил давно ожидаемое решение. Причина нежелания состязаться с Кремлем, конечно, не в том, что внезапно обнаружилось отсутствие в...


       
       Официальный отказ Примакова от участия в выборах не стал сенсацией. Евгений Максимович, выдержав паузу, огласил давно ожидаемое решение.
       Причина нежелания состязаться с Кремлем, конечно, не в том, что внезапно обнаружилось отсутствие в стране гражданского общества. В России оно просто не успело сформироваться в силу многих обстоятельств. Евгений Примаков этого не может не знать. Просто он реально оценил свои шансы на победу, а они действительно невелики. Могут возразить, мол, есть избиратели, которые ему доверяют, есть авторитет, политический вес, да и возглавляемая им фракция — третья по численности в Думе. Все так. Однако разберемся по порядку

   
       Для начала не стоит путать голосовавших за ОВР с поклонниками экс-премьера, основную роль в привлечении голосов избирателей сыграл все-таки административный ресурс тех субъектов Федерации, где делали ставку на ОВР. С учетом того, что большинство "сторонников" блока из числа руководителей регионов не так давно присягнули на верность Путину, не возникает сомнений в результатах волеизъявления электората в республиках и областях, которыми они руководят.
       Что касается авторитета и политического веса, то данные категории не носят абстрактного характера лишь в гражданском обществе, на отсутствие которого справедливо сетовал Евгений Максимович. В России же авторитет означает наличие властных полномочий, а политический вес — принадлежность к партии или движению, приближенных к власти. Иначе говоря, эти понятия лишены в современной российской политической практике первоначального смысла. С этой точки зрения и авторитет (не путать с моральным), и политический вес Примакова (ОВР — партия, проигравшая парламентские выборы и вдобавок ко всему стремительно распадающаяся) достаточно условны и не позволяют на равных конкурировать с и. о. президента.
       Анализируя причины, побудившие бывшего премьера отказаться от участия в мартовских выборах, стоит чуть подробнее остановиться на фракции, которую возглавляет Примаков. Несмотря на двусмысленное положение оппозиционеров, "Отечество" гораздо ближе к "Единству", чем любое другое думское объединение. Хотя бы потому, что так же, как и "медведи", кандидаты ОВР подбирались с учетом полезности для власти. Даже активное участие в демарше трех фракций Думы — скорее личный выбор Примакова, чем его партийных товарищей. Предпосылок для взаимовыгодного сотрудничества остатков ОВР и "Единства" гораздо больше, чем причин для вражды.
       У Кремля есть повод не доверять лично Примакову, но нет оснований рассматривать в качестве политических антагонистов депутатов, прошедших в Думу по спискам ОВР. Напротив, существует реальная возможность привлечь их в стройные ряды "Единства" и "Народного депутата". В конце концов большинство депутатов, избранных по спискам "Отечества", пришли в Думу вовсе не воевать с властью. Роль конструктивной оппозиции им не по плечу. При этом надо иметь в виду, что часть распавшегося блока ОВР уже вполне лояльна новому продолжателю "семейных" традиций. Так что оставшиеся ждут лишь подходящей оказии для консолидации вокруг нового "хозяина" и не могут рассматриваться в качестве опоры своего лидера.
       Кроме того, Примаков, отказываясь от борьбы за президентский пост, учитывал сложное положение своего основного союзника — московского мэра. Участие в выборах Евгения Максимовича неизбежно привело бы к вовлечению в борьбу самого Лужкова и его команды. Изрядно потрепанные, с огромным трудом избежавшие полного разгрома, не до конца оправившиеся морально и, главное, материально, соратники Юрия Михайловича и мысли не допускают о начале новой войны с Кремлем.
       Однако помимо лежащих на поверхности есть еще и скрытые причины поражения Примакова в борьбе с Кремлем. Это только на первый взгляд может показаться, что ему просто не повезло и при ином политическом раскладе он вполне мог рассчитывать на победу. На самом деле Примаков как кандидат в президенты был обречен на неудачу. В России завершилось в общих чертах формирование правящего класса — новой, постсоветской номенклатуры (тесно связанные с властью предприниматели и коррумпированные чиновники). Прибрав к рукам самые лакомые куски государственной собственности и обеспечив защиту своих интересов посредством откровенного сращивания с властью, представители правящей элиты нуждались в президенте, который будет защищать и отстаивать их интересы. Нелепо было думать, что кандидат, известный своим неприятием коррупции, допускающий пересмотр результатов незаконной приватизации (это тем более опасно, что почти вся приватизация в стране проходила с многочисленными нарушениями закона), вызовет энтузиазм среди тех, кто сделал состояния на присвоении государственной собственности. Несмотря на скрытность Примакова, была очевидна его приверженность идее сильного государства, основанного на уважении закона, строгой подчиненности групповых интересов общегосударственным. Примаков как истинный государственный деятель явно не устраивал элиту, состоящую из казнокрадов и коррупционеров всех мастей, элиту, привыкшую к вседозволенности и безответственности.
       Необходим был человек, внушающий обществу доверие, но при этом, безусловно, преданный интересам правящего класса. Такого нашли. Появление Путина стало знаком того, что политический консенсус найден. Он вполне устраивает не только своих непосредственных создателей, но и большую часть правящей верхушки. Можно смело сказать, что "смотрины" прошли успешно. "Невеста" немного смущается на публике, но это скоро пройдет. Еще недавно политический фантом стал быстро обрастать плотью.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera