Сюжеты

Герой в России должен быть не в штатском.

Этот материал вышел в № 10 от 10 Февраля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Поиском национальной идеи занимаются органы? На днях пила чай с приятелем. Заговорили о национальной идее. Стали судить да рядить: можно ли родить национальную идею по заданию президента и правительства. И что вообще это такое —...


Поиском национальной идеи занимаются органы?
       
       На днях пила чай с приятелем. Заговорили о национальной идее. Стали судить да рядить: можно ли родить национальную идею по заданию президента и правительства. И что вообще это такое — национальная идея. Приятель как бы мимоходом заметил, что национальная идея — это такая идея, с которой каждый согласится. "И все?" — спросила я, пораженная простотой сказанного. "И все", — не сомневаясь, ответил он. Понятное дело, надо отсечь такие вещи, по поводу которых мы все, безусловно, согласны, как то: своевременная выплата хорошей зарплаты и скорейшее окончание войны. Речь должна идти о чем-то духовном, нематериальном, одним словом, идеальном.
       Не знаю ничего идеальнее идеального героя. Он никогда и нигде не существует, только мечта о нем живет, воплощаясь в духовном багаже нации. Духовность, правда, вещь относительная. Для большинства нации она сводится к базовым ценностям телесериалов и поп-чтива: там всегда добро и зло четко разведены, там всегда воровать, предавать, убивать и прелюбодействовать — это плохо, а защищать бедных и униженных, преданно любить и верно дружить — хорошо. Поэтому в нормально организованном мире национальный герой — сыщик, детектив, полицейский, который стоит на страже справедливости. Именно они — наследники культурных героев древних эпосов. Именно они чистят авгиевы конюшни, отрубают голову Лернейской гидре, достают для других золотые яблоки Гесперид, это они спускаются в ад, чтобы спасти Эвридику. Они, а кто же еще?
       После долгих дебатов по поводу отсутствующего героя в постперестроечной России его призрак замаячил на горизонте. Сначала он, как водится, забрезжил в литературе. Слепой, Бешеный и прочие "по прозвищу Звери" овладели массовым сознанием и опять же, как водится, стали перекочевывать на телеэкран, выполняющий функции сказителя на площади, менестреля и ваганта.
       На телевидении в деле создания нового героя, похоже, лидируют ТНТ и НТВ. Сперва появился коллективный герой — "менты" с "Улиц разбитых фонарей". Команда клоунов-трикстеров, свои в доску ребята, которым можно верить. Заручившись доверием зрителя дальше, можно сделать следующий шаг и создать героя-одиночку, которого можно было полюбить персонально. Пришел Дубровский в обличье всенародного любимца Николая Караченцова. У него все было, как у проверенных временем героев-сыщиков. Его не жалует начальство, у него трудности в семейной жизни, он обаятелен и выпить не дурак.
       Но кто, однако, самый главный на сегодняшний день национальный герой? В мировом масштабе? Конечно, Бонд. Джеймс Бонд. Не просто агент, а агент на службе Ее Величества. То есть агент национальной безопасности.
       Теперь и мы имеем сериал под таким названием — "Агент национальной безопасности". С открытым лицом, без интеллектуальных загибов (классическую музыку может вытерпеть недолго, затыкает уши ватой). С простым именем Алексей Николаев (Михаил Почеренков). Николаев когда-то учился на актера, но из театральной школы его выперли. Шлялся с дворовой лиговской шпаной по подворотням, загремел в тюрягу, побывал в горячих точках. С начальством, естественно, не в ладах. От дел его то и дело отстраняют, но потом оказывается, что без него не обойтись. Борется с продажными и коррумпированными коллегами, тем самым как бы отделяясь от Организации, превращаясь в того самого идеального и независимого героя-одиночку. В свободное время пьет все, что горит, и любит все, что движется. Опять-таки свой в доску. Как бывший актер легко перевоплощается в разных персонажей, не брезгуя обществом бомжей и зеков.
       Алексей — типичный младший брат из русского фольклора — придурковатый, неумелый, предпочитающий всем радостям полежать на печи, почесать кота за ухом. Будь под рукой кто-нибудь подостойней, к нему бы век не обращались: "Пистолет утопишь, ксиву потеряешь..." Но такого "функционального" робокопа у нас нет и никогда не будет. А если будет, то не будет он национальным героем, даже если будет агентом национальной безопасности и будет ее воистину блюсти. А Алексей — вот он, и когда припрет — встанет, чтобы разметать врагов единым махом. Со вздохом: "Ох и надоели вы мне!"
       Одно настораживает: Алексей и прочие герои хороши, но почему так навязчив во всех этих сериалах мотив маски? Менты так и родились с приклеенными масками — честного парня (Ларин), добродушного гиганта (Дукалис), ловеласа (Казанцев), младшего брата (Волков). Дубровский рядится то в "чеченца", то в официанта, то в книжного фаната. Николаева вообще сделали артистом, чтобы понятно было, почему он в каждой серии "меняет профессию", как газетный журналист в советские времена. Помнится, славный и незабвенный Саша Томин из "Знатоков" тоже любил прикидываться то тем, то другим, но это было во времена, когда мы не помышляли делать из него национального героя. А сегодня, если герой практически назначен, то хочется знать его в лицо. А его не видать, только крест болтается на груди, а заросшая щетиной физиономия ничего не выражает, кроме готовности нацепить очередную маску. Может быть, им стыдно открыть личико? Может быть, они, как герои одноименного фильма, "без лица"? Или их вообще нельзя знать в лицо? Или, обремененные серьезностью наших традиционных представлений о высоком и идеальном, мы сами стесняемся дать возможность занять вакансию героя менту, сыскарю и тем более "агенту"? Если верно последнее, то скоро мы избавимся от этого комплекса. Вот только теснее консолидируемся вокруг и. о. президента, бывшего глав-агента, и забудем все наши предубеждения и предрассудки.
       Бывают странные сближения...
       А между тем вырисовывается и другой претендент на свято место.
       Уже готов сериал по роману главного украинского детективщика Юрия Рагозы "День рождения Буржуя". Буржуй с большой буквы — это не только классовая принадлежность, это прозвище. А сам герой, между прочим, сирота. Честным трудом поднявшийся из грязи в князи. Но не потерявший достоинства и моральных принципов. Хотя и не превратившийся в доброго дядю наподобие ухажера принцессы на бобах, который сорит деньгами почем зря. Наш Буржуй знает цену трудовой гривне и, хотя кормит кота форелью (дались им эти коты!), детям-сиротам просто так ничего не отстегивает. Потому что кот свой, а дети чужие. А это, между прочим, первая заповедь просвещенного капитализма. Как говорят англичане, милосердие начинается дома. Приведи в порядок свой дом, и тогда в стране не будет разрухи. Вот каков он, наш Стоик, Финансист, Титан. Который умеет все потерять и все начать сначала. Потом у него, конечно, начнутся трудности другого порядка, морально-этического и смысложизненного, описанные в мировой литературе. Но, может, и не начнутся. Может, мы перешагнем этап, который свел с ума Мартина Идена, и счастливо заживем в постиндустриальном обществе, оглядываясь на образцовых Буржуев, под защитой национальных агентов хоть в масках, хоть без масок...
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera