Сюжеты

Мастер метеонаводки

Этот материал вышел в № 10 от 10 Февраля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

С прогнозом Беляев может ошибаться. Но какая нам разница? Все оригинальное спорно. Все спорное вызывает интерес. Взгляд автоматически притягивается к телеэкрану. Так делает свой имидж телекомпания НТВ. Однажды, сразу после программы...


С прогнозом Беляев может ошибаться. Но какая нам разница?
       
       Все оригинальное спорно. Все спорное вызывает интерес.
       Взгляд автоматически притягивается к телеэкрану. Так делает свой имидж телекомпания НТВ.
       Однажды, сразу после программы новостей, вместо длинноногих погодных красавиц с фрейдистской указкой в тонких пальцах на экране появился смешной пухленький ученый в очочках. Его голос убаюкивал и успокаивал расшатанную нервную систему.
       За два года заместитель директора Института географии РАН по науке Александр Беляев превратился в звезду эфира. Его узнают на улицах и пишут письма с признаниями в любви.

    
       — Александр Вадимович, как вы попали "в телевизор"?
       — В Институте географии, где я работаю с 1972 года, есть группа "Меркатор", которая очень давно и тесно сотрудничает с НТВ. Она была создана для того, чтобы вдалбливать в головы СМИ и лиц, принимающих решения, результаты фундаментальных географических исследований. Кроме того, эта группа делает географические карты для телевидения, которые вы видите практически во всех прогнозах погоды и выпусках новостей. У телекомпании "Метео-ТВ" и группы "Меркатор" давно была задумка сделать прогноз погоды, который бы отличался от погоды на других каналах. Роскошные девушки были слишком банальными. Возникла идея пригласить ученых. А поскольку я — один из руководителей группы "Меркатор", то в какой-то момент, когда не могли найти подходящих людей, выплыл я.
       — Вы когда-нибудь ошибались в прогнозах?
       — Есть хохма, что синоптики никогда не ошибаются — они только путают время и место. Если серьезно, я не помню, чтобы были очень уж большие ошибки. Cиноптическая наука достаточно точная. Другое дело, что в двухминутном выпуске мы не в состоянии достаточно четко осветить все. Любое природное явление совершенно точно прогнозируется. А вот как оно будет развиваться, не всегда можно предсказать.
       — Погода может влиять на политику?
       — Конечно. Если в далекой Якутии происходят выборы и вдруг врежет 60-градусный мороз или начнется пурга, то люди почешут затылок и скажут: "А посижу-ка я дома, не пойду голосовать". Кроме того, в прогнозах, например на ОРТ, регулярно сообщается о состоянии геомагнитной обстановки — какие дни благоприятные, какие — неблагоприятные. Это целая наука. Она еще не до конца изучена, но, мне кажется, знание таких вещей все равно не повредит. Это касается всех, в том числе и политиков.
       — Правда, что во время съемки вы просто водите руками по голому столу, а карта накладывается уже потом?
       — Когда человек водит руками по пустому белому столу, это выглядит достаточно забавно. Со стороны похоже на бред сумасшедшего. За иллюстрацию погоды на всех каналах отвечают виртуальные студии. А все остальное снимается в одном и том же месте. Если вы посмотрите в студию во время съемки, там никаких карт нет. Компьютерное изображение накладывается на реального человека. Так и в нашей программе.
       — Вы не думаете, что ваша симпатичная манера отвлекает от самого прогноза так же, как длинные ноги красавиц?
       — У людей есть потребность получать с экрана что-то позитивное. Особенно это нужно людям пожилым. Мужчины смотрят погоду из-за девушек, а бабушкам-старушкам эти длинноногие красотки... Им бы добренькое что-нибудь сказать. Поэтому в моем прогнозе самая главная фраза — "всего вам доброго". В моих выпусках погода вторична. Главная цель — дать людям психологический отдых после информационной программы, которая напичкана сплошь отрицательными моментами.
       — Став телезвездой, вы не отказались от научной работы?
       — Сколько работал на ТВ, друзей не нашел. Есть знакомые, близких нет — не моя это среда. Я очень дорожу своим институтом, с 72-го года там работаю. Это мое любимое дело. География — широкая по интересам наука — от геологии до идеологии. Наука, конечно, в глубокой... яме, но тем не менее у нас работают 450 человек, и никто не уходит. Это кажется странным, при таких-то зарплатах, но академическая среда дает очень много нематериального. Для меня это оазис, я здесь отдыхаю. А ТВ мне просто нравится.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera