Сюжеты

Расстрел капитана Гродеева

Этот материал вышел в № 10 от 10 Февраля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Прокуратура установила, что он погиб в бою. Но это — ложь Капитан Гордеев Отслужив два года в Таджикистане в составе 201-й российской дивизии, 26-летний капитан Вячеслав Гордеев прибыл для дальнейшего прохождения службы в армянский город...


Прокуратура установила, что он погиб в бою. Но это — ложь
       
       Капитан Гордеев
       Отслужив два года в Таджикистане в составе 201-й российской дивизии, 26-летний капитан Вячеслав Гордеев прибыл для дальнейшего прохождения службы в армянский город Гюмри (бывший Ленинакан), где дислоцируется российская воинская часть.
       Когда бандиты Басаева и Хаттаба напали на Дагестан, Гордеева откомандировали в распоряжение командира
       136-й мотострелковой бригады в город Буйнакск. В боях на ботлихском направлении капитан Гордеев принял командование ротой.
       После завершения боевых действий под Ботлихом мотострелковый батальон вернулся в Буйнакск. Временно прикомандированного офицера, что называется, бросали с одного трудного участка на другой. Решением командира бригады капитана Гордеева назначают 10 сентября командовать сводной ротой военнослужащих-дагестанцев.
       Это были солдаты из различных районов Дагестана, в основном отслужившие по десять-одиннадцать месяцев в гвардейских частях Таманской и Кантемировской дивизий Московского военного округа и изъявившие желание участвовать в отражении бандитского нападения на свою родину.
       Через неделю эту сводную роту решили расформировать, а солдат-дагестанцев распределить между частями и подразделениями бригады.
       Это решение вызвало недовольство солдат, желавших служить и воевать с бандитами все вместе. Но в армии приказы командира не обсуждают.
  
       Трагическая ночь на 20 сентября
       Видимо, командование бригады приняло решение усмирить непокорную роту. Это как раз в духе времени. Мочить.
       И мочат. Всех подряд. Но больше — своих. Видимо, по принципу "бей своих, чтоб чужие боялись".
       После 22.00 и команды "Отбой" временно исполняющий обязанности командира роты капитан Гордеев был вызван в расположение роты. Одновременно в казарму подъехал наряд из комендатуры, усиленный спецподразделением из разведбатальона. Они были в масках, вооружены автоматами.
       С криками "Всем построиться!" и "Лечь на пол!" они ворвались в казарму и открыли огонь в пол, потолок, стены.
       В результате беспорядочной стрельбы ранило одного из военнослужащих дагестанской роты, затем другого. Капитан Гордеев потребовал прекратить стрельбу. Укладывал подчиненных на пол, оберегая от пуль. Сам стоял во весь рост.
       Одна из пуль попала ему в сердце.
       Из объяснительной записки рядового Ратмира Ахмедова:
       "Рикошетом пуля отлетела и попала в одного из наших солдат, он упал... Они не переставали стрелять в потолок. Все начали кидать в них табуретки. Они вышли и начали обстреливать казарму с улицы.
       На моих глазах ранили моего товарища, который стоял рядом со мной. Я начал кричать, чтобы прекратили стрельбу, чтобы оказать первую помощь раненым..."
       Из объяснительной записки рядового Арслана Алиева:
       "В этот момент капитан Гордеев крикнул нам всем лечь на пол. Легли. Стрельба продолжалась... Капитан Гордеев умер у нас на руках, когда мы его принесли в санчасть".
       Из письма отца капитана Гордеева — Валерия Васильевича Гордеева, полковника запаса, ветерана и инвалида Вооруженных Сил, кандидата военных наук, доцента — главному военному прокурору Юрию Демину:
       "Со слов командира батальона, где служил мой сын, майора Резяпова Р. Ю., который лично разбирался на месте случившегося, мне стало известно, что сын погиб, закрывая своей грудью подчиненных от произвола военнослужащих комендатуры, прибывших ночью в масках в расположение роты и спровоцировавших возмущение поднятых с постелей солдат. Об этом майор Резяпов заявил в присутствии более чем 50 человек на поминальной трапезе после похорон моего сына. Он также передал мне документы о случившемся, в частности, справку-доклад командования и объяснения тринадцати солдат роты.
       В результате "наведения порядка" убили двоих — офицера и солдата, и еще двое военнослужащих роты были ранены. Все ранения — огнестрельные".
  
       Семья
       Вячеслав Гордеев был единственным сыном в семье офицера. Его отец Валерий Васильевич, полковник запаса, ушел на пенсию чуть больше года назад, отслужив 32 года. Он кандидат военных наук, доцент, преподавал в военном вузе. Мать — Людмила Станиславовна — медицинский работник.
       Вячеславу могли бы найти место и потеплее. Но он уехал на Кавказ. "Вы меня таким воспитали", — сказал он родителям.
       Вдовой стала жена капитана Гордеева Оксана. А сыну Коле через месяц будет три года. Он легко узнает на фотографиях отца.
       Вместе с Валерием Васильевичем мы рассматривали альбом сына. Сотни фотографий. Вот стоят рядом два стройных офицера — отец и сын, рядом — гордая за них, удивительно красивая женщина — Людмила Станиславовна...
       Ей тяжелее всех. Жизнь потеряла всякий смысл.
  
       В поисках правды
       По факту гибели военнослужащих военной прокуратурой Буйнакского гарнизона возбуждено уголовное дело.
       В связи с этим отец погибшего 11 октября обратился к главному военному прокурору Ю. Демину с письмом, в котором просил объективного выяснения всех обстоятельств гибели сына. Просил признать его потерпевшим по делу и информировать о ходе и результатах расследования.
       Однако военная прокуратура обращение отца проигнорировала. Никакой информации он не получил даже после окончания определенного законом двухмесячного срока следствия. А о продлении следствия его не предупредили.
       5 ноября полковник запаса Валерий Васильевич Гордеев был вызван в Московскую городскую военную прокуратуру, где по поручению прокуратуры Республики Дагестан сообщили о признании его потерпевшим в связи с гибелью сына... в ходе боевых действий по отражению вооруженного нападения террористов.
       "Получается, — пишет Валерий Васильевич теперь уже исполняющему обязанности генерального прокурора Владимиру Устинову, — что мой сын и его подчиненные расстреляны не составом своего же наряда из 534-го отдельного разведывательного батальона, а мифическими террористами, проникшими в казарму роты".
       Совершенно случайно через комитет солдатских матерей отец узнаёт, что дело по факту гибели его сына прекращено на этапе предварительного следствия.
       Возмущенный и готовый на все отец пишет письмо Ельцину — за три дня до его добровольной отставки. И, наконец, получает датированный 10 января ответ из Главной военной прокуратуры:
  
       "Ваша жалоба от 6 декабря 1999 года, адресованная и.о. генерального прокурора Российской Федерации, рассмотрена... Ваш сын погиб 20 сентября 1999 года при ликвидации подразделением специального назначения беспорядков среди личного состава вверенного ему подразделения.
       Признание Вас потерпевшим как родственника военнослужащего, погибшего в ходе антитеррористической операции на Северном Кавказе, явилось ошибочным, и в настоящее время данное постановление отменено.
       Работники военной прокуратуры, виновные в допущенных нарушениях, привлечены к ответственности.
       О результатах следствия Вы будете уведомлены военным прокурором в/ч 44 662".

  
       Пятый месяц идет следствие. Ни свидетелей, ни участников "ликвидации беспорядков среди личного состава" искать не надо. Все на месте. Известны все имена стрелявших и тех, кто давал приказы. Известно, что выпущено не менее 60 пуль (!) из 17 автоматов (!).
       Сколько же еще нужно ждать результатов следствия?
       Чем дальше по времени, тем меньше веры в справедливое решение...
       Валерий Васильевич снова идет в администрацию президента, чтобы передать свое письмо уже на имя исполняющего обязанности президента России Владимира Путина.
       Его встречает тот же чиновник — начальник приемной администрации президента России Емельянов Алексей Дмитриевич. Сначала он не хотел даже принимать повторное заявление. В ответ Валерий Васильевич пообещал обратиться в Европейский суд. На это услышал от Емельянова, что "УЖЕ ПЯТЬ ТЫСЯЧ ЗАЯВЛЕНИЙ ЛЕЖАТ, КОМУ ВЫ НУЖНЫ?"
       Отец погибшего офицера: "Что же мне остается — брать пистолет, ехать в Дагестан и самому сводить счеты?"
       Чиновник почти угрожающе: "Не забывайте, где вы находитесь".
       Да, нам нельзя забывать, где мы находимся.
       В какой стране.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera