Сюжеты

Александр ХВАН

Этот материал вышел в № 11 от 14 Февраля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Кинорежиссер Хван Александр Федорович («Доминикус», «Дюба-дюба», «Дрянь хорошая, дрянь плохая», «Умирать легко») отличается общительностью и открытостью. И с помощью экрана он хочет разговаривать с как можно большим количеством зрителей...


       
       Кинорежиссер Хван Александр Федорович («Доминикус», «Дюба-дюба», «Дрянь хорошая, дрянь плохая», «Умирать легко») отличается общительностью и открытостью. И с помощью экрана он хочет разговаривать с как можно большим количеством зрителей...
       
       — Однажды вы сказали, что один из первых фильмов, действительно вас поразивших, был «Благослови детей и зверей» Стенли Крамера. Как вам оценка Тарантино Стоуна: «Это тот же Крамер, только со стилем». Имелось в виду, что Стоун, как и Крамер, оглядывается на публику?
       — Крамер, наверное, у них некая притча во языцех: образец кондовой средней режиссуры, тем не менее имеющей большую популярность. Так вот, посмотрев лет в двенадцать-тринадцать «Благослови детей и зверей», я вдруг заметил, что фильм делится на монтажные куски. Я увидел склейки, я понял, что это сделано. Кино для меня перестало быть неким развлечением, которое смотришь и смотришь.
       — То есть вы увидели, что это сделано из частей, а значит, это можно разъять. А раз это можно разъять, то это можно и синтезировать. Это было ваше маленькое детское открытие?
       — Маленькое детское личное открытие, совершенно верно. И еще я вдруг понял, что это некая власть над людьми. Эмоциональная. Что если соединить знание этой технологии с неким пафосом, можно, оказывается, свои чувства передавать. У подростка есть комплекс непонятости: я испытываю сильные чувства, а никто-никто их не понимает. Кажется, что тебя от мира отделяет стенка. Если кто-нибудь разделит твои эмоции, то это счастье. А тут, оказывается, я могу миллионы заставить их разделять.
       — Что могут привнести в кино новые технологии?
       — Во-первых, они могут привнести некую новую тему, что уже, собственно, и произошло. Появление компьютеров в быту породило такое существенное направление, как «киберпанк», которое сейчас постепенно, как мне кажется, начинает исчерпываться, потому что шедевры его позади.
       — Я видел два фильма, которые причисляют к этому течению, но я не смог определить для себя, что такое «киберпанк».
       — Киберпанк — это когда сложная технология, новая сфера мышления, робототехника соединяются с массовой культурой и сплавляются воедино. Плод передовой технической мысли и комиксовый материал. Я думаю, использование компьютерной техники для спецэффектов, которые поражают воображение, — это направление скоро иссякнет, аттракционные возможности будут исчерпаны. Есть куда более широкая сфера проявления, так называемые «незаметные спецэффекты», когда достигается реалистический эффект. Я приведу в пример «Форест Гамп». Безногость командира Фореста Гампа сделана компьютерно.
       — Как вы оцениваете фильм Луцика «Окраина»? (Петр Луцик и ныне покойный Алексей Саморядов написали сценарий к самому известному фильму Хвана «Дюба-дюба». — Ю. С.)
       — Просто замечательный, по-моему. Оппонирует с другим, тоже недавно появившимся. С «Ворошиловским стрелком». Они рождены из одного и того же посыла, импульса, который есть в обществе...
       — Всех к ногтю?
       — Общество хочет, чтобы наконец эти силы разбушевались. В фильме Пети совершенно удивительное сочетание иронии и пафоса. Причем пафоса подлинного, не стеба.
       — В одном из интервью вы сказали, что периодически попадаете в экстремальные ситуации. Последнее, что с вами случилось такого плана?
       — Последнее — это меня просто ударили по голове, я даже не участвовал в этой ситуации. Я шел в гости к своему оператору темным двором, это было совсем недавно, в ноябре. Очевидно, каким-то людям показалось, что с меня есть что взять. Интересный опыт: идти-идти, а потом вдруг внезапно проснуться, в грязи, крови, без документов и денег.
       — Много потеряли?
       — Что-то около тысячи рублей. Самой большой утратой были не деньги, а паспорт. Убедительная просьба: если кто-то нашел его, связаться со мной через газету.
       — Вопрос к вам как к режиссеру, снявшему два триллера («Дрянь хорошая, дрянь плохая» и «Умирать легко»): самые сильные триллеры, на ваш взгляд?
       — Жанр триллера намного шире, чем это обычно кажется. Первым и лучшим триллером я считаю фильм «Похитители велосипедов»...
       — Ну начинается.
       — Это не выпендреж. Это на самом деле. Если посмотрите картину сейчас, непредвзято, — она сделана по всем принципам Хичкока.
       — Можно, я вас перебью? Я тут задумывался недавно как раз об этом фильме. Совершенно непонятно, почему его до сих пор смотрят. Ведь газетная, совершенно непритязательная история, обыденнее и мельче которой, на первый взгляд, придумать уже нельзя.
       — Вы очень ошибаетесь: смотрят из-за киноязыка. Как известно, «Похитители велосипедов» — главный фильм неореализма. Непрофессиональные артисты. Жизнь врасплох, почти документальная съемка — идеально выверенное настроение, ритмически выстроенное, с потрясающе разработанным сценарием, действием, с подготовленными кульминациями… А если назвать более традиционные по определению триллеры, то, наверное, все-таки «Французский связной» и «Лифт на эшафот».
       — О неореализме. В последнее время в среде киношников можно услышать разговоры, что неореализм — это тот опыт, который может помочь подняться русскому кино. Ситуация наша сейчас очень напоминает ситуацию в послевоенной Италии: безденежье, снимать можно только на медные деньги. И в сфере зрительских ожиданий, мол, есть некая ниша, незаполненная, — человеческих историй о проблемах простых людей.
       — Я с этим соглашусь, но с некоторыми оговорками. Кино изначально развивалось как медаль о двух сторонах: с одной — это аттракцион, балаган, спецэффекты, с другой — изощренный сюжет, все более тщательное развитие его в сторону художественности. Единственное, что может вытянуть неореалистический фильм (поскольку он принципиально избегает аттракционов), — это мощь идей, сначала драматургических, потом режиссерских. Кинематографических идей. Мышление способно заменить любую компьютерную графику. Я в этом уверен.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera