Сюжеты

ГДЕ БУДУТ ИСКАТЬ КОМПРОМАТ НА ПУТИНА?

Этот материал вышел в № 12 от 17 Февраля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

В том гигантском информационном потоке, в котором самым повторяющимся словом является фамилия "Путин" и который льется на нас из всех электронных и печатных СМИ в разных формах, включая компромат на многих политиков, что-то не...


       
       В том гигантском информационном потоке, в котором самым повторяющимся словом является фамилия "Путин" и который льется на нас из всех электронных и печатных СМИ в разных формах, включая компромат на многих политиков, что-то не припомнится публикаций, авторы которых задаются вопросом: а есть ли компромат на самого Путина?
       
       Совершенно ясно, что «кристально чистых» людей не существует в природе. Тем более нет «чистых» политиков. Против бывших вождей СССР их товарищи по партии (о врагах из «буржуазного» лагеря я уж и не говорю) могли бы выдвинуть гору компрометирующих их сведений. Так, Ленин был выходцем из дворян, во время войны брал деньги у немцев, отдал Германии Украину и прочее по Брестскому миру. Сталин был агентом царской охранки (правда это или нет — вопрос другой); Сталина предлагал сместить сам Ленин; Сталин организовал убийство Кирова; осенью 1941 года, когда немцы были под Москвой, Сталин запаниковал и поручил Берии организовать переговоры с Гитлером, обещая за мир Украину, Белоруссию и Прибалтику... Хрущев участвовал в самых кровавых преступлениях Сталина. О Ельцине тоже говорить не приходится: и на него накоплена «компра».
       Но что же наш Владимир Владимирович? Так ли он неуязвим?
       Нет, конечно. Живи мы с вами в Венгрии или Польше, Чехии или одной из прибалтийских республик бывшего СССР, Путин считался бы человеком с «неудачной» репутацией: шутка ли сказать — служба в спецслужбе (прошу прощения за каламбур) коммунистического режима! В России, однако, сегодняшние политические реалии таковы, что офицерское звание и должность сотрудника КГБ в прошлом рассматриваются как «нелегкая и почетная деятельность по защите национальных интересов». Возможно, впрочем, если президент Путин начнет наводить «порядок и дисциплину» в духе незабвенной андроповщины, его чекистское прошлое и в самом деле станет отталкивать многих граждан (лишь только возникло «дело Бабицкого», все сразу заговорили о том, что Путин — бывший чекист, и так будет продолжаться без конца). Но пока и.о. президента вроде бы чист, как стеклышко. Или нам это кажется?
       Чтобы ответить на этот вопрос, пройдемся по биографии Владимира Владимировича.
       1. Детство. Можно найти одноклассника или бывшего соседа, который «вспомнит», что Вова Путин крал на даче яблоки, списывал и дергал девчонок за косички. Мелко и несерьезно.
       2. Учеба в Ленинградском университете (закончил в возрасте 23 лет). Очень маловероятно. Напротив, этот период характеризует будущего и. о. президента с самой положительной стороны: поступил на юрфак, да еще на отделение международного права, где конкурс был 40 человек на место, с первого раза, сдав все экзамены на «отлично». Говорят, что всё свободное время проводил в библиотеке. Так что здесь никто не «вспомнит» ни, к примеру, пьянок, ни каких-нибудь сомнительных компаний. Более того, тот факт, что на последнем курсе КГБ, «присмотревшись» к Путину (то есть негласно проведя очень серьезную его проверку), предложил ему службу в своих рядах, говорит о том, что и в университетский период Путин оказался совершенно чист.
       3. Учеба в школе КГБ, работа в УКГБ по Ленинграду и Ленинградской области. Работал в подразделении, которое занималось научно-технической разведкой. В преследовании диссидентов не участвовал. Чист.
       4. Служба в восточногерманской резидентуре. Просочилась информация, что Путин всего-навсего заведовал Домом советско-германской дружбы в Лейпциге. Правда, по утверждению газеты «Франкфуртер Рундшау», Путин осуществлял контроль за секретарем дрезденского обкома СЕПГ Хансом Модровым и отслеживал антикоммунистические акции протеста. С точки зрения тогдашнего своего начальства Путин, видимо, был «средним» сотрудником, за что и был отозван в СССР. Зато теперь отсутствие кагэбистских достижений типа «завербовал крупного политика из ФРГ», «ликвидировал перебежчика» и т. п. целиком на руку Путину.
       Итак, чекистский период на предмет «компры» также практически исключается.
       5. В 1990 году Путин возвращается в Ленинград и становится помощником проректора Ленинградского университета по международным вопросам (на эту должность, как правило, назначаются офицеры КГБ). Занимался организацией зарубежных поездок ректора ЛГУ С. Меркурьева.
       В мае 1990 года — сразу же после того, как профессор Анатолий Собчак стал председателем Ленсовета, — Путин переходит к нему. Владимира Владимировича можно ежедневно видеть или в «предбаннике» Собчака, или прямо в его кабинете. Формально Путин занял должность советника председателя Ленсовета по международным связям. Фактически он был и помощником, и референтом, и секретарем, и доверенным лицом. Ничего удивительного: познакомились они еще на юрфаке, где Анатолий Собчак читал Володе Путину лекции по хозяйственному праву.
       В середине 1990 года Путин впервые попадает в коррупционный скандал. Группа депутатов Ленсовета во главе с Мариной Салье проводит расследование, связанное с деятельностью Путина по выдаче лицензий на вывоз за рубеж сырья и цветных металлов. Владимир Владимирович обвиняется в неэффективном использовании вверенных ему полномочий. Депутаты рекомендуют Собчаку отстранить Путина от занимаемой должности. Городская прокуратура отказывает в возбуждении уголовного дела, признав, что материалов, собранных депутатами, недостаточно.
       В дальнейшем имя Путина, который стал фактически премьером Санкт-Петербурга, нередко связывали с очень многими скандалами в городе, превратившемся в «криминальную столицу России». Намекали, что Путин участвовал в продвижении иностранных инвестиционных проектов в сфере гостиничного бизнеса Санкт-Петербурга (отели «Европа, «Невский палас»), и отнюдь не безвозмездно. Писали, что он создавал «режим наибольшего благоприятствования» для таких внешнеторговых организаций, как «Ленимпекс», «Ленфинторг», «Ленэкспо» и «Великий город» (последняя в основном занималась «черными» поставками на экспорт цветных металлов). По другим сведениям, Путин негласно руководил созданной при мэрии Петербурга конторой «Рубеж», монопольно торговавшей конфискованными на таможне товарами. Наконец говорят, что Путин способствовал становлению в Санкт-Петербурге игорного бизнеса, курировал и банковский сектор Питера, в частности, банк «Россия».
       Словом, много чего говорят. Но одно дело — разговоры, а другое — факты. Главное же заключается в том, что Владимир Владимирович ни разу не попался ни на чем противозаконном. Возможно, свою роль сыграли недюжинный интеллект, чекистское знание людей и чекистская же привычка к конспирации, стремление никогда и нигде не участвовать ни в чем лично, а действовать через подставных лиц, ни под чем не ставить свою подпись. Догадки можно строить разные, но при этом нельзя забывать, что все судебные процессы против Путина и все выдвинутые обвинения ничем не кончились. Более того. Владимир Владимирович не только не подставился сам, но и оберегал других — в частности, своего патрона.
       «В правительстве Петербурга, — пишет А. Макаркин в газете «Сегодня» от 10 августа 1999 г., — Путин выступал в роли фильтра — мэр давал ему на экспертизу все мало-мальски важные бумаги. Говорят, что именно Путин удерживал Собчака от ряда поспешных шагов. Это косвенно подтверждается и минимумом компромата на Собчака, практически ограниченного мелким квартирным делом».
       В 1996 году заместитель Собчака В. Яковлев выдвигает свою кандидатуру в мэры Петербурга и строит предвыборную агитацию на жесткой критике шефа. Путин, тогда тоже заместитель Собчака, в одной из радиопередач называет Яковлева «иудой». Яковлев, придя к власти, тут же подписывает приказ об увольнении Путина. (По другой версии, Путин сам подал в отставку из соображений «чести».)
       Так заканчивается питерский период Владимира Владимировича.
       6. Московский период. В августе 1996 года он назначается заместителем управляющего делами президента России. С марта 1997 года — заместитель руководителя администрации президента, с мая — начальник Главного контрольного управления. В мае 1998 года назначен первым заместителем руководителя администрации президента. В июле 1998 года стал директором Федеральной службы безопасности России. В марте 1999-го назначен секретарем Совета безопасности с сохранением должности директора ФСБ. Наконец премьер и «преемник».
       Потенциальный сборщик компромата, связанного с московскими делами Путина, столкнется с большими трудностями, ибо Владимир Владимирович жестко контролирует эти дела, московские СМИ и «подковерные» отношения, опираясь на неограниченные возможности, которые дает ему пост главы государства.
       Остается, стало быть, у такого сборщика одна-единственная надежда — на питерский период биографии и.о. Если и всплывет компромат на Путина, то только там. Положим, это будет просто «утка», не имеющая ничего общего с действительностью. Но ведь для достаточно громкой «утки» нужна какая-то зацепка, фактура, из которой можно соорудить подобие правды. В этом поединке перед Путиным встает вполне логичная задача — нейтрализовать такие зацепки. Тем более что они могут быть серьезными. И вот тому пример.
       В течение лета 97-го года арестовываются: начальник планово-экономического отдела «Главснаба» питерской мэрии В.Любина, бывший помощник мэра Собчака по жилищным вопросам Л. Харченко и начальник аппарата мэра В.Кручинин. Дело явно идет к аресту Собчака.
       3 октября 1997 года Собчак ложится «с сердечным приступом» в госпиталь Питерской военно-медицинской академии. А 7 ноября прямо на взлетную полосу аэропорта «Пулково» стремительно выезжает машина «скорой помощи». Из нее буквально выскакивает «нетранспортабельный» Анатолий Собчак в сопровождении Людмилы Нарусовой, и почти бегом они устремляются по трапу в маленький частный самолет. Кто-то неизвестный из Москвы заказал и оплатил перелет по маршруту Хельсинки—Санкт-Петербург—Париж.
       Не логично ли предположить, что единственный из приятелей Собчака, кто был способен найти деньги и провернуть тонкую спецоперацию по организации бегства экс-мэра, — это бывший разведчик Владимир Путин? Разумеется, это не более чем предположение, но в обработке умного недоброжелателя В.В.П. оно может использоваться в качестве крутого компромата.
       Внешне взаимоотношения Путина и санкт-петербургского истеблишмента выглядят сегодня радужными. Политики всячески демонстрируют «теплые чувства» друг к другу. Оно и понятно. У В.В.П. впереди — 26 марта, и он очень заинтересован в голосах питерцев на президентских выборах. А в северной столице политической элите, ведомой Яковлевым, нужна поддержка Путина на губернаторских выборах в июне.
       На этом фоне легко понять ту дипломатичность, какой они обмениваются между собой: Путин говорит, что на посту питерского губернатора хотел бы видеть нынешнего мэра; Яковлев же после заявления Ельцина об отставке мгновенно и безоговорочно поддерживает Путина в качестве претендента на Кремль, тем самым развалив ОВР. (Ранее Яковлев неоднократно заявлял, что ни за что не предаст Примакова и Лужкова; не знаю, верили ли названные лица человеку, который «с потрохами сдал» Собчака.)
       Положим, Путин простил Яковлеву предательство своего питерского друга Собчака, и он убежден, что по отношению к нему Яковлев так не поступит. Но, как опытный политик, Путин безусловно понимает: никто не может гарантировать ему, что команда Яковлева, активно собиравшая «компру» на Собчака (это совершенно ясно), не имеет взрывоопасного досье и на него, и.о. президента?
       Конечно, вряд ли удастся подмочить его репутацию до выборов: осталось мало времени, мало людей, незаинтересованных в его приходе. Но в последующем ситуация может резко измениться, и тогда компромат станет более очевидным, «разгребатели грязи» — от бульварных журналистов до конкурирующих политиков — потянутся в Питер.
       В таких ситуациях чаще всего принимаются контрмеры. Некоторые аналитики считают, что они последуют и в рассматриваемом нами случае.
       «К лету в Петербурге, — пишет Виктория Волошина в «Московских новостях» № 2 за этот год, — ожидается нашествие серьезных политиков, ищущих солидных постов, — уже сейчас называют как минимум пять фамилий, которые могут составить Яковлеву реальную конкуренцию. Причем все пятеро — знаменитые питерцы: Валентина Матвиенко, Алексей Кудрин, Герман Греф, Сергей Степашин и даже Анатолий Собчак, который не теряет надежды проучить своего обидчика. После президентских выборов список могут пополнить еще три фамилии — Чубайс, Явлинский, Путин. (Автор допускает, что Путин может и не выиграть президентские выборы. — А.С.) При таком раскладе Владимир Яковлев может даже не найти спонсоров на свою предвыборную кампанию».
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera