Сюжеты

И ДНЕМ, И НОЧЬЮ ЛИС'С УЧЕНЫЙ НАЛЕВО СКАЗКУ ГОВОРИТ

Этот материал вышел в № 12 от 17 Февраля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Некоторые называют г-на Лисовского бизнесменом и «новым русским». Некоторые — корректором и грузчиком ксероксных коробок. Но вот совсем недавно г-н Лисовский стал настоящим кандидатом филологических наук, так как защитил диссертацию на...


       
       Некоторые называют г-на Лисовского бизнесменом и «новым русским». Некоторые — корректором и грузчиком ксероксных коробок.
       Но вот совсем недавно г-н Лисовский стал настоящим кандидатом филологических наук, так как защитил диссертацию на тему «Политическая реклама: функциональные и жанрово-стилистические особенности». Сама идея научного обоснования усилий Лисовского не может не вызывать интереса. То, что это интересно нам, — понятно. А вот в чем приманка для соискателя?

       
       Для нормального человека диссертация, как выразился кто-то из оппонентов соискателя Лисовского, — это длинное заявление с просьбой о повышении зарплаты. В данном случае это не актуально. Значит, научная степень.
       Лишняя надпись на визитке.
       Уважение наивных иностранных граждан.
       Удовлетворенное честолюбие.
       Наконец еще один повод для завышенной самооценки.
       К сожалению, таких богатых, как Лисовский, провалить на кандидатской защите невозможно — от такого вклада в науку не увернуться. Но был и вопрос чести для научного совета факультета журналистики МГУ: фигурально выражаясь, дать соискателю по мордасам. Изо всех гражданских сил.
       Начали не банально: вышел оппонент и сказал, что диссертация ЧЕРЕСЧУР блестящая в научно-методологическом отношении.
       Добавил, что три года вел Лисовского к степени очень сильный научный коллектив.
       Заметил, какая обширная библиография (а где у занятого выборами — то президентскими, то госдумовскими — Лисовского столько времени на чтение?). В общем, заронил у аудитории сильные сомнения в подлинности авторства.
       Соискатель вел себя несолидно и талантливо, надо сказать, подтверждал своей грацией эту недоказуемую вероятность: он звенел стаканами, очаровательно улыбался, когда нес откровенную чепуху, просил повторить вопросы, путался в придуманных им самим же терминах. Терялся и потел. Даже его научный руководитель хватался за голову из-за очередного промаха подопечного. То есть на церемонию смотреть было весело. Но слушать — грустно.
       Надо вам сказать, что отношение Лисовского и аудитории к политической рекламе так и не совпало. Лисовский — наивный и чистый ученый — предложил считать политическую рекламу просто видом человеческой деятельности. Например, как изобретение атомной бомбы. Само ведь изобретение новейшего оружия массового уничтожения не аморально в принципе, сказал г-н соискатель кандидатской степени. Это он отвечал на вопрос ученой аудитории, возмущенной словами другого излишне ученого кремлевского пиарщика г-на Павловского. Г-н Павловский ненароком обронил, мол, дайте мне денег — и через три месяца эту страну никто не узнает! Лисовский по существу не возражал...
       Так получилось, что аудитории, несмотря на пенсионный возраст и в силу интеллектуальных способностей, оказались близки ценностные ориентиры новейшей западной демократии. Например, убеждение американских ученых, что «сама идея продавать кандидатов в президенты, как кашу для завтрака, есть наивысшее оскорбление демократического процесса».
       Г-н же Лисовский подходит к политической рекламе как к исключительно коммерческой деятельности. Любимым определением его рода занятий становится следующее: «Реклама — платное обращение через СМИ, агитирующее в пользу какого-то товара, фирмы, кандидата, правительства...» По отношению к кандидату в президенты он спокойно может употребить следующие коммерческие термины: конкурентоспособность, предложение, спрос, наконец «цена» кандидата. То есть, цитируя из диссертации соискателя: «Уподобление выборов сбыту товара-кандидата потребителю-избирателю превращает кульминационный момент демократии в обычную деловую сделку».
       С другой стороны, сама идея демократии в России кажется г-ну Лисовскому нелепой. Он не верит в собственный электорат, господа! В своей диссертации Лисовский сравнивает президентские выборы-96 в России с президентскими выборами-92 в Америке. Про последние он говорит уважительно: мол, американцы показали высокую политическую активность, эмоциональный уровень (личная симпатия-антипатия) был крайне незначителен, стремились понять суть, предложение и содержание программ кандидатов...
       На ельцинских выборах Лисовский авторитетно продемонстрировал, что лично ему как гражданину России безумно скучно было «стремиться понять и передать суть и содержание программ кандидатов». Вместо этого он сыграл на трех основных козырях, цитирую:
       «страхе»,
       «нежелании электората идти назад»,
       «ощущении, что Ельцин победит все равно».
       Извините, но когда черный нал в коробках из-под ксерокса, к чему наука?
       На вопрос аудитории: президентом в России может стать кто угодно? — Лисовский ответил честно: даже Алла Пугачева. Нужно, во-первых, показать ее на соревнованиях по дзюдо, естественно, в коротком неглиже, то есть кимоно. Во-вторых, заставить ее встречать Новый год в вертолете над Чечней вместе с Филей Киркоровым. В-третьих, найти старушку учительницу, чтобы она рассказала, как Алла в детстве любила читать книжки про разведчиков и никогда эти книжки не возвращала.
       Такая вот очаровательная клептомания...
       Все дело только в имидже, созданию которого Лисовский уделяет массу внимания, времени и мозгового вещества. Согласно диссертации имидж — это двуликий Янус рекламы, сочетающий реальный объект с теми ожиданиями, которые делают его привлекательным для электората.
       Имидж упрощен, изменчив, идеалистичен и находится МЕЖДУ РЕАЛЬНЫМ И ЖЕЛАЕМЫМ. Роль Лисовского как профессионала выражается в создании наилучшего КАЧЕСТВА кандидата-товара, то есть степени соответствия характеристик кандидата (в президенты) потребностям электората.
       О качестве Путина-товара Лисовский говорил скромно, но говорил: еще, оказывается, летом прошлого года он и товарищ решили заняться прогнозированием политического будущего России и пришли к неутешительным выводам, мол, все реальные политики надоели, нужно какого-нибудь виртуального и нового. ЛЮБОГО. Главное, сделать из него «образ героя» (зависит от «цены»-кандидата...).
       Лисовский (не знаю уж, проговорился он или бравировал) страшный поклонник виртуальной политики. Говорит, что на электорат эта штука действует, как удав на кролика. Но есть свои «но». (Прошу обратить внимание: Лисовский таки поднял проблематику политической рекламы в России. Естественно, это не были аспекты морали и нравственности, так волновавшие ученую аудиторию. Лисовский не раз и не два повторил, что политическая реклама не может быть этичной или неэтичной, потому что ее задачи ПОБУЖДАТЬ ЭЛЕКТОРАТ К ДЕЙСТВИЮ. А не к размышлению. Проблематика по Лисовскому — это 90% властей, которые не хотят прислушиваться к их — Лисовского, Павловского и т.п. — советам.)
       В выборах-99 в Госдуму Лисовский пиарил на «Отечество». Примаков, по мнению Лисовского, номенклатурный политик и привык играть по правилам. Сегодня же идет игра без правил, и молодые политики тому доказательство. Лисовский предложил ОВР свой — виртуальный — метод избирательной кампании «Отечества», но Лужков и Примаков предпочли метод «организационно-методический». Тогда, я не поняла, то ли в отместку, то ли случайно схема г-на Лисовского попала в руки пиарщиков «Единства». А может, опять коробка из-под, допустим, банка «Альфа»?
       Так или иначе, но цитирую самого Лисовского: «Единство» — виртуальное движение, построенное на виртуальных лидерах. Виртуальный метод политической рекламы — самый эффективный в России».
       Это не просто прописная истина, господа. Это — авторитетное заявление кандидата филологических наук, автора многих и многих результатов «кульминационного проявления демократии» (выборов) в этой стране. Следует прислушаться, а?
       Одна из оппонентш, чрезвычайно лояльно настроенная к соискателю, сказала, что мучить Лисовского до такой степени право не стоит. Не он эту политическую рекламу придумал. В древней Помпее, например, на одной из очищенных от пепла стен нашли надпись: «Голосуйте за Ватуса! За него голосуют все пьяницы и все те, кто бьет своих жен!»
       Но позвольте, господа, пьяницы и все те, кто бьет свою лучшую половину, — это вполне реальный социальный класс. Им предложили Ватуса, который просто делает все то, в чем они видят смысл своей жизни, лучше и профессиональнее. А мне в марте предложат «образ героя», который мочит «образом врага». А Помпея, донесла наука, прожила недолго...
       Г-н Лисовский считает, что это нормально, когда не все с ним не согласны. Непримиримость позиций выразилась предельно корректно: десять голосов — «за», два — «против», три — «воздержались». По правилам для присуждения соискателю ученой степени нужно две трети согласия от присутствующего ученого совета. Получилось ровно две трети, или, как принято выражаться в ученом мире, защита «на бровях».
       Зачем же тратиться на «единогласно»?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera