Сюжеты

НАКАЗАНИЕ ПОЯСОМ ВЕРНОСТИ

Этот материал вышел в № 12 от 17 Февраля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Выйдет ли Путин из своего окружения Кремль упорно продолжает наступать на грабли, увеличивая пропасть между исполняющим обязанности президента и либеральной частью общества. А Владимир Путин как будто взялся всем доказать, что он пока еще...


Выйдет ли Путин из своего окружения
       
       Кремль упорно продолжает наступать на грабли, увеличивая пропасть между исполняющим обязанности президента и либеральной частью общества. А Владимир Путин как будто взялся всем доказать, что он пока еще не политик, а лишь исполняющий обязанности оного
       
       Вообще, если бы я верила в теорию заговора — а мне трудно в нее поверить по той простой причине, что всякий заговор требует исключительных мозгов, которых в Кремле очевидно не наблюдается, — я бы решила, что кто-то там вполне сознательно решил загодя испортить отношения Путина и с интеллигенцией, и со средствами массовой информации, и с демократами, и с мировым цивилизованным сообществом.
       Кремлевские политтехнологи, специалисты по манипуляции общественным мнением как будто сознательно пытаются загнать Путина в угол противостояния с думающей частью общества, дабы, загнав туда, поставить нового кремлевского хозяина перед фактом: дескать, мы же говорили вам, Владимир Владимирович, что для этих интеллигентов и либералов вы все равно не более чем гэбэшник, они так и так будут к вам в оппозиции, что бы вы ни сказали и ни сделали, а потому, дорогой вы наш, рассчитывать вам приходится только на нас, ваших верных и беспринципных политтехнологов.
       Рациональность такого подхода — если бы, повторю, я верила в подобный заговор — налицо. Кремлевским политтехнологам по-хорошему сейчас следовало бы судорожно искать новые места работы — в любой стране со сменой президента в отставку уходит и вся бюрократия прежнего, однако им этого явно не хочется. Ибо в нашей стране близость к власти — это прежде всего близость к большим деньгам: ну в какой пиаровской фирме можно заработать на столь же комфортную жизнь, которую обеспечивает работа в Кремле? Следовательно, что надо сделать? Правильно, доказать свою незаменимость. Нужна партия власти? Нет проблем, за три месяца ее создадим. Нужно превратить парламент в институт, полностью подчиняющийся Кремлю, — тоже без вопросов.
       Однако, если говорить серьезно, то игра, затеянная нынешним ближайшим окружением Путина, весьма опасна. И прежде всего для самого исполняющего обязанности. Результатом может стать вполне реальный бойкот выборов. Люди либо проголосуют ногами, то есть не придут на избирательные участки, либо проголосуют против всех. Обеспокоенность более умной части Кремля по этому поводу уже выплеснулась на экран телевизора. Менее умная успокаивает себя тем, что интеллигентская часть электората вряд ли составляет более 20 процентов, а потому о ней надо просто забыть.
       Между тем они зря себя успокаивают. Грязные политические технологии опасны прежде всего тем, что при повторном их использовании могут не сработать. Помню, няня моего ребенка — женщина простая и не искушенная в политике — объясняла мне, почему на выборах девяносто шестого года она проголосовала не за Ельцина, который в принципе ей был даже вполне симпатичен, а за Зюганова. Обьяснила она так: «Захожу в троллейбус — там голосуй сердцем, в метро — тоже, телевизор включаю — и там мне говорят, чтобы я за Ельцина голосовала. Ну чего они на меня давят? Что-то тут нечисто. Пошла и поставила галочку за Зюганова».
       Политическая технология по превращению избирателя в дурака была удачно опробована на парламентских выборах в отношении партии без лица и программы — «Единство». Второй раз она может и не сработать.Как не срабатывала в целом ряде стран. Однако кремлевские интеллектуалы книжек, как известно, не читают, они сами их пишут. Результат налицо: на встрече со студентами Зеленограда Владимир Путин объясняет отсутствие собственной предвыборной программы тем, что боится: коли ее обнародует, ее тут же оппоненты начнут рвать на части — то бишь критиковать. Что-то в этом роде, хотя и менее внятно, говорил и лидер «Единства» Сергей Шойгу. Реакция избирателя даже с минимальным числом извилин на такой политтехнологический ход при повторном его использовании может быть только одна: э-э, дорогой кандидат в президенты, если вы боитесь рассказать нам о своих президентских намерениях, то, вероятно, в этой вашей программе что-то такое, чего следует нам, избирателям, опасаться.
       Столь же негативной должна быть и реакция на ответ Владимира Путина на вопрос по поводу судьбы Андрея Бабицкого, заданный Путину во время экскурсии по коровникам Краснодарского края. Путин выразился в том смысле, что Бабицкий не сельхозработник, а потому не время и не место о нем говорить. Для исполняющего обязанности гаранта прав и свобод всех граждан России такой ответ по поводу гражданина России, очевидно попавшего в очень тяжелую ситуацию (как бы Путин ни относился к журналисту радиостанции «Свобода»), — мало сказать неудачный. Ибо политик, претендующий на пост президента страны, не может позволить себе публично наплевать на одного из своих сограждан. А что если в следующий раз он так же открестится и от меня? — подумает избиратель.
       Короче: Путин еще раз продемонстрировал, что он пока — не политик, а лишь исполняющий его роль. Если бы я верила в теорию заговора, то на месте кремлевских политтехнологов всячески поддерживала бы в Путине эту неуверенность в себе как в самостоятельном политике. Всю свою карьеру Владимир Путин был человеком, исполняющим указания других начальников. Если бы я верила в теорию заговора, то подумала бы, что кремлевское окружение Путина делает все, чтобы доказать кандидату в президенты России, что без этого своего окружения он шагу ступить не может и не должен.
       Известный политтехнолог Глеб Павловский прокомментировал одно из весьма серьезных публичных заявлений Владимира Путина о необходимости создания в России двухпартийной политической системы по западному образцу так: «Путин пошутил. У нас в стране есть только одна партия — партия власти». Если бы я верила в теорию заговора, то на месте кремлевских политтехнологов именно так комментировала заявления и.о.: «Дескать, ребята, не относитесь к кандидату слишком серьезно: он у нас шутник, шутить любит. За серьезные дела в Кремле отвечаем мы».
       Ах как же не хочется верить в теорию заговора.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera