Сюжеты

ЗВУКОСНИМАТЕЛИ-2

Этот материал вышел в № 12 от 17 Февраля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Никто из реальных игроков отечественного аудио-, видеорынка, емкость которого близка к миллиарду долларов, и не думает скрывать, что пиратируют все. Абсолютно все Мы опубликовали в № 3(Д) за 2000 год расшифровку разговора с человеком,...


Никто из реальных игроков отечественного аудио-, видеорынка, емкость которого близка к миллиарду долларов, и не думает скрывать, что пиратируют все. Абсолютно все
       
       Мы опубликовали в № 3(Д) за 2000 год расшифровку разговора с человеком, «очень близким к пиратскому бизнесу», как он сам просил себя представить. На рынке по этой причине возник переполох. Прорвало, что называется. Ниже мы печатаем эксклюзивные откровения топ-менеджеров компаний АРС, «Реал-рекордз», «ОРТ-рекордз» и «Союз», вызванные нашей предыдущей публикацией.
        Речь в ней, напомним, шла о том, что российский рынок аудио-, видеопродукции, емкость которого близка к миллиарду долларов, функционирует на достигнутом паритете интересов между пиратами и легальными компаниями.
       Схема была описана такая. Любая легальная компания четко знает, что не сможет заработать даже на самом «топовом» альбоме больше 30—40 тысяч долларов, поскольку его тут же отпиратируют. Пираты в состоянии выпускать альбомы буквально в один день с легальной презентацией, потому что звук за взятки воруется на самых разных этапах прямо со студий, а полиграфия — из издательств. А после того как на рынке появляется дешевый пиратский аналог, легальные продажи встают.
       Поэтому легальные компании — все! — вынуждены заключать с пиратами сделки. Пират платит легальной компании за альбом, с легальных продаж которого можно получить не больше 30 тысяч долларов (например, группы «Отпетые мошенники»), сразу 70 тысяч. И забирает проект себе. И печатает, сколько хочет, но уже как бы легально, как обладатель авторских прав. Речь в нашем материале шла о том, что главным пиратом в стране являются компания «Р...» и ее владелец некто Евгений Ильич Л... Все наши собеседники — крупнейшие игроки аудио-, видеорынка — признали в этом персонаже Евгения Ильича Ладика и его компанию «Ронис-Олимпий»

       
       ПИРАТСКИЙ ПАРИТЕТ
       Рынок производит впечатление пугающее. Никто не отрицает, что сотрудничество с пиратами является единственным способом выжить. Никто не апеллирует к милиции. Возможно, потому, что, как заметил наш предыдущий собеседник, «пираты крышуются генералитетом милиции и очень влиятельными губернаторами».
        Алена МИХАЙЛОВА, генеральный директор «Реал-рекордз»:
       — То, что вы написали, — это правда на 100 процентов. У легальных компаний нет выбора. После кризиса легальные продажи дорогих дисков упали дальше некуда. Отсюда — разгул пиратства. Тиражи дорогих компактов раньше составляли 10—20 тысяч при цене 6—8 долларов. Сейчас таких дисков в лучшем случае продается тысяча. Две тысячи — это почти невозможно.
       Иосиф ПРИГОЖИН, бывший гендиректор «ОРТ-рекордз»:
       — Я могу понять легальных игроков, заключающих договоры с потенциальными пиратами заранее. Потому что у пиратских заводов в руках все карты. Я часто слышу, что та или иная компания продает свои проекты пиратским заводам за наличные. Чтобы хоть какие-то деньги получить.
       Максим ДМИТРИЕВ, менеджер по авторским правам музыкального издательства «Союз»:
       — Финансовые отношения компаний с пиратами скрывать уже не имеет смысла. Завод по производству дисков «Квадрадиск», например, раньше имел свой нелегальный каталог, издавал «Романтические коллекции» — вопиющие по нарушениям авторских прав. Так вот, совсем недавно «Квадрадиск» подписал соглашение с нашей компанией, чтобы официально выпускать продукцию. Происходит их легализация через нас.
       Вадим БОТНАРЮК, гендиректор «АРС-рекордз»:
       — Понятно, что из-за недостаточной выруленности законодательства ситуация благоприятна для пиратства. Рынок — пиратский на 90 процентов. Официальные лейблы изощряются, как могут. Так что паритет интересов — это вынужденная мера, вызванная бездействием правоохранительных органов. Рынок сузился. Топовых проектов у любой компании мало, в лучшем случае — по два в году. Мы колотимся в объеме денег, которые позволяют просто выживать.
       
       ЧУДЕСА ПИРАТСТВА
       Давайте уж по-честному. Пиратством занимаются всем известные легальные заводы, которых — считанные единицы. У завода-пирата есть два способа производить продукцию: либо очень оперативно украсть где-то звук и оформление, либо купить тот или иной альбом у издателя легально. Наши собеседники рассказывают о чудесах ловкости, которые проявляют пираты, когда им надо выпустить альбом, о котором они не сумели договориться.
        Алена МИХАЙЛОВА:
       — С «Ронисом», о котором вы писали, мы не сотрудничаем именно из-за их чудесных пиратских методов. Был конкретный случай, когда Ладик нам предлагал за последний диск Линды достаточно серьезные деньги, и мы сначала согласились. Но в какой-то момент мы собрались и решили, что это для нас слишком значимый проект, и отдавать его Ладику нельзя. Мы решили: пусть мы на треть потеряем, но убедили-таки Эрнста альбом оставить. И, приняв другое решение, мы перезвонили Ладику.
       У нас есть точная информация, что в день официального релиза Линды Ладик напечатал на своем заводе 300 тысяч кассет пиратски. Это стопроцентная информация. Кассеты были в коробочках и с голограммой, отличного качества. Ладик в результате продавал по 6,8 цента кассеты, которые мы сами продавали за 15. Это была месть.
       Конкурентные преимущества таких пиратов, как Ладик, — это огромные производственные мощности, низкая себестоимость и ноль налогов. Плюс фантастически налаженная сеть. Когда я работала в «Союзе», мы ловили собственного дизайнера, выносящего дискету с оформлением. Из студии при мастеринге утекает звук. Фантики воруются на уровне пленок.
       Иосиф ПРИГОЖИН:
       — По кассете ведь можно вычислить, кто произвел. Естественно, что компании не просто так обвиняют тех, кого обвиняют. Во времена «ОРТ-рекордз» я работал с ростовским заводом «Ронис», как с самым крупным в стране производителем кассет. Да, были кассеты без стикеров. У меня были подозрения, что он пиратирует, но за руку я его не ловил. У нас схема сотрудничества была такая. Мы были лейблом, он производил. А дистрибьюцию мы делили 50 на 50. Но, исходя из объемов его производства, я могу подтвердить, что поле для шантажа любой рекорд-компании у Ладика есть.
       Максим ДМИТРИЕВ:
       — Не секрет, что заводы пиратируют своих же заказчиков. Покупают у компаний лицензию на производство двух тысяч копий, а печатают, сколько душа просит. Любая полиграфия ими сканируется и подделывается вместе с голограммами. Голограммы утекают с государственных заводов, где их производят. У нас был такой случай недавно. Мы сначала делали одни голограммы. Потом их отменили, поставили другие — с номерами. И на рынке стали появляться носители со старыми голограммами. В данном случае пиратировал Ронис, старые голограммы были на его кассетах.
       Вадим БОТНАРЮК:
       — Мы, конечно, ловили пиратов за руку на наших изданиях. Например, обнаружили пиратские копии «Канатного плясуна» Леонтьева, вышли на этих людей — знакомые привели человечка от пиратов. Я ему говорю: «Лучше покупайте у нас права, не пиратствуйте, потому что рано или поздно вас схватят». Мы с ним договорились. Они купили у нас лицензии. Больше я не видел пиратских копий этого альбома. Теперь эти люди даже предупреждают нас об угрозах пиратского рынка загодя.
       
       ПИРАТСКИЕ ЗАВОДЫ
       То есть приходит в любую компанию к директору человечек и предлагает за проект очень хорошие деньги. Прямо в чемодане.
       Официально схема выглядит следующим образом: легальная компания, «Реал-рекордз» например, выпускает пластинку той же Земфиры, правообладателем которой «Реал-рекордз» является. Модель сотрудничества с пиратами такая. «Реал» получает от завода деньги и дает ему право выпустить оговоренное количество пластинок (две тысячи, например). То есть отдает на завод две тысячи вкладышей для дисков (именно то, что легальный лейбл сам делает оформление, является как бы гарантией от пиратства).
       На самом-то деле, продав лицензию на две тысячи пластинок, «Реал» может навсегда распрощаться с альбомом Земфиры, потому что завод сверх этих двух тысяч легальных напечатает еще 30 тысяч пиратских копий. А полиграфия сегодня не является проблемой в принципе, потому что ее можно, во-первых, отсканировать с готовой копии, а во-вторых, украсть на любой стадии производства — у дизайнера, у курьера. Впрочем, почти никто из опрошенных нами участников рынка и не скрывает, что заводы могут напечатать ровно столько копий, сколько захотят, и договоры являются пустыми формальностями.
       Алена МИХАЙЛОВА:
       — Положение сложилось уникальное. Пираты, они же заводы, поделили между собой нас. И они договорились друг друга не пиратить. Мы в результате работаем с заводом «Мистерия звука». Крутой работает с Бражкиным («Квадрадиск»), «Союз» — с «Гранд-рекордз». Теперь никто даже не звонит, ничего не предлагает, рынок поделен. Сейчас, правда, поставили новые заводы в Питере и в Казани, и они пиратские оба. Они пиратят все подряд, но голову им скоро оторвут, как нарушителям конвенции.
       
       ПИРАТСКОЕ ЗАВТРА
       Таким образом, мы можем составить прогноз развития рынка на ближайшее время. Во-первых, игроков на рынке станет еще меньше. Потому что пираты со своими огромными производствами легализуются, и они не видят больше смысла в том, чтобы покупать права на альбомы у так называемых легальных компаний, раз можно их купить у самих артистов напрямую. Например, тот же «Ронис» сейчас выпускает новый альбом жуткой Кати Лель под своим лейблом. Поэтому рекорд-компаний станет заметно меньше, а оставшимся придется сильно доказывать рынку свое право на существование.
       Естественно, на плаву останутся те легальные издатели, которые имеют определяющее влияние на политику телеканалов и радиостанций. То есть «Медиа-стар» Талмацкого, контролирующая эфирную политику Муз-ТВ, продолжит благополучно выпускать свою попсу на заводах «Рониса». «Реал-рекордс» продолжит издавать самые лучшие проекты ровно до тех пор, пока ей покровительствуют первый канал и лично Эрнст, а у издающего подразделения «РАЙС ЛИС`С» все будет в порядке ровно до тех пор, пока группировка Лисовского контролирует ТВЦ. Самые интересные катаклизмы в ближайшее время могут произойти с одним из старейших игроков — с АРСом. Поскольку эта компания занимала на рынке значительные позиции исключительно благодаря тесным дружеским связям г-на Крутого с г-ном Швыдким, отдавшим в ведение АРСа (говорят, небескорыстно) абсолютно всю музыку холдинга ВГТРК, дальнейшая судьба АРСа будет во многом зависеть от того, договорится ли Крутой с новым председателем ВГТРК Добродеевым. В чем есть искренние сомнения.
       Сотрудничество всех компаний с телеканалами происходит по системе, придуманной в свое время гендиректором «ОРТ-рекордз» Иосифом ПРИГОЖИНЫМ.
       — Было две проблемы, которые надо было решить. Во-первых, на канале процветало взяточничество — работники программ, например «Утренней почты», за копеечные взятки ставили в эфир первого канала всякую помойку, чем порочили репутацию канала. А во-вторых, была рекорд-компания «ОРТ-рекордз» (сейчас на ее месте «Реал»), которой неплохо было бы раскручивать на первом канале тех артистов, диски которых она издает. Поэтому «ОРТ-рекордз» стала выступать на первом канале в роли производителя музыкальных программ для него. Вы назвали это «взятками вкривую» — мол, раньше артисты за эфиры платили деньгами, а теперь вот — авторскими правами на альбомы, с которых компания потом зарабатывает. Я смотрю на это иначе. Ведь что происходит? Канал раскручивает артиста бесплатно. О`кей? Артист становится звездой, что без канала было бы невозможно. Канал, получается, имеет право создать структуру, которая на артистах зарабатывает. Все так и сделали.
       
       ПИРАТСКИЕ ЛИЦЕНЗИИ
       Мэрия отдельно взятой Москвы попыталась бороться с пиратством. Или сделала вид. Выпустила московские наклейки, стала их продавать по центу штука, и без них с 1 февраля в Москве продавать кассеты и диски категорически запрещено.
       Пираты этого испугались и стали было думать, каким образом подделывать или воровать эти марки. Потому что такая процедура, конечно, могла создать пиратам большие сложности, если бы мэрия продавала марки только легальным правообладателям альбомов. Но вот как выглядит московская ситуация в реальности.
       Алена МИХАЙЛОВА:
       — Случилось первое февраля. Мы проехали по магазинам. Полно оклеенной по всем правилам пиратской продукции. Никакой борьбы с пиратами не было. Они просто зарабатывают по центу с каждой марки. Они продают марки всем, и пиратам в том числе. Когда мы брали в мэрии эти марки, выяснилось, что ничем не надо подтверждать правообладание. Кто угодно может купить. Сейчас идет оклеивание складских остатков, остатки можно заявить любые, и я знаю, что «РАЙС ЛИС`С» заявила два миллиона остатков, что вообще нереально. Кто-то у них спросил, зачем им столько марок?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera