Сюжеты

«ТО ЛИ ОН УКРАЛ, ТО ЛИ У НЕГО УКРАЛИ…»

Этот материал вышел в № 13 от 21 Февраля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

(По просьбе «Новой газеты» ситуацию комментироует самарский журналист.) Итак, есть уголовное дело 9892019, которое тянется еще с 1998 года. Возбуждено оно по факту уклонения от уплаты налогов некоего ООО «Протон», выступавшего посредником...


(По просьбе «Новой газеты» ситуацию комментироует самарский журналист.)
   
       Итак, есть уголовное дело 9892019, которое тянется еще с 1998 года. Возбуждено оно по факту уклонения от уплаты налогов некоего ООО «Протон», выступавшего посредником в сделке между «Самараэнерго» и «Самаратрансгазом». И есть третья сторона — «Волгопромгаз», динамично развивающаяся структура, явно не нравящаяся конкурентам. Как привязать ее к этому делу и обвинить во всех грехах? Для начала стоит привязать к этому делу якобы имевшее место убийство офицера налоговой полиции М. Куприянова. Последний погиб по неосторожности. Вместе со знакомым решил в конце марта сбегать на спор босиком по льду за Волгу: их трупы нашли спустя длительное время. Прокуратура несколько раз вела расследование этого случая, и 5 января 2000 года вынесла постановление: состав преступления в данном случае отсутствует. Среди тех, кто допрашивался по этому случаю, были и высшие чины самарской налоговой полиции, полностью согласившиеся с мнением следствия. Но позже они же высказали предположение, что гибель Куприянова, стоявшего у истоков дела «Протона», была выгодна «Волгопромгазу», остальное можно было домыслить...
       Правда, факт трагической гибели имел место в марте 1997 года, а сделка, которая легла в основу уголовного дела «Протона», завершилась в середине 1997 года... И в официальном ответе прокурора Самарской области на запрос со стороны «Волгопромгаза» по данным инсинуациям утверждается, что полицейские полностью отрицали связь газовиков с гибелью офицера. Но ведь когда надо придумывать компромат — все годится. И его производят дальше, утверждая, что во время декабрьских обысков в принадлежащем «Волгопромгазу» «Агентстве вооруженной охраны» были найдены материалы по делу Куприянова, украденные из прокуратуры, переписка УФСНП России с прокуратурой области, спецтехника, некие секретные информационные базы. Попутно, чтобы напустить тумана и создать видимость коррупции, сообщается, что «АВО» якобы возглавляет один из сотрудников «Волгопромгаза» С. Левков, ранее служивший в ФСБ, имеющий брата, работающего в ОБЭП, и т. д.
        Но есть другие факты, и убедительные. Факт первый: обыск в «Агентстве вооруженной охраны» признан судом незаконным и проводился с грубейшими нарушениями законности. Факт второй: «АВО» — это структура, охраняющая газопроводы, жилые дома, газораспределительные станции и т. д., т. е. по сути своей не имеющая отношения ни к какой спецтехнике. Третье — в полицейских протоколах изъятия документов и вещей из офиса агентства не зафиксировано ни материалов по делу Куприянова, ни переписки УФСНП, ни спецтехники и баз данных. Факт четвертый: С. Левков, инвалид 1-й группы и ветеран органов ФСБ, действительно работает в «Волгопромгазе», но никакого отношения к «АВО» не имеет, у ведомственной охраны свой руководитель.
       Не вышло? Ничего. Расскажем, например, что «Волгопромгаз» — это посредник между «Самаратрансгазом» и «Межрегионгазом» и потребителями, собирающий дисконты с поставок газа и получающий путем взаимозачетов в собственность газопроводы, нефтехимию, тепловые сети. Для справки: «Волгопромгаз» строит, обслуживает и эксплуатирует газопроводы, но не более того. Торговля газом — это епархия РАО «Газпром» и его подразделений. Больше этим в Самарской области никто не занимается. Но ведь надо же показать, что наносится ущерб «Газпрому». А как? Да опять подтасовать факты.
       В 1997 году ряд самарских нефтехимических заводов переживал тяжелые времена. Рулившая на них московская группа компаний «Максим» выкачивала из предприятий десятки миллионов долларов. Задолженности всех заводов в бюджет росли с катастрофической скоростью. Налоговой полиции не было рядом и в помине ... Первыми забили тревогу энергетики — рост долгов заводов поставил «Самараэнерго» на грань банкротства. После этого они начали банкротить должников, подав иски в арбитражный суд. Испугавшиеся хозяева заводов предложили схему вексельного взаимозачета между предприятиями, «Самараэнерго» и «Самаратрансгазом». Заводы выпустили векселя и передали их «Самараэнерго», а то передало их в счет своего долга газовикам — «Самаратрансгазу». Последний приобрел таким образом возможность получить либо продукцию заводов, либо часть их собственности — в перспективе. В 1997—1998 годах «Максим», окончательно разрушивший заводы, продал их «Волгопромгазу» (кстати, купившему за «живые» деньги на официальном аукционе и долю собственности в газораспределительной сети области). К тому времени предприятия имели колоссальные бюджетные долги, огромную задолженность по зарплате.
        За два года работы специалистам «Волгопромгаза» удалось реструктуризировать долги перед кредиторами, выплатить долги по зарплате и запустить стоявшие заводы. В 1999 году они заплатили налогов в 5 раз больше, чем в 1997-м, под «Максимом» — около 500 миллионов рублей. Налоговики интерпретировали и это: работа по расшивке долгов и выпуск векселей «увеличили» размер дебиторской задолженности «Самаратрансгаза» перед бюджетом, что, по мысли авторов этих тезисов, нанесло ущерб всем бюджетам и РАО «Газпром». Но выпуск векселей, и это известно любому бухгалтеру, не увеличивает размер дебиторской задолженности, а трансформирует ее в иную, более выгодную предприятию форму. Споткнувшись на элементарной экономической неграмотности, полицейские нашли в схеме зачета между «Самараэнерго» и «Самаратрансгазом» некую фирму «Протон», в которой исчезли 10 миллионов долларов. А как ее увязать с «Волгопромгазом»? Сложно. И тогда налоговая полиция пошла напролом — арестовала одного из его менеджеров, Сергея Никитина, бездоказательно обвинив его в преступных связях с «Протоном».
        Но спустя три дня прокуратура признала задержание необоснованным, и Никитина вынуждены были отпустить. А тут еще выяснилось, что фирм с названием «Протон» несколько, и вопрос, какая из них участвовала в зачете, а в какой пропали деньги, до сих пор не выяснен. Дело явно зашло в тупик, и в ход пошли кулуарные беседы с журналистами, в которых им предлагались якобы подтвержденные факты. Вплоть до того, что инициатива действий против «Волгопромгаза» исходила от российского правительства... Каково, а ?
       
       P.S.
       Коллегия Самарского областного арбитражного суда 16 февраля признала действия налоговиков по изъятию документации во время обысков офисов «Волгопромгаза» незаконными. Так же, как ранее был признан незаконным обыск в «Агентстве вооруженной охраны» и еще ряде структур.

       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera