Сюжеты

БАХЫТ: канаДоходец НАД ОКЕАНОМ

Этот материал вышел в № 13 от 21 Февраля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

канаДоходец НАД ОКЕАНОМ Когда несколько лет назад почти совсем перестали выходить книги стихов, журнал «Знамя» начал публиковать большие подборки. По сути — книгу в журнале. Понятно, что в номере не могло быть больше одной такой...


канаДоходец НАД ОКЕАНОМ
       
       Когда несколько лет назад почти совсем перестали выходить книги стихов, журнал «Знамя» начал публиковать большие подборки. По сути — книгу в журнале.
       Понятно, что в номере не могло быть больше одной такой подборки-книги, в год — соответственно двенадцать.
       Как за любым дефицитом, за такими публикациями выстроилась виртуальная, но вполне серьезная, по-советски угрюмая и плотная очередь. Даром, что из поэтов.
       Так вот, Бахыт Кенжеев свою очередь уступил. Женщине. Саратовской преподавательнице Светлане Кековой (ныне финалисту и, значит, уже лауреату премии Аполлона Григорьева).
       И в этом поступке (а пропустить кого-то в очереди перед собой — это в России всегда поступок, могут и самого выкинуть, не говорю — побить) выразились сразу две страсти Бахыта. Да, к прекрасному полу — при том, что Кекову он к тому времени в глаза не видел, но рыцарем можно быть и заочно. И — да — к поэзии.
       А вот ее Кенжеев знал и знает очень хорошо. И по-настоящему любит.
       Он помнит и с удовольствием читает наизусть огромное количество чужих стихов. И это не только его любимые классики ХХ века — Мандельштам, Ходасевич, Бродский... Но и ровесники, товарищи по цеху.
       В застойные годы этот цех для Бахыта ограничивался полуандеграундной самоназванной группой «Московское время». С тех пор круг и расширился, и сузился — такая вот неевклидова геометрия человеческой жизни. Появились новые друзья-соперники, но — Александр Сопровский погиб, Алексей Цветков в глухой эмиграции...
       Сам же Бахыт непонятно где живет: в Канаде или в России. Вроде бы все же в Канаде, но почти всякий раз, попадая на очередную литературную тусовку, я встречаю там Бахыта, заразительно смеющегося и инициативного на предмет дальнейшего времяпрепровождения. Уж кем-кем, а эмигрантом — по крайней мере в Москве — он себя не чувствует.
       А почему, собственно, должен чувствовать? Он в этом городе родился. В Канаду уехал по семейным обстоятельствам. Отчасти по ним же в последние годы столь регулярно сюда приезжает. Нрав веселый, сердце широкое, взгляд мудро-лукавый, кровь — с восточной кочевой примесью. Хотя, наверно, точнее о Кенжееве сказал критик К. Кузьминский: «смесь чего-то очень восточного с чем-то очень восточным». В общем, Бахыт — это еще тот компот!..
       Самое поразительное, что ему в этом году исполняется пятьдесят лет. Очень трудно представить, что именно столько в семидесятые было Самойлову, Межирову или Окуджаве, а в восьмидесятые — Евтушенко или Вознесенскому. Вот что значит задержанное поколение, которое начали числить в «молодых», то есть полулегализовали, когда собственно молодым оно уже не являлось.
       Кстати, следующая кличка, присвоенная этому поколению, — постмодернисты. Некоторым его представителям она более или менее подходит. Кенжееву не очень. Да, в его стихах много цитат (переосмысленных, часто «перевернутых») из предшественников и коллег. Но, пожалуй, этим признаки постмодернизма исчерпываются. И высокий коэффициент цитирования у Бахыта тоже не дань моде, а выражение все той же упомянутой страсти: любви к поэзии.
       Кажется, порой Кенжееву приходится приносить этой любви жертвы — собственными стихами. Это когда какое-то стихотворение вдруг слишком напоминает Бродского, а какое-то расслабляется в тени Мандельштама...
       И все же у Бахыта свой узнаваемый, хотя и негромкий голос. Пожалуй, это он написал про себя: «голос свободен и тих».
       Тут очень важное слово — «свободен». Оно определяет и основную особенность его натуры (именно натуру Шопенгауэр называл сутью поэтического дара), и уровень владения стихотворной техникой, который позволяет не ограничивать полноту высказывания. Поэтому Кенжеев не стремится к созданию «маленьких шедевров» (болезнь многих), а всякий раз хочет докопаться до того, что знает душа и не ведает сознание. На этом пути удачи и неудачи у него, естественно, чередуются, но это путь поэзии.
       Почитайте подборку его новых (за исключением первого) стихотворений — убедитесь.
       Остается добавить, что первый сборник Кенжеева был издан в 1984 году в Анн Арборе (США). Назывался он сразу «Избранная лирика» (было из чего выбирать). Потом вышли еще несколько стихотворных книг.
       Кроме того, Бахыт — автор по крайней мере двух романов и отец-основатель еще одного поэта-ирониста по имени Ремонт Приборов. Этот последний свободно гуляет между городами и странами, так же, как его родитель, но только по Интернету.
       
       P. S.
       К популярной куртуазной группе «Бахыт-Компот» Кенжеев никакого отношения не имеет.

       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera