Сюжеты

«МЕЛЬНИЦА». Фрагмент из книги Юлия Дубова «Большая пайка»

Этот материал вышел в № 15 от 28 Февраля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Фрагмент из книги Юлия Дубова «Большая пайка» По сюжету близкий друг и заместитель Платона Виктор Сысоев пытается протащить через таможню инфокаровские вагоны с машинами. Единственной возможностью не платить на таможне безумных пошлин...


Фрагмент из книги Юлия Дубова «Большая пайка»
       

       По сюжету близкий друг и заместитель Платона Виктор Сысоев пытается протащить через таможню инфокаровские вагоны с машинами. Единственной возможностью не платить на таможне безумных пошлин оказывается сотрудничество с так называемыми льготниками — общественными организациями, имеющими право на беспошлинный ввоз товаров. Среди «слепых», «сирот», «афганцев» и Ассоциации содействия малому бизнесу Виктор Сысоев останавливается на последней. И пытается договориться с ее экстравагантными работниками, успевшими купить себе где-то потомственное дворянство
       


       Самая большая проблема упиралась в счет, на котором должна была концентрироваться вся выручка за машины. Виктор настаивал, чтобы этот счет принадлежал «Инфокару».
       — Поймите, — убеждал он, — у нас за всю историю не было случая, чтобы мы работали с чужих счетов.
       Графья стояли насмерть.
       — Ты вот это видишь? — граф Гера тыкал пальцем в таможенный штамп. — Контракт зарегистрирован. И никто больше в таможню ни с какими исправлениями или дополнениями не сунется. Понял? Нарушать законы мы тоже не будем. Мы их уважаем. — Он подмигнул Виктору. — Пойми, чудак, если мы сделаем точно так, как написано, у нас потом проблем вовсе не будет.
       В чистоту намерений обоих графьев Виктору очень хотелось верить. Но было боязно. Фактически речь шла о том, что на счете Ассоциации содействия малому бизнесу в некоторый момент должна оказаться астрономическая сумма денег. И исключительно от подписи какого-то Горбункова, которого Виктор в глаза не видел и о котором графья пренебрежительно говорили как о зиц-председателе, зависело, будет ли эта сумма конвертирована в валюту и отправлена по указанному Виктором адресу или же, как это много раз случалось, бесследно пропадет. «Никакого бизнеса на доверии», — стучала в мозгу Виктора чеканная фраза Платона.
       — А вот у «слепых», — начинал Виктор, уже обогатившийся кое-какими сведениями, — можно по их поручению платить за рубеж со своего счета...
       — Ну и иди к «слепым», — разводил руками Гера. — Через год тебя возьмут за... за это самое место.
       Наконец к Виктору пришла спасительная мысль.
       — Ребята, мне нужны гарантии, — сказал он графьям, пригласив их как-то вечером в «Метрополь». — Вы ведь не сами по себе. Кто-то же за вами стоит. Тот, кто все это строил. Познакомьте.
       — Это тебе не нужно, — категорически заявил граф Гера. — Забудь.
       Граф Саша молчал, поглядывая на Виктора через стол, а в конце ужина неожиданно спросил:
       — Слушай, Вить, а ты в августе девяносто первого, случаем, у Белого дома не был?
       — Был.
       — Не ты американца к Ельцину притаскивал?
       — Я.
       — А меня не припоминаешь?
       Виктор задумался. Ему уже несколько раз приходило в голову, что этого Сашу он уже где-то встречал, только без шрама.
       — Думай, думай, — сказал Саша. — Это же ваша фирма нам продукты подвозила. Не вспомнил?
       — Все! — радостно сказал Виктор. — Я тебя помню. Ты тогда к нам подходил. Только у тебя шрама не было.
       Саша машинально потрогал щеку.
       — Это уже потом, в девяносто третьем. Когда через подземелье уходили. Я тебя тоже только сейчас признал. Так что, хочешь с нашим домовым переговорить?
       — Хочу, — признался Виктор. — А почему с домовым?
       — Да так, прозвали... Вроде как нечистая сила, но одомашненная. Я ему скажу.
       Домовым оказался герой Афгана полковник Беленький — тот самый, который когда-то объяснил Виктору непростую расстановку сил вокруг Белого дома и направил его и Терри МакФаддена на строительство баррикад. Скрипя протезами и морща красное от ожогов, покрытое пятнами лицо, он слушал сбивчивые объяснения Сысоева.
       — Ну и что? — спросил он. — И вся проблема? Да хрен с ним! Гера! Сколько у нас сейчас на счете? В Швейцарии? Запузырь ему двести штук, куда скажет. Вот и будет ему гарантия. А из Ассоциации гони деньги траншами тоже по двести штук. Понял, Витек? Я тебе вроде как кредит даю. Ну, скажем, под десять процентов годовых. Ежели тебе в течение двух дней из Москвы деньги не поступили, эти двести тыщ твои. И разбегаемся. А если все в порядке, то, когда все закончим, вернешь мне двести двадцать. Ну что, сиятельства хреновы? — обратился он к графьям. — Учитесь коммерции. Вы там две недели ковыряетесь, и ни хрена, а я за пять минут двадцать штук срубил.
       Дальше Дубов описывает разгул бестаможенного импорта, ввозимого через льготников, в который погрузилось государство, теряя на этом миллиарды долларов. Но настает время, когда кто-то в правительстве лоббирует отмену всех таможенных льгот, что приводит рынок в панику. И преступные группировки, контролирующие льготные общественные организации, начинают беспрецедентную войну. Виктор Сысоев, глава «Инфокара» Платон и глава Ассоциации содействия малому бизнесу полковник Павел Беленький придумывают новую схему уклонения от пошлин.
       
       На встречу с полковником Платон согласился мгновенно, что при его загрузке было просто удивительно. Выслушав по-военному четкий рассказ Беленького, он сразу оценил ситуацию.
       — Ни с кем не соединяйте, — попросил Платон администратора клуба. — Значит, так. Сначала для льготников была отмена всех таможенных платежей. И льготники работали нормально. Потом сказали, что за таможню придется платить через полгода. И льготники напугались. Я правильно понимаю, Паша?
       — Правильно, — кивнул Беленький, прихлебывая апельсиновый сок.
       — А теперь на них из-за этого наехали, и начался беспредел. Верно?
       — Все верно.
       — У нас в связи с этим проблемы есть? А, Вить?
       — У нас нет.
       — Угу. Тогда при чем здесь я?
       — Мы все по одному указу идем, — напомнил полковник. — А сейчас уж больно напряженная обстановка. Мне сказали тут... — он ткнул пальцем в окно. — Короче, если не возобновится нормальная работа, всё могут прикрыть. В МВД уже справку готовят. Лично для Самого.
       Платон задумался.
       — Я просто так ничего делать не буду, — объявил он. — Какой у нас будет интерес, если я скажу, как надо поступать?
       — Процент хочешь? — догадался Беленький. — Это нормально. Могу переговорить. Думаю, что договоримся.
       — Паша, — сказал Платон, размышляя о чем-то. — Мне как-то один человек звонил... Когда все начиналось, помнишь? Пусть он мне еще раз позвонит. Это ведь в его интересах, правда?
       — А чего ж не позвонить? — согласился Паша и выудил из внутреннего кармана мобильный телефон. — Сейчас сделаем.
       И полковник протянул Платону аппарат. Платон схватил телефон и выскочил за дверь. Через несколько минут вернулся улыбающийся.
       — Договорились? — поинтересовался Беленький.
       Платон кивнул.
       — Садитесь поближе. Рассказываю, как надо делать.
       Виктор оценил изящество идеи мгновенно. Это была слегка модифицированная схема «Мельницы».
       — Я с Ним согласовал, — сообщил Платон, указывая на мобильный телефон полковника Беленького. — Тут нужен будет всего лишь документ, утвержденный Министерством финансов. ОН обещал, что сделает без проблем. Значит, идея такая. Президентский указ гласит, что он обеспечивает поддержку всяким там... объединениям и фондам. Так вот... Освобождение от таможенных платежей — это не годится. Абсолютно! И отсрочка тоже. Это все противозаконно. Надо что сделать... Выбираем банк. Там открываются такие счета: спецсчет Минфина, счет Таможенного комитета, счета всех льготников. Я просил ни с кем не соединять! Неужели непонятно? Кто? Пошел он к черту! Скажи, что перезвоню через полчаса. О чем я? Да! Льготнику поступил товар. Он тут же со своего счета оплачивает таможню. В полном объеме, без всяких льгот и отсрочек. Это понятно. Деньги за пять минут поступают на таможенный счет... потому что все в одном банке... тут же с него списываются и поступают на спецсчет Минфина. Здесь же. Вот и все.
       — Я что-то не понял, — нахмурил лоб полковник Беленький. — А где же... — Он пошевелил пальцами.
       — Ах да, — огорчился Платон, — забыл совсем. Льготники для оплаты таможни берут в этом же банке кредит. Под очень низкий процент. Практически бесплатно. Им-то и расплачиваются с таможней.
       — Где же ты такой банк найдешь? — иронически спросил полковник. — Который даст дешевый кредит, да без обеспечения, да еще и безвозвратный?
       — Почему это без обеспечения! — обиделся Платон. — Я же объясняю, что президент хочет обеспечить государственную поддержку инвалидам и малому бизнесу... Вот пусть Минфин и прогарантирует возврат кредитов. На один день. А если через день льготники не вернут банку кредит, то Минфин как гарант рассчитывается с банком со своего спецсчета.
       Полковник уставился на Платона как на возникшего из ниоткуда инопланетянина.
       — Что-то я не врубился, — признался он. — Переведи.
       — Еще раз объясняю, — терпеливо сказал Платон. — Предположим, я должен один рубль тебе, ты должен рубль Витьке, а он должен рубль мне. Ни у одного из нас денег нет. Тут приходит кто-то, администратор, к примеру, и покупает у меня за один рубль... не знаю что... квартиру. Он дает мне рубль. Понял? Я отдаю этот рубль тебе, потому что я тебе должен. Теперь мы с тобой в расчете. Так? Ты отдаешь рубль Витьке. С ним ты теперь тоже в расчете. Он отдает рубль мне. Все! Больше никто из нас никому ничего не должен. А у меня остался рубль за проданную квартиру. Тут опять приходит этот... администратор... и говорит, что квартиру покупать раздумал. Я ему его рубль и возвращаю. В результате я при своей квартире, администратор с рублем, а мы все без долгов.
       Полковник долго молчал, переваривая услышанное.
       — Все равно не понял, — объявил он наконец. — Выходит, мы платим за таможню? Так или нет?
       — Так, — согласился Платон. — Кредитными деньгами. Потом эти деньги проходят по цепочке, попадают в Минфин, Минфин за тебя рассчитывается с банком. Уловил?
       Полковник уловил, потому что глаза его вдруг заблестели.
       — Ну ты голова! — восторженно сказал он. — Башка! А твой интерес где будет?
       — Не переживай, — рассмеялся Платон. — Себя я не обижу. Просто банк, через который будет идти вся работа, назову я. И маленький, ма-а-аленький такой процент по кредиту — он и будет моим интересом. Но зато сразу со всех льготников. Именно это, кстати говоря, я только что согласовывал.
       Только поражение всегда остается сиротой, а у победы много отцов. Видоизмененная «Мельница» вошла в новейшую историю российского бизнеса и была наречена в честь заместителя министра финансов, который впоследствии использовал эту же схему, но в интересах совсем других людей. И другого банка.
       
       Полковник Беленький, воодушевленный открывшимися перспективами, развернул бешеную активность. При поддержке таинственного собеседника Платона «Мельница» уже через неделю закрутилась в полную силу. Поредевший строй льготников сомкнул ряды и с новыми силами потащил через границу легализованную отныне контрабанду.
       

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera