Сюжеты

КТО ПРИШЕЛ СПАСАТЬ «АЭРОФЛОТ»

Этот материал вышел в № 15 от 28 Февраля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В последнее время в прессе появляются подробности о новой команде менеджеров известной авиакомпании. Вот некоторые «штрихи к портрету» Если летать — то только самолетами «Аэрофлота». И мы бы рады ими летать, но неизвестно — получим ли в...


       
       В последнее время в прессе появляются подробности о новой команде менеджеров известной авиакомпании. Вот некоторые «штрихи к портрету»
       
       Если летать — то только самолетами «Аэрофлота». И мы бы рады ими летать, но неизвестно — получим ли в обозримом будущем такую возможность, поскольку уважаемой компании в последние годы очень не везло с менеджерами, отвечавшими за финансы. Когда «Аэрофлот» покинули-таки наконец Александр Красненкер и его команда, которые привели фирму на грань банкротства, многие работники «Аэрофлота» с нетерпением ожидали, что их место займут наконец высококвалифицированные специалисты. Благо после дефолта безработных топ-менеджеров в стране было более чем достаточно.
       И один из них нашелся. Александр Зурабов, входивший некогда в рейтинги ведущих банкиров страны, стал первым заместителем генерального директора «Аэрофлота» по финансово-экономической и коммерческой деятельности. Кстати, имел он и некоторый опыт кризис-менеджмента: в 1998 году Зурабов пытался (правда, без особого успеха) санировать лопнувший еще до августовского кризиса Токобанк.
       Однако радость от его прихода омрачали скептики, напоминавшие, что финансовым структурам, в которых работал господин Зурабов, патологически не везло, несмотря на все его таланты. Путь Александра Юрьевича в большие финансы начался с того, что несколько лет он был заместителем председателя правления, а затем с января 1996-го по март 1999 года — президентом и председателем правления банка «Менатеп».
       Судьба этого финансового монстра, «банка-министерства», как его любили называть журналисты за огромные обороты и неповоротливость, была, как известно, печальной. Лицензию отозвал Центробанк, а кредиторы и сегодня гадают, получат ли свои деньги обратно. Историкам будущего трудно будет определить меру личной ответственности за происшедшее тех или иных его руководителей. Как известно, архив банка, содержавший документы за 1997—1998 годы, по неизвестным причинам было решено перевезти на грузовике из столицы в Новгород, но в пути машина в результате трагической случайности затонула в болоте, коими изобилует новгородская земля... Возможно, Зурабов и не имел прямого отношения к краху «Менатепа». И уж тем более не упоминалось его имя в связи с расследованием, которое было организовано по поводу отмывания русских денег на Западе. Хотя газета «Вашингтон пост» писала (конечно, со ссылкой на американских следователей), что «Михаил Ходорковский (начальник Зурабова. — Ред.) и другие сотрудники «Менатепа» были директорами Европейского объединенного банка (EUB) с Антигуа, который использовался для секретного вывоза капитала из России», но эта линия скандала пока развития не получила. И бывшего главу «Менатепа» Ходорковского приглашали на слушания в Конгрессе США только как свидетеля.
       Зурабов же ушел из банка. То, что он не стал дожидаться краха и покинул мостик тонущего финансового корабля не последним, как сделал бы на море капитан, вполне объяснимо: по закону глава обанкротившегося кредитного учреждения не имеет права в дальнейшем руководить банками.
       В 1999 году Александр Зурабов огласил амбициозный проект сделать «с нуля» банк, который бы стал «классическим образцом» для других. Банк, который бы занялся кредитованием реального сектора, мелкого и среднего бизнеса. Помочь ему в реализации этого плана решил его давний хороший знакомый Андрей Козлов, в недавнем прошлом первый заместитель председателя ЦБ РФ, выдающийся финансист, заслуживший славу «отца российского рынка ГКО». Итак, Зурабов был избран председателем совета директоров банка «Русский стандарт», названного так в честь продукции основного акционера — фирмы, импортирующей и производящей алкоголь. При этом считалось, что сами по себе имена Зурабова и Козлова позволят привлечь в банк самую солидную клиентуру. Вот только после менатеповской эпопеи у западных инвесторов осадок остался. Да и стоит ли мировым финансистам с чистым послужным списком рисковать своей репутацией?
       Быстро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Вот и идея «классического» банка в нашей стране не прижилась — может, водка «Русский стандарт» пришлась не по вкусу потребителям? Поняв это, «Русский стандарт» оставил сначала сам Зурабов, а в ближайшие дни, по слухам, которые в банке отказываются комментировать, покинет его и Козлов. Сотрудники банка опровергают, кстати, также слухи о том, что «Русский стандарт» столкнулся с серьезными финансовыми трудностями. Возможно, уже состоявшееся решение Зурабова и предполагаемое — Козлова связаны с личными проблемами, но они дали новый повод скептикам сомневаться в выдающихся менеджерских способностях экс-банкиров.
       И тут подвернулся «Аэрофлот» — до сих пор не до конца приватизированный кусок государственной собственности, крупная даже по западным меркам компания. Поведение Александра Юрьевича с первых шагов работы наглядно иллюстрирует его знакомство с классикой марксизма-ленинизма. Если уж брать — то «телеграф, банки и мосты». Вот он и стал их брать.
       Сначала — финансовый блок: казначейство, внутренний аудит (чтоб не строили из себя объективных и не путались под ногами!), затем бухгалтерию и информатику (это уже очень современно). В ближайшей перспективе Зурабов планирует подчинить себе весь коммерческий блок. Результатом должно стать установление полного контроля над «Аэрофлотом». Несомненно, это для бизнесмена привлекательно. Напомним хотя бы о системе «дьюти-фри», приносящей миллионы долларов. Но есть и множество узких мест, требующих быстрых и профессиональных решений. Каковы же были первые шаги Зурабова по их «расшиванию»?
       Начал он с концептуальных вопросов. Причем, как и на всех предыдущих своих должностях (и при не совсем почившем в бозе «Менатепе», и при еще живом «Русском стандарте»), «стратегию прорыва» Александр Юрьевич реализует при помощи международного консалтингового монстра «Мак-Кензи». За скромные деньги — 2 миллиона американских долларов — «Мак-Кензи» заказали по старой дружбе стратегию развития «Аэрофлота». На днях оная стратегия была обнародована — в узком кругу, естественно. И просочилась в некоторые газеты. Рекомендации западных консультантов просты. «Аэрофлоту», оказывается, следует сделать совсем немного: кардинально сократить географию полетов в Африке, Азии и Америке, а затем переориентироваться на «высокодоходных пассажиров». Так они в «Аэрофлот» косяком и побежали... Вот только вспоминаются вопли из фильма «Неуловимые мстители» про засланного казачка. Не секрет, что многие не читающие рекомендаций «Мак-Кензи» международные компании спят и видят, что «Аэрофлота» на рынке авиаперевозок не будет. Может, конечно, выводы, которые подбрасываются от лица «Мак-Кензи» «Аэрофлоту», отражали чьи-то интересы, но явно не наши национальные. Инстинкты прирожденного банкира, который должен выдавать кредиты на осуществление высокодоходных операций, возможно, присутствуют у Зурабова и до сих пор. По внутренней информации, существует практика «отторжения расходов» из «Аэрофлота» — неким банкам на короткий отрезок времени (4—5 дней) перечисляются деньги. Потом они возвращаются. Теоретически на этом ничего не теряется. Но кто-то зарабатывает. Не надо влезать в теоретический спор, что можно заработать на «коротком кредите». Это лирика. Ласкающая слух, если только забыть, что за авиационный керосин на протяжении последних месяцев «Аэрофлот» не в состоянии заплатить.
       Понятно, что категория финансовой прозрачности «Аэрофлота», на которой настаивал в свое время Валерий Окулов, становится мифической. А реализацией благих пожеланий «Мак-Кензи» займутся некие «лидеры перемен». Естественно, лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным. Стоило ли ради такого вывода платить миллионы? И почему именно «Мак-Кензи»? Вряд ли потому, что там работает Ермолай Солженицын, сын заслуженного писателя.
       Что ж, и без всяких миллионных гонораров рачительным хозяевам «Аэрофлота» можно дать совет, как улучшить положение компании: просто следить за находящейся в их распоряжении собственностью и не распродавать что ни попадя. Пока же «кризис-менеджмент» напоминает формулу из анекдота про врачей: «Доктор, я буду жить?.. — А смысл?..»
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera