Сюжеты

СТОЛИЦУ ПЕРЕНЕСЛИ. А НАРОД — ЗАБЫЛИ

Этот материал вышел в № 15 от 28 Февраля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Назарбаева любят, как мыльные оперы, — по привычке Россию и Казахстан связывает история. Россию и Казахстан связывают экономика, соседство и мифическое братство стран СНГ. С недавних пор российские и казахстанские семейные кланы сроднились...


Назарбаева любят, как мыльные оперы, — по привычке
       
       Россию и Казахстан связывает история. Россию и Казахстан связывают экономика, соседство и мифическое братство стран СНГ. С недавних пор российские и казахстанские семейные кланы сроднились счетами в «Бэнк оф Нью-Йорк». Россию и Казахстан, в конце концов, связывают наркотики. По самым скромным подсчетам, около 40% наркотиков в Россию привозится из Казахстана.
       Мы очень похожи. Только в России понятие «семья» родилось под ковром, а в Казахстане этого ничуть не стесняются. В свои преемники Назарбаев готовит родню. Наш корреспондент побывал в Алма-Ате. Политическую ситуацию ему помогают оценить видный независимый политолог Казахстана Арбулат Масанов и алма-атинский республиканский канал «31».
       Некогда по-настоящему независимый, «31-й канал» сейчас только создает имидж оного. По привычке. Главным трофеем новейших политических технологий стали задушенные Назарбаевым независимые СМИ.
       Телевизионщиков Казахстана спасает братство. Чтобы эффективно реализовывать внегласную программу еженедельных увольнений непослушных журналистов-вольнодумцев, руководству каналов нужно иметь солидный резерв. Его нет. Появляется братство. Поэтому телевизионщики кочуют из кабинета в кабинет телецентра. К примеру, один мой знакомый ведущий информационной передачи за последний год сменил 6 (!) мест работы. Уволят с одного телеканала — завтра же мелькает в теленовостях другого. «Если быть послушным, то на одном канале можно продержаться около года», — резюмировал телекочевник.
       С Масановым несколько иная ситуация. Он — политолог, некогда имевший постоянный заработок в стенах Казахстанского госуниверситета. Теперь он там больше не работает — студенты-вольнодумцы действующему режиму не нужны. Хотя по большому счету Арбулат Эдегеевич не особо ощущает на себе политический гнет

       

  
       — Арбулат Эдегеевич, какая сейчас политическая ситуация в Казахстане?
       — Политическая ситуация в Казахстане может быть охарактеризована как однополюсная политическая система, где вся полнота власти принадлежит одному человеку — Нурсултану Назарбаеву. Все решения на общенациональном уровне принимаются только им. Президент полностью контролирует всю политическую ситуацию.
       — Все это поддержано Конституцией?
       — Ну конечно же у нас есть и парламент. Но вы почитайте Конституцию и увидите — де-факто базы для существования оппозиционного парламента в Казахстане нет. Парламент может в любое время быть распущен президентом, парламент лишен контрольных функций. Выборы в очередной раз были фальсифицированы, то есть президент фактически назначил депутатов так же, как назначает чиновников.
       — Говорят, что Россия и Казахстан схожи своими Конституциями, которые обеспечивают мощную и непоколебимую президентскую власть...
       — Это очень выгодно для Назарбаева говорить, что политические ситуации в Казахстане и России похожи. В России худо-бедно, но все же существуют механизм разделения властей, независимые СМИ. У нас ничего этого нет. Общественное мнение? Каким оно может быть в маргинальной, примитивной, отсталой стране, в которой вся интеллигенция в лучшем случае второго поколения. Эти люди — маргиналы, приехавшие из аула, не понимающие городских ценностей. Плюс работа Назарбаева — дважды роспуск парламента, две Конституции.
       Ужас тоталитарной системы в том, что она не допускает диалога внутри общества.
       — Профилактические работы с российскими ТВ-каналами в Казахстане устраивают в последнее время даже слишком часто. Например, совершенно неожиданно повредилась связь с Россией, когда по НТВ рассказывали о счетах Назарбаева в международных банках. Многие аналитики даже шутили, что счета в «Бэнк оф Нью-Йорк» сблизили семейные кланы Ельцина и Назарбаева...
       — Не счета сблизили их, а общие политические интересы. Счета — частный случай. Назарбаева и Ельцина сблизило стремление монополизировать всю полноту власти. Ельцин для этого тоже использовал достаточно некрасивые методы, вплоть до октябрьского расстрела.
       — Как получилось так, что в Казахстане нет независимых СМИ?
       — Источником финансов — источником независимости СМИ — в стране владеет только политическая элита. В России правящая элита не смогла удержать все финансовые потоки, так как Россия — слишком большая для этого страна. А Казахстан — страна маленькая, с мизерным бюджетом (2,7 млрд долларов), который монополизировать было достаточно просто.
       
       Современные тоталитарные режимы, замаскированные под демократию, вовсе не обязывают верноподданных маршировать по городу и учить наизусть книги правителей. Рынок диктует свои условия — теперь авторитарные лидеры без лишнего шума берут только самое необходимое.
       Однако и тут, и там слышатся себялюбивые оклики Назарбаева. Национальный музей. Мрамор и тишина, хранящие историю. Нурсултан Абишевич себя в ней уже похоронил. На первом этаже — путь развития человека из обезьяны. Второй этаж громадного здания посвящен тому, к чему эта эволюция привела. Назарбаеву. Полностью!
       Он обещал гражданские свободы. Свободу слова. Просто свободу. Много чего обещал, наивный был. Народ.
       
       Сюжет для Запада
       Радостная новость с голубого экрана — Назарбаев во всеуслышание предлагает своему главному оппоненту Кажегельдину вернуться на родину. Местные журналисты делают вывод — значит, Назарбаев снова вскоре будет просить денег у Запада.
       Казахстану от Запада нужны деньги. А Западу от Казахстана нужна демократия. Назарбаеву от Кажегельдина нужна фиктивная демократия, а Кажегельдин требует от Назарбаева настоящей. Не сходится.
       Кажегельдин — Мальчиш-плохиш назарбаевского режима. Слетев с кресла премьер-министра, стал в оппозицию Назарбаеву. Был обречен на успех в осенних парламентских выборах в Казахстане, но на него вовремя сфабриковали дело. Кажегельдин — персона в Казахстане нон-грата. Казахстанская пропаганда списывает на него проворованные деньги, журналисты, вынужденные изображать Кажегельдина монстром-обманщиком, краснеют от стыда. Для многих в Казахстане Кажегельдин — первый человек, поднявший флаг без портрета Назарбаева.
       — Кажегельдин был действительно реальной оппозицией Назарбаеву?
       — Конфликт между Кажегельдиным и Назарбаевым — это конфликт между некомпетентным собственником и компетентным менеджером. Такие конфликты известны во всем мире: менеджер (в данном случае Кажегельдин) знает, как и что, знает, где и как найти деньги, инвестиции, людей. Собственник (в данном случае Назарбаев) — это человек, который ничего этого не знает. Имеет большую собственность, но не может обеспечить механизмы управления ею. Когда Кажегельдин назначался на должность премьер-министра, он был малоизвестным в стране человеком. Но за 3 года своего премьерства он смог завоевать большой авторитет. Конфликт в данной ситуации был неизбежен. После увольнения Кажегельдин стал реальной оппозицией. С ним я вижу перспективу двухполюсной политической системы.
       — Но этот второй полюс вынужден жить вне Казахстана...
       — Это не суть важно. Самое главное — эффективность его действий. Кажегельдин обратил внимание мировой общественности на происходящее в стране. Но казахский народ разочаровался в одном лидере. Надо иметь слишком большой политический вес, чтобы заставить этот же народ поверить в кого-то еще.
       — Вы считаете, что Кажегельдину действительно опасно жить в Казахстане, или его заявления по этому поводу носят популистский характер?
       — Еще в сентябре прошлого года на него было совершено покушение. После этого режим неоднократно пытался, так скажем, действовать вне правового поля. Посол Казахстана в США Нургалиев говорит, что Кажегельдин может спокойно вернуться, ему ничего не грозит. Через два дня Казахстан выписывает ордер на арест экс-премьера.
       
       Сюжет из столицы
       Стройка. Общий вид. Бодрые движения. Крупный план — лицо казахского труженика: он улыбается. Сейчас улыбается уже Назарбаев, разрезая ленточку только что построенного нового здания. Свита аплодирует, все довольны.
       Репортажи с великой стройки новой столицы Казахстана — Астаны — пугают. Так было в советское время: большие стройки и большие улыбки в камеры.
       Перенос столицы — дело рисковое. Народ будет волноваться. И волнения начались. В стане алматинцев. Для них это — оскорбление: они привыкли, что их город — не южная столица, а просто столица.
       В слаборазвитых государствах столицу можно отличить по качеству дорог и ценам на проституток. В этом плане Алматы сдает позиции — дороги теперь больше никому не нужны. Как и проститутки.
       Тепло теперь можно давать только в декабре. В Алмате-столице батареи топили в середине октября.
       Есть проблемы и похуже. Казахстану грозит раздвоение, столь свойственное бывшим странам СНГ. На Украине — это запад и восток, в России — центр и глубинка, в Казахстане — юг и север. В Астане не любят алматинцев, в Алмате — астанинцев. Уже дерутся.
       Официальная версия переноса — сейсмическая опасность Алматы. Версия для простачков. В последний раз Алматы трясло около ста лет назад.
       — Перенос столицы из Алматы в Астану — зачем это?
       — Это означает окончательную точку в процессе создания своего собственного, личного авторитарного государства. И, естественно, столица должна символизировать приватизированное одним человеком государство. Что такое Алматы? Это полуторамиллионный город со своими традициями, со своими структурами; это неподконтрольный Назарбаеву город, где существует хоть какая-то прослойка интеллигенции, где есть довольно большая прослойка старой партийной бюрократии, которая в общем-то довольно скептически воспринимает режим Назарбаева. Поэтому Назарбаев с самого начала воспринимал Алматы как город, который не может быть его политической опорой. Назарбаев уехал не только от оппозиции, но и от обещаний; он порвал со всем.
       — Переезд столицы подорвал экономику Алматы и южных районов?
       — Это было бы возможно, если бы в Алмате доминировали государственные ресурсы. Но поскольку все государственные ресурсы были разворованы, то сейчас основной финансовый поток идет вне государства. Это зарубежные собственники. Они остаются в Алмате, потому что это единственный город в Казахстане с нормальной инфраструктурой. Американские посольства и западные не собираются перебираться в Астану, потому что де-факто столицей остается Алматы.
       Кстати, для России перенос столицы Казахстана тоже обойдется недешево. Мы — из числа тех немногих, кто будет переносить свое посольство в Астану.
       
       Сюжет из мертвого города
       В Казахстане слово «Джанатас» приводит в ужас, в нем не только слезы матерей, но и все безразличие высших сил к каким-то маленьким сошкам.
       С распадом Союза здесь остановили промышленность, у людей не стало ни денег, ни надежд, ни работы. Для таких городов журналисты придумывали много названий — город смерти, мертвый город. В январе нынешнего года мертвый город начал превращаться в город мертвых.
       Умерла девочка. Причину джанатасовцы знали — это ошибка врачей. Вместо очередной порции антистолбняка они впрыснули детям вирус туберкулеза. По самым скромным подсчетам, медосмотр прошли 200 детей! Что с ними? Об этом на казахстанском телевидении не говорят, вредно для психики.
       Только в сентябре — первые сообщения по ТВ, в начале октября — «идет расследование», и только в середине октября врачи признали свою ошибку. Об этом и сюжет.
       Я не верю своим глазам. На экране — изуродованные болезнью дети, желтые лица и... Назарбаев, сообщающий оптимистичным голосом, что всем детям обеспечен санаторий.
       Вообще при чем здесь санаторий?
       — Арбулат Эдегеевич, хотелось бы затронуть проблему Джанатаса...
       — Я могу сказать, что незавидная судьба Джанатаса ждет все 60 городов Казахстана, потому что все они были созданы в советское время искусственно, вокруг каких-то больших правительственных предприятий. Естественно, с остановкой этой промышленной инфраструктуры неизбежна гибель этих городов. Сейчас путь выживания видят только в том, чтобы привлечь какого-то иностранного инвестора. Мне кажется, это тупиковый вариант.
       
       Сюжеты из жизни
       Сюжеты из жизни иные. Я не вижу здесь Нурсултана Назарбаева — и слава Богу. Я вижу Алматы.
       Горы. В рыночных условиях Алматы на них хорошо зарабатывает. Подъем на высоту более 5000 метров — долларов 25 как минимум. У таксистов своя мафия. Нестандартно смотрится лишь мальчик на высокогорной базе отдыха Медео (кстати, знаменитый каток сейчас не работает). У него свой бизнес — ишак. Плати 50 тенге (что-то около 10 рублей) — и катайся на ишаке хоть до следующего клиента.
       Первая реакция таксиста на имя «Нурсултан» — нервный смешок. Пауза. «Ну не люблю я его!» — в голосе злость.
       Назарбаева любят так же, как и мыльные оперы, — по привычке. Каждый день по телевизору мелькает. Его здесь называют «папой». Причем почти все со злой усмешкой. Папа, видимо, забывает про алименты.
       
       Сюжет международный
       Встреча Лукашенко и Назарбаева. Два титана, два диктатора. Один активен, другой осторожен. Обсуждают российско-белорусский союз. Назарбаев не спешит принимать стратегических решений.
       — Назарбаев и Лукашенко говорили о возможном союзе России, Белоруссии и Казахстана...
       — Это миф. Я не верю в трехсторонние отношения на постсоветском пространстве. Могут быть только двухсторонние. И потом наша политическая элита не пойдет ни на какую интеграцию, потому что она слишком сильно наварилась за последнее время, чтобы так легко отдавать плоды своего обмана.
       
       Я посмотрел много сюжетов. Новости спорта посмотрел (Казахстан опять проиграл в футбол Японии), даже погоду не забыл. И тут только до меня дошло. Советский Союз — это не страна, которую можно разрушить, и даже не массовая идеология. СССР — это болезнь. Болезнь руководства, когда руки дрожат от стремления к власти. Это болезнь общества, которое за своими бытовыми проблемами забывает о главных.
       Авторитарна власть во всех регионах России. На Украине Кучма будет президентом, пока ему эта работа не надоест. Лукашенко может себе придумать еще один срок. Запросто...
       — Во многих странах СНГ похожая политическая обстановка: авторитаризм, прикрытый демократическими лозунгами. Странами правит не народ, а Назарбаев, Ельцин, Кучма, Лукашенко...
       — Да. Но тем не менее между Лукашенко и Назарбаевым большая разница. Лукашенко — это человек, который пытается создать самодостаточную политическую и экономическую власть в стране. Да, он диктатор, но Белоруссия — не зависимая от Запада страна. В Казахстане — другое. Здесь компрадорская система экономики, мы все сырье продаем на Запад. Та же ситуация в России. А значит, мы вынуждены считаться с теми условиями, которые нам диктуют. Они говорят нам: рынок должен быть синхронизирован с демократией. Здесь Назарбаев уперся. Запад его финансово душит. Наш президент обречен в этой схватке на поражение.
       Все лидеры стран СНГ — бывшие партийные работники. Для них демократия — неприемное наследство от Горбачева. Но постепенно они попытались с демократией разобраться. И выявились среди этих тихих псевдодемократов два типа: самодостаточные (Ниязов, Каримов, Лукашенко), которые могут игнорировать Запад, и те, кто прошли по компрадорскому развитию (Назарбаев, Ельцин), — они все обречены.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera