Сюжеты

ШАКАЛ

Этот материал вышел в № 16 от 02 Марта 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Почему его не убивают, как Дудаева? Почему они разговаривают, а не стреляют? Или целостность Британии их не волнует? Мы, конечно, зациклены на Чечне. Нам кажется, это и есть пуп Земли, центр проблем. Мы даже стали мнить себя спасителями...


Почему его не убивают, как Дудаева?
Почему они разговаривают, а не стреляют?
Или целостность Британии их не волнует?

       

  
       Мы, конечно, зациклены на Чечне. Нам кажется, это и есть пуп Земли, центр проблем. Мы даже стали мнить себя спасителями Европы от угрозы терроризма... Это, конечно, все ерунда полная и лапша на уши невежественному населению. Европа давно в обнимку с терроризмом. А отечественный кризис с Чечней, с которым мы пытаемся разделаться напористым аллюром, если смотреть на все с общемировой точки отсчета, — еще только начало проблем и мучений, хоть пали из тяжелых орудий, хоть нет. Когда люди хотят свободы (пусть даже мнимой) и когда в связи с этим желанием список взаимных претензий, лжи и невыполненных обещаний дорос до необъятного, всякий следующих виток отношений противостоящих сторон — настоящая мука для всех. То, что сейчас происходит у Англии с Ирландией, — еще одно тому подтверждение.
       Как известно, британское правительство обвинило ИРА (Ирландскую республиканскую армию) в том, что та ничего не делает для укрепления мирного процесса, то есть не сдает, как положено, оружие в ранее оговоренные сроки, и таким образом урегулирование в Северной Ирландии в который раз заходит в тупик.
       Нынешний кризис длится уже не первый день. И постоянно что-то происходит — телевизионная картинка не пустеет. То ирландский премьер Берти Ахерн ведет консультации с американским президентом Клинтоном, которому до всего есть дело, то идут переговоры того же Ахерна с британским премьером Тони Блэром. То послания шлют из Дублина в Белый дом, где говорится, что нет и намека на разрыв мирных договоренностей... То — прямо противоположного содержания. Тем временем государственный секретарь Великобритании по Ольстеру Питер Мандельсон, осуждая ИРА, переходит на самый жесткий и грубый язык, какой только возможен в публичной политике. Параллельно он подвергает критике позицию партии Шин Фейн — за слишком большую медлительность и соглашательство всех со всеми...
       
       Налицо неясность, что же происходит на самом деле.
       Очевидна очередная политическая игра. Хоть речь в ней и об оружии, сама игра нематериальна: кто-то кому-то что-то доказывает, а что и кому — не всегда понятно. Да, Лондон не желает отпускать Ирландию, как Москва Чечню, но и Ирландия тяготится Лондоном, потому как идет на категоричные намеки относительно оружия. Хоть никто вслух подобного не произносит, похоже, ИРА собирается полностью выйти из-под контроля и чувствовать себя не уполномоченной ни в чем, а Лондон потому так и дергается, что для него нет ничего хуже прерванных переговоров. Прервались переговоры — значит начались взрывы...
       Заметьте: вся эта ситуация — с точностью до наоборот от той, что мы имеем с Чечней. Там мы не хотим никаких переговоров, никаких контактов — мы не хотим никакой иной реальности, кроме своей собственной, военной. И только поэтому мы в тупике.
       
       Однако вернемся в Британию. Когда с утра до вечера по английскому телевидению демонстрируют Джерри Адамса, одного из лидеров партии Шин Фейн, входящего в лондонскую резиденцию премьер-министра Блэра для ведения очередной порции переговоров, — почти всем становится понятно, что это только ширма североирландской проблемы. Основное, корень — где-то в стороне.
       Итак, кто же главный в доме? Какова реальная сила в Ирландии? И почему Джерри Адамс упорно воспринимается марионеткой?
       «Номер один» многосерийного североирландского кошмара — это глава ИРА Брайен Киннэн. Человек, который всегда «за кадром», но и — всегда «в кадре». Именно Киннэн передвигает фигуры на игровом поле. Кто же этот тип? И чем он дышит?
       Сейчас Киннэну 57 лет. Это весьма холодный господин, без всякого легального образования, с прекрасно развитыми инстинктами хитрого пронырливого голодного шакала (так о нем говорят даже лояльные люди из его ближайшего окружения). За плечами — тюрьмы, взрывы, теракты, ненависть к «бритам» (по-другому он англичан и не зовет).
       И вот как раз в руках такого Шакала сегодня все североирландские карты. Так сложилось, как принято теперь выражаться в России, «по жизни», и исходя из этого, похоже, сейчас поступает британское правительство.
       Известно, что премьеру Блэру не раз докладывали через тайных агентов о характере Шакала. В этих донесениях обязательно акцентировалось внимание на том, что если продемонстрировать Шакалу слабость, то, будь ему это необходимо, он убьет даже еще не рожденное дитя, окажись оно причиной невыгодных для Шакала ситуаций.
       Главная черта Шакала в том, что он никогда не поддерживал разоружение ИРА. У него лишь одно на уме — устранить британскую государственность из Ирландии. (На уме у Лондона — прямо противоположное.)
       Два лидера партии Шин Фейн (более известный в России Джерри Адамс, а также Мартин МакГиннесс) давно мечтают быть исключительно конституционными политиками, отряхнуть со своих шикарных костюмов налет терроризма и легализоваться в абсолютно приличных людей. Это возможно только при условии разоружения ИРА. Но последнее не зависит ни от Адамса, ни от МакГиннесса — всем вертит Шакал, самая харизматическая личность Северной Ирландии. Кстати, Шакал, ощущая душевные устремления обоих лидеров Шин Фейн, называет их не иначе как «двумя хорошими мальчиками-католиками». Пусть, мол, играются, бритам зубы заговаривают, а мы будем делать свое дело — вот позиция Шакала, подкрепленная тем, что именно он контролирует все вооружение ИРА. Без его соизволения ни единый ствол не перекочует на британский склад. А единственное желание Шакала — достичь тотальной власти в Ирландии, что недостижимо без хорошо вооруженной ИРА. Вот и думайте.
       Но пора продолжить личную характеристику Шакала. Вот мнение его недавних «коллег» по «горячему цеху». Говорит Шин О' Каллагэн, сам бывший террорист, подготовивший немало терактов и в 90-е сидевший вместе с Шакалом в тюрьме: «Его пристально смотрящие ледяные глаза всегда выдавали агрессивную нервную личность. Фанатичная преданность делу — вот его «я». Он говорил мне: никогда не переоценивай англичанина — никогда никаких долгих отношений с британцами. Шакал ненавидит их, как вообще возможно сильно ненавидеть».
       В молодости Шакал был рьяным учеником разнообразных иностранных террористических групп и движений. Каким образом? Кочевал между ними, учился. Позже был замечен в большой любви с ливийским лидером Каддафи, а также с некоторыми сирийскими правительственными деятелями, склонными к терроризму. Более поздние приоритеты Шакала — это крепкие связи с восточногерманской Штази и советской военной разведкой. Так сформировалась главная идея крестового похода Шакала — международная социалистическая революция. Так что, его политические воззрения — лишь с налетом ирландской национальной идеи и генетического (по факту рождения) католицизма.
       По иронии судьбы идея абсолютного ирландского милитаризованного социализма сформировалась у Шакала, когда он жил в Англии и в 60-е годы имел даже связи с Британской коммунистической партией — правда, без особенных последствий для обеих сторон. Вернувшись в Ирландию, Шакал лелеял свои причудливые воззрения и одновременно поступил работать на фабрику электронной аппаратуры в Западном Белфасте. Там он быстро завоевал репутацию воинственного типа, бросил работу и в 1971 году влился в ИРА, очень скоро сделав там карьеру — стал квартальным командиром в Белфасте.
       Фабрика в Западном Белфасте была первым и последним постоянным рабочим местом Шакала. Время от времени, как подросток, он до сих пор ищет заработок (на пару с братом) в сфере мелкого ремонта телевизоров. В остальное время Шакал проповедует свои идеи, руководит молодыми бойцами ИРА, на которых имеет огромное влияние.
       Шакал, конечно, создал свою личную боевую бригаду, «уши» которой торчат за всеми удачными взрывами бомб последнего десятилетия. В целом же активная террористическая автобиография Шакала исчисляется с 1974 года — он дедушка терроризма, куда там юнцу Басаеву. За прошедшее время Шакал, конечно, неоднократно бывал в тюрьме, но никакого заметного влияния на него это не возымело. Его взгляды постоянны и циничны: британское правительство — империалистический враг, пробританское правительство Ирландии — ублюдки, партия юнионистов (активисты мирного процесса) — агенты бритов в Ирландии. Так же цинично смотрит Шакал и на Джерри Адамса. Не скрываясь, он говорит о нем как о необходимом на этом этапе игроке «в крикет» с Лондоном. Отпадет необходимость в перебрасывании мячей с Англией — отпадет небходимость и в «хорошем мальчике» Джерри. (Кстати, сам Джерри Адамс, желая остаться на поверхности североирландского политического процесса, везде в Лондоне заявляет, что исключительно «микрогруппы» террористов желают вернуться к насилию и разорвать все мирные договоренности. Вам это что-то напоминает?)
       
       Итак, ситуация такова: кто-то в Лондоне ведет какие-то переговоры, однако судьба взаимоотношений Ирландии и Лондона решается совсем в другом месте и совсем в других головах. Зачем же переговоры? Зачем эти ширмы?
       Ответ тут крайне прост и потому нам может быть даже непонятен. Но не торопитесь с оценками! Переговоры нужны, чтобы не рубить в проблеме сплеча. Чтобы не делать резких движений. Чтобы тянуть время и тем спасти хоть чьи-то жизни. Чтобы не рвались бомбы. Чтобы никто не погиб. Чтобы избежать жертв среди ни в чем не повинных людей — у них не принято допускать летящие щепки при рубке леса. Пусть даже это все будет происходить ценой публичного полуобмана, игры в слова и символы, за которыми пусто.
       Что бы предпочли вы? Такую игру или нашу в «размахнись рука — раззудись плечо»? Пойти тотальной войной на Ирландию с бомбометанием по безумному Шакалу и его товарищам с параллельным уничтожением сотен мирных людей?
       Боюсь, слишком многие в России сегодня категорически отвергнут характер и смысл нынешней североирландской игры и предпочтут нашу национальную забаву, когда «семерых одним ударом».
       Особое замечание: Шакал сидел в тюрьме только за доказанные британским правосудием преступления и даже там не скончался скоропостижно от неожиданного сердечного приступа. Как это скорее всего случилось бы в родном Отечестве. Более того, находясь под постоянным присмотром тайных агентов Лондона, Шакал никогда не был убран ими — предположим, в автомобильной аварии.
       Расчет прост. Уберешь Шакала — его авторитет среди единомышленников и молодых борцов только возрастет. Это же глупость, что терроризм захиреет со смертью Басаева, а дудаевщины не станет с гибелью Дудаева.
       
       Сегодня официальный Лондон готовит общественное мнение так: проблема ИРА — пожизненная, фатальная, по волнам которой предстоит плыть, и тут нет никаких быстрых решений и простых выходов. И это большое мужество, чтобы именно в таком духе публично признаваться своему народу. Если исходить из подобных концептуальных подходов, то наша нынешняя позиция по Чечне (а чем чеченский анклав принципиально отличается от ольстерского, кроме времени развития конфликта?) труслива, шизоидна, иррациональна и в конце концов женственна, сколько ни демонстрируй господина Путина на виражах горнолыжных спусков или на борцовских татами.
       И уж что очевидно взглядом из Европы — наша позиция по Чечне просто глупа. Правительство и перед своей страной, и перед всем миром, поднаторевшим в террористической проблеме не в пример нам, признает, что политика «одним махом» и есть настоящий и решительный шаг! Повоевали — и вроде бы получили мир!
       Последнее любопытное наблюдение: почти никто из граждан в Британии не торопит собственное правительство — не требует решительных и одномоментных шагов по ликвидации Шакала и наведению порядка в постшакальский период.
       Похоже, верят правительству. Не заметно демонстраций, митингов, пикетов — пока нет жертв, нет и таких акций.
       А правительство в ответ все делает для того, чтобы этих жертв не случилось, чтобы не нарваться на них.
       Все вместе — страна, которая желает мира своим гражданам более всего остального. Пусть даже наследие у страны — в виде североирландской проблемы — весьма тяжелое.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera