Сюжеты

ФСБ ПРОТИВ НТВ

Этот материал вышел в № 17 от 06 Марта 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В чем причина интереса спецслужб к телеканалу 10 января поздно вечером возле подмосковного Реутова четверо подвыпивших молодых людей выскочили из автобуса, догнали одинокую женщину, и один из них вырвал из рук женщины сумку, в которой, как...


В чем причина интереса спецслужб к телеканалу
       

  
       10 января поздно вечером возле подмосковного Реутова четверо подвыпивших молодых людей выскочили из автобуса, догнали одинокую женщину, и один из них вырвал из рук женщины сумку, в которой, как потом оказалось, ничего не было. Далеко убежать юные грабители не успели — были тут же задержаны. Утром их уже допрашивал местный следователь, подполковник реутовской милиции Алексей Астафьев.
       Вот и все происшествие. В один абзац. Даже когда был молодым журналистом, ни на секунду не задумался бы: писать об этом или нет? О чем? Зачем? Кого удивить? Кем испугать?
       А уж каким заурядным и обыденным делом стало это событие для следователя — можно и не говорить.
       И вдруг — телефонный звонок из ФСБ: «старшие братья» просят ознакомить их с материалами дознания.
       — С чем знакомиться? Какое отношение имеет группа молодых оболтусов к вопросам национальной безопасности? — удивился Астафьев. — Я еще разбираюсь, кого из четверых привлекать к уголовной ответственности, а кто будет проходить как свидетель...
       — Нас интересует один из них — сын Валерии Филиной... Она ведет передачу на НТВ... — многозначительно заметил майор ФСБ Ганенко.
       — Ну а это-то здесь при чем? — естественно, удивился следователь милиции.
       — У НТВ и ФСБ сейчас очень напряженные отношения, — откровенно объяснил опер из ФСБ.
       Вот такое кино началось у нас в первые январские дни...
       
       Когда узнал впервые об этой истории — не поверил.
       Позвонил следователю. Алексей Георгиевич Астафьев приехал ко мне в Госдуму. Рассказал о первом телефонном разговоре (который я привел сейчас с его слов), о последующих: «Переведи этого парня из подозреваемых в обвиняемые...», «Держи его маму в напряжении...» и т. д. и т. п. Выяснил, что майор Ганенко был и дома у этого парня, до смерти напугав маму, Валерию Филину, которая вместе с писателем Эдуардом Успенским ведет замечательную передачу «В нашу гавань заходили корабли». Подполковник Астафьев отказался предоставить ФСБ материалы заурядного, мелкого уголовного дела: «Пишите официальный запрос моему руководству». Запрос пришел. Как положено, на бланке, с номером и датой. Начальник отдела Управления ФСБ полковник И. А. Дюпои просит предоставить материалы расследования в распоряжение С. А. Ганенко. (От 31 января с. г. за номером 140/УБГ 3-06.)
       Ни фамилия этого полковника, ни загадочное слово «Управление» на бланке мне ничего не говорили. Может быть, это местные комитетчики? Или областные? Как оказалось, нет — ФСБ России. Полковник И. А. Дюпои представляет Управление по защите конституционного строя, бывшее 5-е, специализировавшееся всю свою историю на борьбе с инакомыслящими.
       — Повеяло еще теми годами... — сказал мне подполковник милиции Астафьев. — Будто возвращаемся на пятнадцать лет назад...
       Стоп, стоп...
       Что-то очень важное, существенно важное, чрезвычайно важное есть в этой обыденной, простенькой истории.
       Убежден: само это мелкое происшествие и даже трогательная и добрая передача «В нашу гавань...» вряд ли заинтересовали борцов по защите конституционного строя. Одна аббревиатура — НТВ. Одно циничное и откровенное признание майора Ганенко: «Напряженные отношения НТВ и ФСБ...»
       Погодите! Какое нам, людям, телезрителям, гражданам, дело до отношения ФСБ к энтэвэшным программам? Кто они такие, чтобы решать, что плохо, а что хорошо для общества? Что вкладывают в понятие «защита конституционного строя» чиновники из бывшей «пятерки»? От кого защищать? Ради кого защищать?
       — Совершенно ясно: у КГБ как не было совести, так и нет. А сегодня они стали орудием в руках политических дельцов. Появилась еще одна мафия с невероятными возможностями для уничтожения личности! — так зло и резко прокомментировал эту ситуацию писатель Эдуард Успенский.
       Я понимаю, почему так — и только так! — говорит знаменитый детский писатель: именно с представителями и именно этой 5-й службы ему приходилось сталкиваться всю свою жизнь, доказывая, что Чебурашка не является штатным сотрудником ЦРУ.
       Но я-то знаю другое.
       Знаю, как была практически ликвидирована экономическая контрразведка ФСБ, как выталкивали из Системы всех тех, кто пытался собирать информацию о финансовых интересах «семьи», как насаждалась в руководство ФСБ санкт-петербургская группировка (странная тенденция — ставить во главе спецслужбы всей России людей, допустивших превращение их собственного города в криминальную столицу страны).
       Как, наконец, защита конституционного строя уже превращается в систему самозащиты власти от общества.
       Прилетели гуси-лебеди с железными крыльями...
       Но уже неудивителен их прилет...
       Только привыкать не хочется.
       Да, да, да... Знаю, что услышу в ответ: нельзя делать обобщения на одном примере. Мало ли что придумает какой-нибудь не совсем умный опер. Но мне, честно, не важно: подобный пример — еще единственный или уже не единственный.
       
       Окружающий мир состоит из деталей, а будущее определяется не обещаниями светлого будущего, а тем и только тем, в чем его сегодняшние составляющие.
       Нет, нет... Знаковая эта история! Сигнальная для всех нас! Предупреждающая, как еще не красный, но уже желтый сигнал светофора! В своей книге «Рабы ГБ», которая вышла в прошлом году, я приводил донесения секретных агентов КГБ, чтобы показать, какой же ерундой приходилось заниматься самой могущественной организации огромной страны:
  
       ИЗ ОТЧЕТА ЗА 1986 ГОД:
       «В связи с предстоящим V съездом кинематографистов СССР от агентов «Москва», «Нора», «Николаев», «Полянский», «Степанов», «Езерский» получены сообщения о положении в среде кинематографистов и некоторых негативных проявлениях во время отчетно-выборных собраний в московских секциях. Сообщения доложены руководству управления»...
       
       ИЗ ОТЧЕТА ЗА 1987 ГОД:
       «От доверенного лица «ГАИ» получена информация о контактах гл. балетмейстера ГАБТ СССР Ю. Григоровича с отщепенцами Барышниковым и Макаровой с целью пригласить их для участия в Международном форуме деятелей культуры»...
       
       ИЗ ОТЧЕТА ЗА 1988 ГОД:
       «От доверенного лица «САГ» получена и доложена руководству управления информация о настроениях, планах и намерениях академика Д. С. Лихачева».
       
       ИЗ ОТЧЕТА ЗА 1989 ГОД:
       «Через агента «Родина» в журнале «Наш современник» № 5 опубликован материал о писателе-эмигранте Л. Копелеве (объект «Каналья»), разоблачающий его связи с антисоветскими центрами Запада»...

       
       Ничего не напоминает?
       Тогда, заканчивая книгу, я написал:
       «А из отчета за 90-й? 91-й? 92-й? 93-й? 94-й? 95-й? 96-й? 97-й? 98-й?
       И что, когда-нибудь обнародуются отчеты за 99-й?
       И что? За двухтысячный?..»
       Вот и настал двухтысячный год...
       Когда думаешь о будущем, все равно, хочешь ты этого или не хочешь, — измеряешь то, что будет, теми, кто есть. «Национальная идея» или «защита конституционного строя» — просто слова. Что слова? Диктатор может обещать бороться за права каждого человека, цензор — гарантировать свободу печати, а олигарх — бороться с коррупцией.
       Нет...
       Есть, допустим, простой подмосковный мент Алексей Георгиевич Астафьев, который пришел ко мне по одной-единственной причине: что-то ему не хочется жить так, как жил пятнадцать лет назад.
       Мы с ним говорили, конечно, не только об этой истории, да и о большой политике и о тех ее крошечных составляющих, которые в конце концов ее и определяют, — тоже не говорили.
       Он — подполковник не из больших милицейских кабинетов, он с земли.
       Говорил о том, что несколько раз была возможность переехать в большой кабинет — не захотел: можно запутаться в бесконечных интригах и подсиживаниях. Зато в милицейской его судьбе ему, он считает, повезло: работал в составе бригад Генпрокуратуры с очень знаменитыми следователями по очень громким делам. Имена этих следователей я отлично знаю и о делах этих слышал. Работал в горячих точках, опасность в которых никак не сравнима с тем, что какие-то последствия могут у него возникнуть из-за того, что он отказался подчиниться «старшим братьям».
       Что это за поступок — прийти и рассказать, как это было?..
       Дальше фронта, как раньше говорили, все равно не пошлют... Да нет, поступок, и не каждому в нашем мире везет оставаться свободными в своих действиях, решениях и личной человеческой правоте. Но и тогда, когда мы с ним говорили, и потом, на протяжении нескольких дней, да и сейчас тоже — одно заставляет взглянуть в будущее с надеждой и верой.
       Нет уж! Уже не пройдет то, что с жестокой легкостью происходило в незабвенном прошлом.
       Машина власти может попробовать еще и еще раз наехать на человека, превратить его в ненужное приложение к очередным кабинетным теориям «светлого будущего», в винтик, в пустышку, в подопытного кролика, которого, как считают политтехнологи, оболванить легче простого.
       Но ведь дышит, чувствует, живет, верит и борется за свою веру милицейский подполковник Астафьев.
       Думаете, таких мало?
       Не дождетесь.
       
       P.S.
       Мною будет направлен депутатский запрос на имя директора ФСБ Н. П. Патрушева с просьбой объяснить, как с точки зрения Закона об органах Федеральной службы безопасности и УПК РФ он оценивает действия своих подчиненных, и какую угрозу конституционному строю представляет НТВ.
       Аналогичный запрос направлю и. о. генерального прокурора В. В. Устинову.

       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera