Сюжеты

ПРЕСТОЛ — ЛОБНОЕ МЕСТО КОНФЕССИИ

Этот материал вышел в № 17 от 06 Марта 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Западные оценки российских реалий приобрели неожиданный поворот. Нашего бывшего президента поставили в пример Папе Римскому Иоанну Павлу II. Впрочем, само сравнение не выглядит столь уж нелепо. Обоим приписывают — при вполне авторитарном...

       Западные оценки российских реалий приобрели неожиданный поворот. Нашего бывшего президента поставили в пример Папе Римскому Иоанну Павлу II.
       Впрочем, само сравнение не выглядит столь уж нелепо. Обоим приписывают — при вполне авторитарном правлении — приверженность к демократии и личный вклад в ее установление. И Папа, и президент очень многие вещи сделали «в первый раз» в истории как России, так и Ватикана.
       Более того, последние события в Ватикане до боли напоминают политические процессы в России. Папе Иоанну Павлу II — 79 лет. Он слаб здоровьем, и даже его приближенные не отрицают того факта, что верховный понтифик с огромным трудом исполняет свои обязанности. Вокруг папского престола плетутся бесконечные интриги — должность-то выборная. Но Папа, пусть заплетающимся языком, но твердо заявляет, что намерен «нести свою божественную миссию до конца». А его авторитет среди паствы неуклонно падает. Знакомая картина, не правда ли? Что происходит в таком случае? Правильно, требования папского «импичмента». В роли «католического Зюганова» выступил председатель епископата Германии монсеньор Карл Леманн. Он открыто заявил, что «Папа Римский должен проявить мужество и признаться самому себе: «Я больше не могу выполнять свои обязанности». То есть — подать в отставку.
       В Ватикане содрогнулись — где это видано, чтобы Папа Римский при жизни добровольно отрекался от престола «по состоянию здоровья»? Однако идея проникла «в массы». В поддержку Леманна выступил профессор Ханс Кёниг. Именно он, 63-летний «католический диссидент», лишенный Ватиканом кафедры теологии в Тюбингенском университете, и заявил, что Иоанн Павел «должен последовать примеру Бориса Ельцина, который в канун Нового года ушел в отставку ради блага России». Как считает Кёниг, таким образом «авторитарный» Папа «получит возможность манипулировать или влиять на свое ближайшее окружение, которое боится после его смерти потерять власть, и самому назначить преемника».
       Более чем миллиарду католиков нужен «твердый и решительный руководитель», способный предотвратить возможность раскола среди паствы. В общем-то, это понимают и в Ватикане.
  
       Мария СПИРИДОНОВА

 
ПРЕСТОЛ — ЛОБНОЕ МЕСТО КОНФЕССИИ
Началась гонка за место нового Папы Римского
  
       Иоанн Павел II слишком слаб. Болезнь Паркинсона. Чтобы перейти от стола к дивану, ему требуются услуги двух человек. В Ватикане все знают, что самый долгоживущий в ХХ веке Папа отработал свое. Свято место, как известно, долго не пустует. На папский престол претендуют аж десять кардиналов, каждый из которых отстаивает свои интересы — политические и финансовые
       
       Иоан Павел II сам подбирает себе преемников, но его выбор устраивает далеко не всех. Папа уже начал проводить приватные ланчи с кардиналами: Рожером Ечагарри (Франция), Дарио Кастильоном Ойосом (Колумбия) и Камилло Руини (Италия).
       Из всего списка претендентов наиболее реальны двое — Ойос и Руини. Между ними и разгорелась основная борьба.
       Ойос — либерал. В случае избрания он, скорее всего, продолжит деятельность предшественника, что, как считают многие, грозит полным развалом вековых политических традиций Ватикана.
       Кардинал Руини, напротив, консерватор. Папство в его лице — это возвращение к традиционным католическим доктринам. Вместе с тем это и возвращение Ватикана в европейский институт политических интриг.
       Итоги «правления» Иоанна Павла II не слишком устраивают кардиналов-консерваторов. Судите сами. Разрешение однополых браков в основном оплоте римской католической церкви до 80-х годов — Испании (не говоря уж о других странах).
       Некогда опора европейских правительств, Ватикан стал поддерживать оппозиционеров и благотворительные организации, которых официальные политики не воспринимают всерьез.
       Папа покусился на личную жизнь высших церковных чинов: в середине 90-х прошел «рейд» по постелям влиятельных людей церкви. Были обнаружены странные вещи. Так, например, в Африке епископ очень усердно наставлял на путь истинный мальчиков младше четырнадцати. (Сана, правда, не лишили, но отправили на родину — в США.)
       Совсем потеряла влияние внешняя разведка Ватикана — одна из самых мощных некогда спецслужб мира, становление которой проходило веками, — непревзойденная конспирация, разветвленная агентурная сеть, состоящая из людей, которые работали не за деньги, а за идею.
       Все это ставят в вину Иоанну Павлу II.
       Но папский престол волнует не только церковников. Римская католическая церковь по-прежнему считается «духовным правительством» Европы.
       Вполне понятно, что американская дипломатия пытается взять папский престол под свой контроль и внятно лоббирует совсем другого кандидата — кардинала Карло Мартини, чьи выступления больше похожи на акцию «Голосуй или проиграешь», чем на церковные проповеди. Основа его кампании — пересмотр религиозных доктрин и моральных устоев, а его взгляды на семью, брак и положение женщины заставляют даже многих европейцев чрезвычайно благосклонно к нему относиться.
       В целом же Европа, ничего не имеющая против кардинала-пиарщика, все же настаивает на своих кандидатах.
       Подсуетилась Украина — в Ватикане ходят байки о многочисленных эпистолах, посылаемых не то украинским духовенством, не то правительством, о давнем сотрудничестве между православием и католичеством на малоросской земле. Упоминаются в них главным образом трагическая история Западной Украины и мерзопакостная роль России в этой истории.
       За своего Папу бьются и все остальные континенты: за первого черного папу выступают африканцы, латиноамериканцы — за первого Папу-колумбийца.
       Неоднозначную роль в выборе нового Папы играет православная церковь. Но не русская, а греческая. Желанным и слишком частым гостем в Ватикане стал митрополит Афанасиос (Атанасиос). Он активно поддерживает политику примирения церквей, которую проводит Иоанн Павел II.
       Афанасиос любит Папу. Любит он и активное финансирование греческих религиозных программ, которые оплачивает Ватикан.
       Объединяет их не только любовь, но и ненависть — к Алексию II, Патриарху всея Руси. Нелюбовь эта в принципе взаимна. И основана не только на принципиальных теологических спорах и несогласии РПЦ с политикой примирения церквей, но и на разногласиях экономических.
       
       Римская католическая церковь — самая богатая организация в мире. Ее доходы, правда, не подсчитаны. По двум причинам: во-первых, потому, что официально католическая церковь ничего не зарабатывает. Кто сомневается — еретик. А во-вторых, подсчет денег в церковной казне чреват крупными неприятностями.
       Но доходы Ватикана не дают спокойно спать Российскому патриархату. Экономические интересы двух церквей столкнулись на российском рынке.
       И дело не только в том, что любая конфессия отнимает прихожан (а значит, и деньги). Некоторые западные фирмы (например, отдельные табачные компании) субсидируют католическую церковь, а некоторые субсидируются ею. Как известно, в табачной промышленности есть интересы и РПЦ.
       Карло Мария Мартини (тот самый, которого поддерживают США), скорее всего, не сочтет нужным так тратить деньги и уступит рынок православным. Это — один из возможных ответов на вопрос: «Почему Патриарх Алексий тоже любит Мартини?»
       Но основное сражение развернулось на ниве кинопроката. Естественно, не голливудских блокбастеров, а пропагандистских фильмов. Например, о вреде абортов.
       Журналисты, которые все-таки сунули свой нос в сейфы Ватикана, уверяют, что доходы от производства и распространения подобных фильмов равны доходам порнодельцов.
       Эти фильмы были некогда эксклюзивом римской католической церкви, но они «чем-то» не угодили эстетике Иоанна Павла II (слишком уж они откровенны и скорее удовлетворяют интерес определенного круга лиц, а вовсе не служат цели просвещения «заблудших овец»). И церковные режиссеры впали в немилость.
       Православная же церковь достаточно быстро осознала выгоду от съемок и распространения видео такого рода. Очевидно, стоит объяснить, что в скором времени может появиться на российском рынке.
       Один епископ в Мексике рассказал мне схему производства и получения прибыли.
       Шаг 1. Некая инициативная группа набирает «актеров» из самых малоимущих слоев населения в странах третьего мира. Кинодельцы в этом случае выступают как своего рода испанские компрачикосы.
       Шаг 2. «Актеры» играют роли, и ради денежной компенсации готовы нанести себе (и наносят) серьезный физический урон. Например, забеременеть, а потом «согласиться» на аборт. Делается это такими средневековыми методами, которые давно не применяются даже в самых отсталых клиниках мира. Для того чтобы все остальные испугались и не решились даже на легальный аборт, не говоря уже о подпольном.
       Иногда не только жертвуют плодом, но и вызывают проктологические заболевания, если режиссеру надобно создать художественный образ пагубности гомосексуализма.
       Все эти ленты производят на видеостудиях в Латинской Америке, чаще всего в Перу. С владельцами студий своими доходами особо не делятся, но предоставляют юридическую защиту — по-нашему, «крышу». В роли «крыши» выступают священнослужители, сохранившие в Латинской Америке огромное влияние.
       Шаг 3. Продукция идет на склады, которые часто находятся в забытых Богом монастырях, например, иезуитов.
       Шаг 4. Купля-продажа. Давайте посчитаем. За роль, например, женщины, согласившейся на аборт, «актриса» получает $30 (!). За исполнение операции врач-«компрачикос» — $90. На обслуживающий персонал уходит $200—400. (Имеются в виду расходы за один день, то есть за два-три фильма.)
       Монастыри, превращенные в склады, не получают ни копейки, извините, ни песо.
       Таким образом, один фильм стоит приблизительно $250—300. (Поверьте, производство европейского порнофильма стоит куда дороже.) Цена же этой благотворительной продукции на рынке — $50—100.
       Итог: прибыль с каждой кассеты — $25—80. А их тысячи только в самой Латинской Америке.
       Шаг 5. Поиск покупателей, которыми чаще всего оказываются благотворительные и религиозные организации. Интересуются фильмами и детские дома, частные католические школы, фанаты-родители, да и просто частные лица. Последних, как вы понимаете, достаточно много, и они, как правило, мужского пола.
       
       Вряд ли московский конклав знает все тонкости производства видео, но абсолютно точно понимает, что дело — прибыльное. Потому и ведутся переговоры.
       В мае 1999 года на месте исторического столкновения католичества и православия, в Братиславе, состоялась встреча. Со стороны Ватикана выступал отец Виктор (из близкого окружения кардинала Карло Марии Мартини), с православной — отец Михаил, приближенный к Московской Патриархии.
       Задача переговоров — как всегда, сотрудничество двух крупнейших религиозных объединений. Но любой сторонний наблюдатель отметил бы странность: представители церквей — рядовые священнослужители, приближенные, правда, к святая святых (не подумайте, что к алтарю).
       Основная тема разговора — закупка Патриархатом видеопродукции и просьба о выделении кредитов. Записи не велось, но очевидцы передают разговор следующим образом.
       Виктор: Падре Михаил, известно, что Алексий готов присоединиться к миссионерскому делу Папы по пропаганде библейского учения (надеюсь, вы поняли, что речь идет не о Новом Завете. — Авт.).
       Михаил: Отец Виктор, Святейший Патриархат заинтересован в вашей помощи.
       Виктор: Наработки будут переданы вам в Москве.
       («Наработки» — варианты тех самых кассет и пропагандистской литературы — действительно были переданы лично Михаилу 5 февраля 2000 года в Москве на Славянской площади в машине «Фольксваген». — Авт.)...
       Виктор: На просьбу о выделении средств отвечаю отказом.
       (Естественно. Дело в том, что около $500 000 Римской церкви уже ушли на недвижимость лично некоему отцу Александру — другому представителю Патриархии, а затем растворились. — Авт.)
       Еще в 1998 году один из московских католических священников, служащий в костеле Святого Людовика, подтвердил мне, что переговоры имели место и ведутся достаточно давно.
       — Отец Виктор, как вы относитесь к распространяемым православной церковью рекламкам против абортов (помните, младенец с раскроенным черепом. — Авт.)?
       — Положительно и отрицательно... Дело в том, что православные священники, руководствуясь благородной идеей, сделали это непрофессионально.
       — В каком смысле — непрофессионально?
       — Католическая церковь вела переговоры с православной по поводу обмена опытом в церковно-пропагандистском деле. Мы не раз субсидировали православных и обеспечивали их необходимыми материалами.
       — Это официальная политика Ватикана или частная инициатива миссионеров-католиков?
       — Велись вполне официальные переговоры. Мало того, мы приглашали преподавателей наших школ пропаганды...
       — Как сейчас у вас складываются отношения с Московской Патриархией?
       — Плохо. Мы фактически не сотрудничаем. Более того, чувствуется тайная вражда. Своего рода «холодная война».
       Не знаю, почему уж переговоры возобновились и от чьего имени велись, но точно знаю одно: в России католичество и православие делят сферы влияния. Не духовного, как при Владимире, а материального. А ближайшая смена понтифика в Ватикане вынуждает активизироваться.
       Сейчас православная церковь не участвует в акциях католической церкви, несущих «общехристианскую миссию». Зато Патриархат вовсю лоббирует своего кандидата — кардинала Карло Марию Мартини. В Москве почему-то уверены, что его папство не помешает русскому патриарху наконец-то выйти на международную арену.
       
       Ситуация страшно напоминает выборы нового президента России. Точно так же выбирают не массы, а узкий круг заинтересованных лиц.
       А Папа, как Ельцин (или — Ельцин, как Папа), просит прощения за противоправные действия католической церкви в прошлом. За последние 450 лет это фактически происходит впервые.
       Это «простите» звучит как «прощайте».



Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera