Сюжеты

СЕМЬ САМУРАЕВ ТРИДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

Этот материал вышел в № 17 от 06 Марта 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

В Москве идет «Последняя песнь Мифуне» В первые весенние дни в Москве начался мини-фестиваль фильмов уже легендарного киноманифеста «Догма-95». Потихоньку москвичей приучают к «догматическому» кино, авторы которого прокламируют полный...


В Москве идет «Последняя песнь Мифуне»
  
       В первые весенние дни в Москве начался мини-фестиваль фильмов уже легендарного киноманифеста «Догма-95». Потихоньку москвичей приучают к «догматическому» кино, авторы которого прокламируют полный аскетизм, отказ от всех специальных и специфических средств кино.
       В центре показа — Серебряный берлинский призер, лучший европейский фильм истекшего года — «Последняя песнь Мифуне»...

       
       Датский режиссер Серен Краг-Якобсен предваряет показ признанием в том, что согрешил против «целомудрия» «Догмы». В самом деле, фильм, снятый столь нежно и изысканно, не очень-то походит на суховатое, выхваченное из лап реальной жизни кино «DOGME».
       Прошлое постучалось в дверь преуспевающего Кристена. Выгодный брак, карьера — все рушится под напором хлынувшей правды прошлого. И тогда Кристен возвращается...
       Возвращается на ветшающую в глуши ферму, чтобы спасти слабоумного брата. Волей случая домохозяйкой «по объявлению» на ферме становится бывшая проститутка Лива. Так, по-скандинавски неспешно, закручивается сюжет, стягивающий в один узел судьбы четырех неудачников: потерявшего все блага Кристена, разочарованной в жизни красавицы Ливы, ее младшего брата, в ком все подростковые комплексы сгущены до предела, и, наконец, Руда — слабоумного и доверчивого дурачка. Кажется, реальность довольно убедительно иллюстрирует полные «оптимизма» декларации Ливы: «Жизнь — это длинный кусок дерьма, от которого каждый день надо откусывать».
       Но в спутанном переплетении судеб, характеров, амбиций, привязанностей, неосуществленных надежд обитателей полузаброшенного дома неожиданно высекается искра взаимного доверия и чарующей любви.
       Самые счастливые моменты в жизни дурачка Руда, когда его столичный брат забирается в подвал и с дикими криками изображает там битву Последнего самурая Тосиро Мифуне. Руд замирает в сладком ужасе, предчувствуя трудную, но почти несомненную, как в приключенческом кино, победу «героя» брата. «Воскресение» великого и ужасного Самурая — не только игра с мифологизированным злом, которое так легко победить... в подвале. Нет, это еще и игра со зрителем-киноманом. Ведь Тосиро Мифуне — знаковая фигура в истории кино. Это имя знаменитого японского актера, любимца Куросавы. Имя, прежде всего связанное с ролью последнего Самурая из обошедшего чуть ли не весь мир шлягера тридцатилетней давности — «Семи самураев». Так, «Догма» со свойственной ей приглушенной иронией шлет привет истории мирового кино, подмигивая своему искушенному зрителю...
       
       P.S.
       Кинотеатр «35 мм», Покровка, 42 (бывший «Новороссийск»), 9—12 марта

       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera