Сюжеты

СТОЛ ЯСТВ РУССКОГО АВАНГАРДА

Этот материал вышел в № 17 от 06 Марта 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

«78 столов Давида Штеренберга». Живопись, графика, фотографии из музеев и частных собраний Самая, наверное, известная работа Давида Штеренберга (1881-1948) — коричнево-серый, тревожный и стоический натюрморт 1918 года в Третьяковской...


«78 столов Давида Штеренберга». Живопись, графика, фотографии из музеев и частных собраний
  
       Самая, наверное, известная работа Давида Штеренберга (1881-1948) — коричнево-серый, тревожный и стоический натюрморт 1918 года в Третьяковской галерее: на тарелке — ломоть пайкового хлеба и вобла, за ними — библейская близость времени к голым сущностям жизни и смерти, евангельское напоминание о хлебах и рыбах, а более всего — о чуде...
       На Неглинной, 14, в Московском Центре искусств выставлены 78 совершенно иных натюрмортов Штеренберга, художника веселого и нежного, с ясным чувством цвета, с каким-то цирковым ощущением подвижности мира и устойчивости дома.
        Все предметы точно извлечены из шляпы фокусника и жонглером размещены по холсту: серые атласные перчатки, остро и весело очерченные, шелковая шаль, накинутая на лампу, белая скатерть («Стол с лампой и белой вазой»), лук-порей, редиска и сладкий перец, пучок укропа, кухонный нож, плетеная достопочтенная рыночная кошелка — попади она в текст Андерсена, высказалась бы веско и уместно, с присущей кошелкам житейской мудростью («Натюрморт с корзинкой»). Плоская белая тарелка, на которой забыта «старорежимная» карамель «Абрикоти», кофейник на проволочной подставке в компании голубого блюдца, белой ложки и красной скатерти.
       Все хороши, весь сбор бессловесных, но цветных домочадцев. И рядом размещены несколько реальных предметов из дома художника: голубая кухонная полка с латунной посудой, медная плошка с горстью сахара-рафинада, старая трубка...
       В Москве 1920-х и 1930-х годов был Музей дворянского быта, усадебной культуры, веселой и уютной домашности ХIХ в. — в доме Хомяковых на Собачьей площадке. Музей уничтожили, потом снесли дом и всю Собачью площадку, теперь с нынешнего года создают экспозицию заново в усадьбе Кузьминки.
       Глядя на 78 столов, начинаешь думать, как был бы хорош, как необходим музей «настоящего московского дома» ХХ века.
       Он был бы иным — строже, бедней, аскетичней...
       И все же мог бы светиться, как хорошо отмытая молочная бутылка утром на подоконнике. Сиять благорасположением и красотой очень простых вещей, таких, как лампы, карамели, табуретки и кофейники Штеренберга.
       И щука на табуретке, написанная им, не менее пестра и прекрасна, чем в оде Державина, на усадебном парадном обеде.
       Несмотря на то, что хозяйка серых атласных перчаток будет эту щуку самолично потрошить и чистить.
       Большая часть полотен — 1918—1922 гг. Самый основательный, вплоть до торта с кремом, пасхальный «Натюрморт с кексами и пирожными» написан в 1928 году.
       В конце марта выйдет альбом «78 столов Давида Штеренберга». Судя по рассказам, готовят его с любовью.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera