Сюжеты

КАССА ПО ИМЕНИ ВОИНА — 2. Министерство обороны поставило похоронное дело на крепкие коммерческие рельсы

Этот материал вышел в № 18 от 13 Марта 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Министерство обороны поставило похоронное дело на крепкие коммерческие рельсы Для одних война — горе, другим — тяжкая опасная работа, ну а третьим — чистой воды нажива. Первые — это мы, граждане. Вторые — бойцы на передовой. Последние же —...


Министерство обороны поставило похоронное дело на крепкие коммерческие рельсы
       

       Для одних война — горе, другим — тяжкая опасная работа, ну а третьим — чистой воды нажива. Первые — это мы, граждане. Вторые — бойцы на передовой. Последние же — московский генералитет и их коммерческие протеже в деле стрижки купонов с каждого пришедшего с Северного Кавказа гроба.
       Писать обо всем произошедшем в высшей степени противно. Ну сами подумайте: отдание последних почестей погибшим солдатам и офицерам, а также умершим ветеранам Великой Отечественной и прочих локальных войн двадцатого века, в которых участвовала наша страна, — тема деликатная. Тут нельзя шуметь и быть острым на язык. Но делать нечего — вот передо мной документы, из которых следует, что, пока одни хранили деликатность, другие нагло жировали на ушедших из жизни товарищах, презрев все моральные нормы, а также законы, действующие в государстве.
       Каждый раз, когда вы видите по телевидению похороны погибших воинов, знайте — деньги из бюджета, определенные на сей печальный случай, уходят прямиком на счета закрытого АО «Военно-мемориальная компания». Что такое ВМК? ЗАО, рожденное в 1997 году собственно Министерством обороны, а также Военно-страховой компанией — этим к тому времени успешным коммерческим проектом бывшего министра обороны Павла Грачева, проектом, поэтапно поддерживаемым всеми преемниками Грачева на этом высоком государственном посту.
       
       Вот бумага — официальный документ, направленный в административный департамент аппарата правительства из Военно-исторического центра Вооруженных Сил РФ (этот центр — госорганизация, структурное подразделение МО, как раз и обязанное заниматься тем, что делает сегодня ВМК). Документ (№ 328/427) подписан начальником центра генерал-майором Александром Кирилиным. Он откровенно лоббирует перед правительством интересы ВМК, уверяя, насколько выгодно сотрудничество именно с ней: «В настоящее время услуги, предоставляемые ВМК, на 20 процентов дешевле, чем в муниципальных ритуальных организациях».
       При этом господин Кирилин идет на откровенный подлог. В документе нет даже и упоминаний о том, что ВМК — ЗАО. Создается стойкое впечатление, что ВМК скорее также один из отделов МО... Но зачем такой подлог? Очевидно — ведь каждому госчиновнику известно, что передача прямых функций МО какому-либо коммерческому предприятию категорически запрещена!
       Забывает упомянуть генерал-майор и о другой существенной детали: расплачиваться перед лоббируемой им ВМК предстоит госбюджету и только ему! И уже расплачивается! Например, на 340-м заводе железобетонных изделий МО (а на 340-й вход любым коммерческим гражданским категорически воспрещен) ВМК, пользуясь патронажем высших чинов МО, спокойно производит ритуальные принадлежности (гробы, надгробия, венки, ленты и т.п.) и таким образом выдаивает бюджет дважды. Сначала — используя оборудование, являющееся госсобственностью, а потом — получая полную компенсацию за произведенную тут продукцию!
       Но, виртуозно избегая ненужных ему аллюзий, господин Кирилин докладывает в правительство так: «В 1998 году за счет средств МО (бюджетных. — Прим. авт.) оказаны ритуально-похоронные услуги погибшим (умершим) защитникам Отечества на сумму 9,2 млн руб., произведена оплата надгробных памятников на сумму 215,2 млн руб. На 1999 год на эти цели запланировано 768,5 млн руб».
       Еще бы! Когда писалась эта бумага, всем было ясно — война на пороге. Вот и запланировали рост прибылей для ВМК!
       Вы еще не догадались, зачем господин Кирилин, не сотрудник ВМК, столь распинался перед правительством в ее пользу? Конечно, ради одного — чтобы «обосновать целесообразность» увеличения «норм расходов по оплате ритуальных услуг, а также по изготовлению и установке надгробных памятников»! Если называть вещи своими именами, имело место прямое лоббирование финансовых интересов одной отдельно взятой коммерческой структуры со стопроцентно частным капиталом силами и возможностями высокого военно-государственного чиновника!
       Но Александр Кирилин, конечно, лишь спица в этой колеснице. Управляет процессом не он. Вот что пишет группа офицеров запаса Андрею Николаеву, ныне председателю Комитета по обороне Госдумы: «В настоящее время МО фактически создало коммерческую структуру — ЗАО ВМК и в ряде приказов и директив обеспечило ей монопольные права на оказание ритуально-похоронных услуг».
       Действительно, под тремя документами, регламентирующими приоритетное взаимодействие с ВМК, — подпись лично министра обороны РФ маршала Игоря Сергеева. Еще под одним, аналогичным — подпись заместителя начальника Генерального штаба Вооруженных Сил РФ генерал-полковника Владислава Путилина. Каким образом эти военачальники после всех коммерческих скандалов, сотрясавших МО на протяжении последних лет, решились на столь смелые, в смысле их карьеры, шаги?
       О морали ли нам толковать... Для кого как, а для меня вся генеральская честь окончательно утоплена в тексте директивы № Д-37 от 22 декабря 1999 г. «О сотрудничестве между Министерством обороны РФ и Военно-мемориальной компанией». (Под ней — тоже подпись министра Сергеева.) Забыв обо всем на свете, маршал предлагает своим подчиненным любить и почитать ВМК как маму родную, оказывать ей всяческое содействие в становлении филиалов в округах, повсеместно разъяснять (читай: быть рекламными агентами. — Прим. авт.) военнослужащим и членам их семей информацию о деятельности ВМК и оказываемых ею услугах... Кстати, немаловажная подробность: маршал так же, как и вышеупомянутый генерал-майор Кирилин в своем письме в правительство, ни разу не упоминает, что ВМК — это просто ЗАО. Таким образом маршал заведомо вводит высший офицерский корпус страны в принципиальнейшее для него заблуждение. В общем-то не будем миндальничать: маршал попросту обманывает...
       
       Под стать министрам и наши генштабисты. Когда война в Чечне была уже в самом разгаре, когда из Чечни потоком плыли солдатские гробы, а их истинное число было известно только Генштабу, из-под пера начальника Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба Вооруженных Сил генерал-полковника Владислава Путилина (он — заместитель Анатолия Квашнина) выползла директива № Д-314/8/3153, которая прямо, распоряжением свыше, ввела в состав отделов социального и финансового обеспечения военкоматов субъектов Федерации 53 должности из числа сотрудников ВМК! Нечем было больше заняться генерал-полковнику в то время, когда в Чечне шли кровопролитные бои, как лоббировать интересы коммерческой структуры!
       Но, может, господин Путилин столь наивен и не знает, чем бывает занят в огороде козел, коли его туда уж допустили? Искренне заблуждался? Хотел, как лучше, дабы родственники убитых хотя бы с похоронами не маялись?
       Да будет! Не заблуждался генерал-полковник. Все знал замначальника Генштаба про козла и огород и все равно делал, потому что больше остальных ему нравилась другая народная примета: куй железо, пока горячо. Владислав Путилин только потому так спешил со своей директивой на места, что понимал: во время путинского возведения на престол правительство не будет жалеть денег на достойное погребение бойцов, и надо на всю катушку использовать благоприятный политический момент для достижения коммерческой выгоды.
       Вот так в военкоматы были запущены сотрудники коммерческой организации.
       Возможно, кое-что нуждается в прояснении — ведь не исключено, что, цепляя на мундиры большие погоны, люди напрочь забывают о гражданских законах государства, в котором живут. Так напомним — приказы и директивы, подписанные в МО и касающиеся лоббирования деятельности ЗАО ВМК, помимо всего прочего, прямо нарушают Конституцию, Гражданский кодекс, закон «О конкуренции и ограничении монопольной деятельности на товарных рынках».
       Как известно, в стране, хоть и очень дурно, но все же действует антимонопольное законодательство. Выдавая указания подчиненным структурам в регионах общаться исключительно только с одним ЗАО и запрещая взаимодействие с любыми другими коммерческими организациями того же профиля, МО занялось насильственной монополизацией рынка. Последствия? Во-первых, неизбежный рост цен на услуги, конечно, выгодный и ВМК, и ее лоббистам из МО. Во-вторых, снижение качества продукции, ухудшение ассортимента и т.д.
       Но, может, ВМК, хоть и плюет вместе с первыми лицами МО на действующее в стране законодательство, но делает это исключительно во благо нашему нищему государству? Случается, что коммерческая структура оказывается еще и внакладе от того, что взвалила на себя этакий груз ответственности по гособязательствам.
       
       Увы, в данном случае этого не произошло. И тут необходима еще одна важная цитата. На сей раз из официального обращения помощника командующего войсками Московского военного округа по финансово-экономической работе генерал-майора Бориса Стеблева к начальнику Главного управления военного бюджета и финансирования МО РФ генерал-полковнику Георгию Олейнику. Генерал Стеблев, мягко говоря, удивлен столь нежной дружбой с ВМК, патронируемой с самого верха, о чем и пишет: «Произведенной проверкой организации работы военного комиссариата города Москвы с ЗАО ВМК по вопросам изготовления и установки надгробных памятников погибшим (умершим) военнослужащим установлено, что центр социального обеспечения военного комиссариата города Москвы выплатил с 1 февраля по 30 октября ВМК на изготовление и установку 2094 надгробий по 48 спискам 5,3 млн руб. Однако из-за отсутствия контроля со стороны должностных лиц ВМК на начало ноября представила документы на изготовление и установку только 1258 памятников».
       Выходит, ВМК не просто финансируется из нашего нищего госбюджета, но добилась такого положения дел, что он ее еще и кредитует — такова по сути созданная МО система расчетов за оказанные ЗАО услуги! Причем процент бюджетных средств, оказавшихся свободными, а значит, доступными к прокрутке силами коммерсантов, оказался равен 35! И это только по одному военному округу. Побойтесь Бога, государство с подобными Вооруженными Силами не имеет шансов когда-либо разбогатеть или хотя бы насытить военную утробу. Не хватать будет всегда!
        А вот и заключительная фраза из письма генерал-майора Стеблева: «Из оплаченных 48 списков полностью памятники не установлены ни по одному из них. Данная бесконтрольность привела к необоснованному авансированию более чем на 2 млн руб. коммерческой организации. Выполнение... указания Главного управления военного бюджета и финансирования МО РФ (указание — об исключительном взаимодействии в вопросах погребения только с ВМК. — Прим. авт.) приведет к незаконному отвлечению многомиллионных денежных средств по смете МО РФ в коммерческие структуры...».
       Что отписал генерал Олейник генералу Стеблеву, редакции неизвестно. Возможно, никакого ответа и не последовало, поскольку с тех пор в любовном характере взаимоотношений МО с ВМК абсолютно ничего не изменилось. Если не считать, конечно, их повсеместного укрепления. ВМК взяла под свой патронаж все имеющиеся в стране воинские кладбища — их 14 и 1005 воинских участков на общественных кладбищах, а точнее, она получила контроль за госфинансированием и этих печальных заведений. Когда генералы закусывают удила, они становятся хуже тупых лошадей.
       Вы думаете, в МО некому было заняться тем, что делает сейчас ВМК? Как же! Действует Военно-исторический центр Вооруженных Сил РФ, имеется отдел по координации и контролю за организацией ритуально-похоронного обеспечения в ВС — естественно, с аналогичными же функциями, что и у ВМК. Тогда зачем же нужна эта ВМК? Ответим вопросом на вопрос: а разве кто-то из вас сомневается, что лучше крутить деньги на счетах закрытых акционерных обществ, чем проводить их по открытым сметам госорганизаций?.. И по доброте ли только душевной столь упорно вникают в похоронную коммерцию высшие чины МО собственной персоной?
       Мы не младенцы — мы знаем ответы на эти вопросы.
       
       С Северного Кавказа не унимающимся потоком продолжает идти «груз-200». Для тех военных коммерсантов, кто присосался к ритуальному бюджету, нет ничего милее, чем эти большие потери. И как же омерзительны в этом свете генеральские заклинания о необходимости вести чеченскую войну «до победного», о неизбежных жертвах, о мужестве погибших солдат и офицеров! С каждой смерти у них — прибыль. С каждого гроба и будущего памятника — процент. Так можно воевать бесконечно, и, поверьте уж, найдется повод удерживать в Чечне многотысячный военный контингент. Народ станут уверять в наглости затаившихся партизан-боевиков, а на самом деле подоплека будет совсем иной: чем выше гора трупов, тем активнее бюджетные финансовые потоки на похоронные процессии...
       И еще. Зациклившись на Березовском и его сбитой компашке, мы абсолютно забыли, что важны-то не имена, а принцип взаимоотношений государства с коммерческими структурами. А он как был, так и остался олигархическим, а значит, коррупционным. И какая нам разница, что один сосет из нефтяной трубы, а другой выстукивает милый ему ритм на гробовых досках? Олигарх — он и с траурным венком в руках олигарх. Главное, чтобы было при ком... И тут еще можно поспорить, что выглядит ужаснее! Абрамович — при «семье» или же ВМК — при маршале Сергееве.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera