Сюжеты

ИЗБРАННЫЙ ТОВАР ВОЗВРАТУ НЕ ПОДЛЕЖИТ

Этот материал вышел в № 19 от 20 Марта 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Путь к урне покажется вдвое короче, если вспомнить смешные истории * * * — Почему вы не ответили Черномырдину на его реплику по поводу вашей программы: «А где ты деньги возьмешь?» — Если бы я стоял на трибуне, а не сидел в зале, я сказал...


Путь к урне покажется вдвое короче, если вспомнить смешные истории
       


       * * *
       — Почему вы не ответили Черномырдину на его реплику по поводу вашей программы: «А где ты деньги возьмешь?»
       — Если бы я стоял на трибуне, а не сидел в зале, я сказал бы Виктору Степановичу, что если не знаете, где взять деньги, то не претендуйте быть премьер-министром. А во-вторых, вопрос не только в том, где взять деньги, а в том, куда вы их денете.
       
       Об иностранных кредитах (1993 г.)
       России нужна не рыба, а удочка, чтобы эту рыбу поймать.
       
       О пропаганде успехов
       Нам все время рассказывают с экранов телевизоров, что у нас начался экономический рост. Но политической колбасы и зарплаты не бывает.
       
       О политике «ЯБЛОКА» в области искусства
       Политика «ЯБЛОКА» в области искусства — не приставать к искусству.
       
       О выборах
       Голосуйте не сердцем, а умом. А то голосуете разными частями тела, не теми, которые для этого приспособлены, а потом получаются не те президенты, не те Думы и не те правительства.
       
       * * *
       — Если вы сегодня становитесь президентом, то у вас впереди четыре года. Что вы ожидаете в конце этого срока?
       — Через четыре года вы выберете меня еще раз.
       
       Про олигархов
       У наших банкиров совершенно отсутствует чувство юмора — они так о себе и говорят: «Сегодня мы, олигархи, решили...»
       
       О налоговой политике правительства
       Правительство нынешней налоговой системой уничтожает малое и среднее предпринимательство на корню, хотя даже рэкетиры дают налоговые «каникулы».
       
       О «молодых реформаторах»
       «Молодые реформаторы» считают, что реформатор — это такой могучий человечище, Шварценеггер, который должен уметь пожертвовать нынешним поколением ради будущего.
       
       * * *
       Однажды Гайдар сказал, что Север — это ошибка, что чем больше людей оттуда уедет — тем лучше. Эту проблему можно решить так: нужно, чтобы каждый человек, кто уезжает с Севера, селился прямо у Гайдара в квартире.
       
       О природе
       Говорят: «На Камчатке пресмыкающихся нет». Откуда же там коммунисты?
       
       О писателях и их проблемах
       Почему президент четырех «писателей» уволил, а Чубайса, пятого, — нет? Откуда я знаю? Может быть, ему понравилась глава, написанная Чубайсом.
       
       О рынке
       К вопросу о «невидимой руке» рынка, который сам все наладит и все урегулирует:
       — Как и ожидалось, «невидимая рука» рынка показала очень даже видимую фигу.
       
       Мы и Япония
       Удивление, которое испытывают экономисты-иностранцы от того, что даже после предоставления кредита акции лучших российских компаний продолжают падать, происходит оттого, что наши приватизация и стабилизация отличаются от западных образцов так же, как ЛДПР Жириновского от либерально-демократической партии Японии. Например, если у них вода течет по трубам, а электрический ток — по проводам, то у нас ток течет по трубам, а вода — по проводам.
       
       * * *
       Наши камикадзе не только берут бензин на обратную дорогу, но еще строят себе запасные аэродромы, чтобы не иметь проблем с приземлением.
       
       О личной ответственности
       У нас сложно говорить об ответственности. Кто за последние семь лет, уходя из правительства, ответил за то, что он там делал? У нас, наоборот, как в русской сказке — каждому, кто уходит из правительства, президент говорит: «А теперь иди в мои кладовые и возьми там столько золота, сколько сможешь унести...»
       
       Почему рухнул рубль (август 1998-го)
       Почему рухнул рубль? Потому что за ним стояло 80% бартера и векселей, миллионы людей без зарплаты, газ, нефть, кредиты МВФ, резервы ЦБ. Еще за ним стоял Ельцин, который на вопрос о любимом литературном герое отвечает — Пушкин.
       
       О собственности
       Президент так и не понял, что частная собственность — это 100 долларов тети Шуры, вложенные в Сбербанк, а не только «заводы, газеты, пароходы» мистера Твистера с сигарой и бабочкой. Президент не понимает, что частная собственность — любая копейка у нас в кармане, и никто не имеет права ее отобрать, хотя бы и под благим предлогом помещения в Пенсионный фонд. От этой копейки до владения большим заводом все — частная собственность.
       (1999 г.)
       
       G-7
       Собирается «семерка» и решает, сколько дать денег. Приезжает американский президент и спрашивает:
       — Как поживаете, Борис Николаевич?
       — Хорошо поживаю.
       — Что вы здесь делаете, Борис Николаевич?
       — Я здесь провожу реформы.
       — Какие реформы, Борис Николаевич?
       — Радикальные экономические реформы, рыночные.
       — О, это прекрасно.
       Поцелуи, объятия, пожатия рук, пыль, звуки марша. На этом все заканчивается.
       (1998 г.)
       
       «Грязные» технологии
       В 2000 году на каждом избирательном участке предлагаю повесить по большому плакату: «Избранный товар возврату не подлежит».
       («Эхо Москвы», 1998 г.)
       
       О НАТО и Скуратове
       После начала бомбардировок НАТО Югославии стало ясно, что качество умственных способностей политиков на Западе не сильно отличается от нашего. Вся разница между американским истеблишментом и нашим в том, что у них прокурор расследует подробности сексуальной жизни президента, а у нас президент исследует жизнь прокурора по этому же вопросу.
       (1999 г.)
       
       О гуманизме Б. Федорова и коммунистах
       Из интервью в «Беседке «КП», апрель 1999-го.
       Корр.: Недавно Борис Федоров, рассуждая о том, какая партия что получит на выборах, сказал, что в целом ситуация меняется к лучшему, потому что полтора миллиона коммунистов в год просто умирают.
       Явлинский: Он гуманист известный, он и в налоговых органах работал. Но ситуация улучшается не для всех, потому что уменьшается количество не только коммунистов по объективным причинам, но еще и уменьшается количество дураков. Некоторые партии выезжали на коммунистах, конечно, но некоторые партии выезжали точно на дураках.
       
       О жизни
       Быть в России оптимистом — значит опустить руки после первого шага. Быть в России пессимистом — значит не делать и первый шаг. Что же остается? Просто делать.
       
       О полемике с правительством
       Если человек двадцатый раз повторяет, что дважды два четыре, — он тупой или принципиальный?
       
       * * *
       Одно время правительство твердило, что дважды два — девять. Потом начали говорить, что шесть. Когда мы продолжали настаивать, что дважды два — четыре, они обиделись: «Это «ЯБЛОКО» всегда чем-то недовольно. Ведь мы уже не говорим, что девять. Ведь уже шесть — это ведь гораздо лучше, чем девять! А им все мало!»
       
       О коррупции
       Списки тех, у кого деньги на счетах в швейцарских банках и совесть нечиста, можно было составлять по составу отъезжающих из Шереметьева в день приезда дель Понто.
       
       О наследнике
       Запад просчитывал Горбачева и получил Ельцина. Они считали Ельцина, а потом уже не знали, что со своими подсчетами и делать. То же самое и теперь. Сказать, что Путин не годится, значит признать, что Ельцин был неправильно вычислен. А раз так, то куда они смотрели десять лет? Ведь Путин — это наследие. Значит, надо назвать Путина реформатором. Хотя бы пока Гора не выберут. А русские переживут. Ельцина пережили и Путина переживут. До нас американским политикам дела нет.
       
       Печальное
       Вопрос из зала: Вы — партия честных людей. Почему не все честные вас поддерживают?
       Явлинский: Потому что честные люди часто зависят от нечестных.
       (На встрече с избирателями. 2000 г.)
       
       О и. о.
       — Who is Mr. Putin?
       — Представьте себе театр. В партере 160 миллионов. На сцену выходит главный герой. Сначала бурные и продолжительные аплодисменты. Потом пауза — он должен что-то сказать. И тут начинается самое главное: дело не в том, что он роли не знает, он даже не понимает, в каком спектакле участвует. Он ждет суфлерской подсказки. Но суфлерская будка на сцене не одна. И из каждой кричат разное. В некоторых будках сидят по двое-трое и сражаются между собой за то, какой текст надо произносить. Главный герой все смешивает как может и выдает дикую абракадабру.
       У зрителя глаза на лоб. Но тут интеллектуалы начинают искать смысл в его монологах. Они сообщают, что на самом деле он думает совсем другое. Что то, что он тут говорит, это временно. Что на самом деле он совсем не такой, а гораздо лучше. Что потом все будет хорошо, что мораль укрепится, что возродится армия...
       
       О свободе
       Увидев свет, некоторые наши политики закричали: «Свобода, свобода!» А оказалось, что это просто с клетки сдернули тряпку.
       
       О стратегии
       Побеждает не тот, кто кажется самым сильным, а тот, кто идет до конца.
       
       * * *
       Если нет веры, то нет ничего. Даже когда у вас все есть, но нет веры, у вас нет ничего.
       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera