Сюжеты

Евгений РЕВЕНКО: Я НЕ СОБИРАЮСЬ В ПРЕСС-СЕКРЕТАРИ К ПУТИНУ

Этот материал вышел в № 19 от 20 Марта 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Я НЕ СОБИРАЮСЬ В ПРЕСС-СЕКРЕТАРИ К ПУТИНУ Не случайно почти неизбежно в разговорах о Путине всплывает фамилия Маяковского. И дело не только в совпадении имен. Все гораздо глубже. 26 марта 2000 года Россия собирается сделать то, что сделал...


Я НЕ СОБИРАЮСЬ В ПРЕСС-СЕКРЕТАРИ К ПУТИНУ
       
       Не случайно почти неизбежно в разговорах о Путине всплывает фамилия Маяковского. И дело не только в совпадении имен. Все гораздо глубже. 26 марта 2000 года Россия собирается сделать то, что сделал Маяковский 70 лет назад 14 апреля. Сыграть в «русскую рулетку». Окажется ли пуля в барабане или нет, что считать короной, а что святой Еленой и чья это будет победа, чье поражение, пока решительно не ясно. Ясно лишь одно — нам осталось только ждать. И постараться прожить это ожидание максимально достойно. А потом решать — уйти в оппозицию или наступить на горло собственной песне... Интеллигентный и мягкий телеведущий полночных «Вестей» Евгений Ревенко, не впадая в истерику по поводу президентства Путина, приходит в тихий ужас от одного лишь слуха, что ему, мол, готовят пресс-секретарство у будущего президента. И доверительно просит корреспондента «Новой газеты» опровергнуть этот слух. Опровергаем! А что еще мы все можем делать?
       
       — Женя, вам не кажется, что контрпрограммирование на телевидении дошло до полного абсурда?
       — Телевидение в целом, возможно. Но я «в целом» им не занимаюсь. Если бегун на длительные дистанции будет постоянно оглядываться, как бегут остальные, он далеко не убежит. Если кто-то и занимается контрпрограммированием, то не сами ведущие. Мы выходим в одно время с «Сегодня в полночь» Владимира Кара-Мурзы. Я, к сожалению, его программы не вижу. Записывать некому — я один живу. А с техникой я, честно говоря, не очень... Мы стали выходить в 00.00 — это очень символично, мы как бы с нуля начинаем. Возможно, скоро последний выпуск «Вестей» поднимется до 23.00.
       — А за рейтингами-то следите?
       — За рейтингами слежу. Я не могу сказать, что сильно отстаю от Володи. Бывает по-разному — иногда он ненамного опережает, иногда — я...
       — Уже хорошо. А то ведь до недавнего времени РТР никто всерьез не воспринимал. Вы давно на телевидении?
       — С августа 1995 года. Я начинал на ТВ-6, в программе «Скандалы недели». Там все складывалось не слишком хорошо, и уже в феврале я оказался на НТВ.
       — Чтобы стать одним из лучших репортеров, добавить к блистательным победам НТВ свой собственный приз «ТЭФИ» и уйти теперь уже на РТР вслед за Добродеевым... Это было трудное решение?
       — Не буду говорить громких слов, но НТВ для меня действительно родная телекомпания. Но родная телекомпания — это прежде всего для меня мой учитель Олег Борисович Добродеев. Мучительным было раздвоение, сутки, когда я решал, как быть дальше...
       — Как это выглядело? Олег Борисович сам позвонил вам?
       — Нет. Никакого переманивания не было. Это была, скажем так, обоюдная инициатива. Я позвонил Олегу Борисовичу по совершенно другому поводу: мне нужен был кое-какой профессиональный совет. Мы встретились на нейтральной территории, долго разговаривали, и в процессе разговора появилась эта идея. Ни о каком переманивании, я повторюсь, и речи не было. Я долго думал, советовался с друзьями, родителями — я часто с ними советуюсь, хотя они у меня и далекие от журналистики люди. И все они одобрили мое решение.
       — Вы с НТВ расстались врагами?
       — Да нет, вполне приличные отношения. Но откуда-то, я не могу понять, откуда появились вдруг странные слухи, что я не задержусь на РТР и месяца. Пройдут выборы — и я окажусь в роли пресс-секретаря у президента Путина. Я никого не осуждаю: личное дело каждого журналиста, идти ли ему к кому-нибудь в пресс-секретари или нет, но я-то только свою работу люблю. И не собираюсь ее бросать ни ради чего. Поэтому слухами этими был удивлен и даже огорчен.
       — Само президентство Путина в этой стране в среде тележурналистов никаких сомнений не вызывает?
       — Он слишком многих в этой стране устраивает. Несмотря на все его ошибки, какие-то проблемы он все-таки решил...
       — По-моему, в свете последних дней к извечным российским вопросам «Кто виноват?» да «Что делать?» прибавился еще один — «Откуда взялся Путин?»
       — Вопрос не в том, откуда он взялся. А в том, что он абсолютно новая, незасвеченная фигура, в которой каждый находит что-то свое. Я общаюсь со многими «партийцами» и не открою вам большой секрет, если скажу, что зюгановский штаб не собирается даже особенно тратиться на предвыборную кампанию. Потому что считает это бесполезным. И это при том, что Зюганов — главный противник и конкурент Путина и прочно занимает по рейтингу второе место.
       Но отрыв громадный — рейтинг Зюганова в три раза меньше. Сами зюгановцы это прекрасно осознают. Не стоит впадать в панику. Путин действительно устраивает большинство, и с этим ничего не поделаешь.
       — А вас лично?
       — Я вижу и недостатки, и достоинства. Об ошибках его много говорится, а достоинства... Существует центр поддержки будущего президента — не кандидата в президенты, а именно будущего президента, пусть даже Путина. Он и создавался под его патронажем. Так вот, окружение Путина (мы об этом будем делать сюжет) — вовсе не серые кардиналы, которые мечтают устроить в России массовый террор, а вполне приличные люди — либералы.
       — Должен ли тележурналист иметь горячие политические симпатии? Или все-таки признак профессионализма — максимально холодная голова?
       — Как человек я, конечно, имею четкие политические симпатии. Но как тележурналист я обязан их глубоко прятать. Какими бы ни были личные симпатии (а они, безусловно, есть), на экране — максимальная отстраненность.
       — В каком году вы поступали на журфак?
       — Я поступал в военное училище во Львове на отделение военной журналистики в 1989 году. А потом перевелся в МГУ.
       — Мы с вами выбирали профессию как раз в то время, когда журналистика была одной из самых модных. Особенно тележурналистика. Она была окружена неким романтическим ореолом, и толпы юношей и девушек штурмовали «Останкино», чтобы сказать свое слово... Тогда были другие правила и никакой «максимальной отстраненности» на экране не было. Как раз наоборот — время максимальной эмоциональности, эйфории, свободы и всего такого прочего... У вас лично были имена, которые «повинны» в вашем выборе профессии?
       — Это, конечно, «взглядовцы», Евгений Киселев, Татьяна Миткова... Потом я с ними встретился в процессе работы. Многие были моими начальниками. И Любимов — ведь «Скандалы недели» — это проект «ВиДа», и Киселев на НТВ. Было очень интересно общаться с теми, кого до этого видел только на экране.
       — И как? Позолота не осталась на пальцах?
       — А я никогда не воспринимал их как кумиров. Поэтому и не было никаких разочарований.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera