Сюжеты

СМЫВАЙТЕ ГРИМ, ИГРА ЗАКОНЧИЛАСЬ

Этот материал вышел в № 20 от 23 Марта 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Настало время настоящих поступков Политическое шоу подходит к концу. И зрители, и исполнители изрядно подустали. И все же, как всегда бывает в финале, у участников забега открылось своего рода второе дыхание. Никто не пытается соперничать...


Настало время настоящих поступков
       

 
       Политическое шоу подходит к концу. И зрители, и исполнители изрядно подустали. И все же, как всегда бывает в финале, у участников забега открылось своего рода второе дыхание. Никто не пытается соперничать с Путиным. Кандидаты явно борются за почетное второе место. А потому и полемику ведут не столько с властью, сколько между собой. Кто самый большой демократ? У кого программа толще?
       Пропагандистские клипы пусты, как глаза чиновников. Речи претендентов порой можно перепутать между собой. Путин задал всем некий единый стандарт скучной серьезности, порой переходящей в блатной пафос. У Зюганова не получается. Жириновский старается изо всех сил. Явлинский явно осознал, что это не его игра, а потому стал немного более похож на самого себя. В бездарной комедии, разыгрываемой Центризбиркомом по сценарию Кремля, ему явно досталась роль резонера (точно так же, как Жириновский уверенно выступает в амплуа рыжего клоуна).
       Идет двойная бухгалтерия. Рейтинги «для публики» и «для специалистов», аналитические обзоры «для служебного пользования»... Хотя на самом деле все уже запутались и никто толком не знает, какая информация заслуживает доверия: «закрытые» материалы подтасовываются так же, как открытые, уходят в «утечки». А официальные версии событий превращаются в самореализующийся прогноз (если, конечно, люди начинают им верить).
       Даже пропагандисты запутались. В воскресной «аналитической» программе ОРТ заявляют: да, рейтинги Путина завышены, но завышают их враги, которые с помощью таких «грязных избирательных технологий» хотят побудить сторонников и. о. президента не ходить на выборы. И тут же дают в подтверждение своего тезиса несколько интервью экспертов, которые дружно заявляют: гнусные враги занижают рейтинг горячо любимого и. о. президента, чтобы побудить своих сторонников прийти на выборы. За такую бездарную работу доктор Геббельс отправил бы своих сотрудников в концлагерь.
       Ясное дело, все устали. И спецпропагандисты, и имиджмейкеры. Но кто о нас, зрителях, думает? Мы же тоже устали!
       Нам сообщают, что Явлинский очень много мелькает на телеэкране, это должно стоить огромных денег. Зритель начинает судорожно считать в уме, пытаясь понять, во сколько ему, налогоплательщику, обходится мелькание Путина. Как ни считай, цифры не сходятся. Вообще ничего не сходится. Ни у пропагандистов режима, ни у оппозиционеров. Только мелькание и. о. премьера продолжается, как в калейдоскопе. Путин дает интервью радиостанции «Маяк» — почему-то в телевизионном эфире. Вот Путин в электричке. Путин в Воронеже. Ах нет, это уже Путин на горных лыжах. Нет, простите, это Вешняков в Чечне.
       Говорят, многим Путин уже снится по ночам. Одному моему другу Путин приснился почему-то в образе Вешнякова. Бедный доктор Фрейд! Его «Толкование сновидений» явно устарело.
       Политики набирают очки. Публика с ужасом ждет будущего. Одни деятели играют старательно, другие — спустя рукава. У некоторых получается, у других — не очень. Но никто из политиков не решается порвать с логикой игры.
       Тот, кто рискнул бы действовать не по правилам, вызвал бы на себя огонь, но стал бы народным героем. Увы, в постсоветской России на это никто из политических лидеров не способен. В советской номенклатуре мог появиться Ельцин, который мог бестолково и агрессивно полезть на рожон. Ельцин был способен на поступок. На риск. В созданной им «второй республике» таких людей нет. Точнее, их не допускают в политическую элиту.
       Искусство играть по правилам культивировалось. Каждый до совершенства изучил свою роль. Каждый нашел свою публику, называемую электоратом. Но никто не желает бороться. Нет, не играть роль борца, а именно вести борьбу.
       Так, конечно, спокойнее. Ельцин в 1993 году показал, что в России может случиться с теми, кто слишком буквально понимает «верховенство закона» и «демократию». Путин на примере чеченцев и Андрея Бабицкого преподал нам несколько уроков практической политграмоты, заодно объяснив, как надо понимать такие понятия, как «презумпция невиновности» и «неприкосновенность личности». Но вряд ли кто-то из политических оппонентов Кремля сегодня всерьез боится, что его «замочат в сортире». Они не хотят рисковать, но не своими жизнями или свободой, а всего-навсего своим комфортом. Никто не хочет подвергать себя испытанию непредсказуемости. Ведь действовать — значит оставаться один на один с историей.
       Или с судьбой.
       Или с народом.
       Во всяком случае, это куда менее удобно, чем играть роль оппозиции в политическом спектакле, именуемом «российской демократией».
       Их можно понять. Но все же зря они так. Время игр, похоже, уходит в прошлое. Теперь все будет по-настоящему. И самые талантливые актеры, всю жизнь играющие в амплуа героев первого плана, могут оказаться просто никому не нужны в ситуации, когда потребуются... нет, не герои, а просто нормальные люди, способные совершить гражданский поступок. Сделать что-то не по согласованию, не за «проплату», а просто по совести.
       Любой, кто заподозрен в способности к подобному, — уже потенциальный враг государства. Уличенный — преступник. Именно в этом «очевидная вина» Андрея Бабицкого, суть которой толком не может объяснить и. о. президента. Но заметьте: политиков годами раскручивают профессиональные команды имиджмейкеров, придумывают информационные поводы... А Бабицкий просто поехал в Чечню и передавал оттуда то, что видел. Теперь одни его ненавидят, другие ему поклоняются, для кого-то он «пособник бандитов», но для многих — герой, образец для подражания. И никто из скучных политиков не может сравниться с ним по интенсивности вызываемых чувств, никто не может даже для своих сторонников стать тем, чем стал Бабицкий для миллионов людей, раньше никогда про него не слышавших.
       Дело, разумеется, не в Бабицком. «Настоящих буйных мало, вот и нету вожаков», — писал Высоцкий. Ельцин был буйный, в этом ему не откажешь. Его оппоненты стали тихонями и пай-мальчиками. Но времена меняются. Все еще впереди.
       26 марта страна проголосует. Часть граждан останется дома и выключит телевизоры. 27 марта нам объявят приговор. Комедия закончится, актеры смоют грим. Имиджмейкеры и спецпропагандисты уедут отдыхать на Канарские острова. Путин снова встанет на горные лыжи. Чиновники наконец слегка расслабятся.
       Дальше все уже будет не понарошку. Начнется время буйных.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera