Сюжеты

Старший следователь по особо важным делам Генеральной прокуратуры Руслан ТАМАЕВ: Я НИ РАЗУ УСТИНОВА В ГЛАЗА НЕ ВИДЕЛ

Этот материал вышел в № 23 от 03 Апреля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Я НИ РАЗУ УСТИНОВА В ГЛАЗА НЕ ВИДЕЛ На его счету дело Козленка и «Голден Ада». Теперь вот «Мабетекс», покрывший тенью подозрений почти всю правящую элиту России. Давят ли на «важняка» из Кремля, когда были допрошены члены семьи Ельцина? Об...


Я НИ РАЗУ УСТИНОВА
В ГЛАЗА НЕ ВИДЕЛ

       
       На его счету дело Козленка и «Голден Ада». Теперь вот «Мабетекс», покрывший тенью подозрений почти всю правящую элиту России. Давят ли на «важняка» из Кремля, когда были допрошены члены семьи Ельцина? Об этом в интервью «Новой газете»
       

  
       — Дело «Мабетекса» длится с 1998 года, но до сих пор в нем так и не появились обвиняемые. В чем причина?
       — Делу уже полтора года. Никто не задерживался. Никто не арестовывался. Никому обвинение не предъявлялось. Мы допрашиваем всех только в качестве свидетелей.
       Согласно УПК РФ на расследование уголовного дела дается всего лишь два месяца. В 77-м году в Семипалатинске я потратил три месяца на расследование неочевидного убийства. А дело «Мабетекса» я принял, когда ему уже было двенадцать месяцев. Оно возбуждено 8 октября 1998 года. Срок я продлил до 8 июля 2000 года. И вся беда в том, что нет ревизии. Без ревизии «хозяйственное» дело не может пойти в суд. Это самая главная причина задержки. Как только я принял уголовное дело к своему производству, первое, что я сделал, — это изучил его и 22 октября вынес постановление о назначении комплексной документальной ревизии, производство которой поручено Счетной палате РФ. Проверка идет шестой месяц. Окончательный акт я надеюсь получить в конце марта.
       — Но почему до вас за целый год ревизия не была проведена?
       — Не ко мне вопрос. Дело вел советник Генеральной прокуратуры А. Я. Мыцыков. Он его возбуждал, он его полгода расследовал. Потом в марте прошлого года дело было передано заместителю начальника управления Чуглазову. Но ни тот, ни другой ревизию не назначили. Они, видимо, считали, что нет необходимости. По делу не были изъяты документы из Минфина, из банков. В деле фигурируют шесть банков, через которые перечислялись деньги. Сегодня мы эту работу почти выполнили. Остались три банка — ОНЭКСИМ, «Менатеп», НФК. Некоторые банки распались, отсюда дополнительные сложности в работе: документы в архивах, ликвидационные комиссии...
       — Как складываются отношения с вашими швейцарскими коллегами?
       — Всего с момента возбуждения уголовного дела в Швейцарию направлено пять ходатайств (международных следственных поручений). Из того, что просила прокуратура, мы сегодня получили процентов пятьдесят. Это томов двадцать. Но есть проблемы.
       В последнем поручении, которое отправил Чуглазов, мы просили, чтобы следственные действия на территории Швейцарии проводились с участием российских следователей. Это не потому, что Чуглазову хотелось прокатиться в Швейцарию. Когда мы сами участвуем, мы заинтересованы в том, чтобы добиться нужного результата. А когда исполняет другой, то он формально выполнит и нам пришлет.
       Вот пример. Прислали швейцарцы формуляр на открытие счета в швейцарском банке. Это примерно десять документов. В международном поручении мы просили: «Убедительная просьба прислать нам подлинники изъятых документов. Если это невозможно, то заверенные в установленном порядке копии». Ведь нам по ним нужно допрашивать людей, изымать образцы подписей, проводить почерковедческие экспертизы. Ведь все отказываются: ничего мы не заполняли, никаких счетов у нас нет, никаких операций мы не производили... Нам прислали ксерокопии, причем некачественные и незаверенные. Их под лупой невозможно прочитать.
       Еще пример. Мы просили изъять документы, наложить арест на счета, допросить пятерых свидетелей. Последнее для нас очень важно. В своем заявлении Туровер ссылается на этих свидетелей — они якобы присутствовали при передаче взяток работникам Управления делами президента. Швейцарцы трех человек допросили, а двоих не допрашивают — президента и вице-президента банка. Я спрашивал: почему? Это для нас очень важно. Мне ответили: «Мы считаем, что вам это ничего не даст, и допрашивать их не намерены».
       — В чем, по-вашему, причина такой ситуации?
       — Я уже «прошел» это по делу А. Б. Козленка и других. Тогда я привлек к ответственности вместе с ним еще и братьев Шегирянов, вынес постановления о привлечении их в качестве обвиняемых и объявил в международный розыск. Американцы Шегирянов задержали. Мы попросили выдать их, но нам официально ответили: «Не выдадим, потому что они — граждане США». Ну что тут поделаешь. Мы выделили томов десять — пятнадцать уголовного дела в отношении них и отправили в США: делайте что хотите, хотите — привлекайте, не хотите — не привлекайте, раз не выдаете...
       В аналогичной ситуации сегодня швейцарцы. Сотрудники Управления делами президента — они граждане России. Согласно Конституции РФ, если даже будет доказано, что они совершили преступления, мы выдать их не имеем права. В конце концов швейцарцы будут вынуждены отправить дело к нам.
       — Когда можно ждать результатов следствия?
       — Срок по этому делу установлен до 8 июля. За оставшееся время я намерен или предъявить обвинение, или дело будет прекращено в производстве. Я все силы бросил на это. У меня работает группа следователей, оперативники МВД по отдельным эпизодам: один — по банкам, второй — по алмазам, третий — по нефти. Меня обвиняют в том, что я работаю только по проверке обоснованности возбуждения дела. Это только одно из многих направлений. Не проводить проверку по поступившим сигналам я не могу, потому что обязан сделать это по закону. Я сейчас не могу рассказать вам об этом подробно.
       Работа не останавливается ни на один день. Допрошены даже те люди, о которых никто не знает. Еще в прошлом году я настоял на допросе жены Бориса Николаевича Ельцина Наины Иосифовны и его дочерей. Тогда Татьяна Дьяченко была при власти. Все это есть в материалах дела.
       — На вас оказывается давление?
       — Я вам прямо скажу, что на меня никто давления не оказывал. Но вот у меня лежат все публикации по этому делу. В трех газетах Скуратов говорит, что в деле есть достаточно доказательств для предъявления обвинения и направления дела в суд. А это говорит не рядовой человек, а генеральный прокурор. Это косвенное давление. Меня торопят: давай, бери, отправляй. А со стороны Управления делами президента, администрации президента никто мне не звонит.
       — Вы расследуете дело «о злоупотреблениях в Управлении делами президента». Известно, что и нынешний и. о. генерального прокурора В. Устинов получил квартиру от этого ведомства. Вправе ли он надзирать за ходом следствия?
       — За расследованием дела надзирает непосредственно заместитель генерального прокурора Василий Васильевич Калмогоров. Кстати, в его ведении находится все Главное управление Генеральной прокуратуры. Должен заметить, что никакого давления со стороны руководства по этому делу я не ощущаю. Все мои предложения об активизации следствия находят полное понимание. Уверен, что все заинтересованы только в одном — как можно скорее установить истину.
       — А как же квартиры, выделенные руководству Генпрокуратуры Управлением делами президента?
       — Я, верите ли, ни разу Устинова в лицо не видел. И ни разу с ним по телефону не говорил. У меня есть непосредственный начальник — Андреев, начальник отдела по расследованию в сфере экономики и коррупции. Далее — Лысейко, начальник управления по расследованию особо важных дел. Есть управление по надзору за нами, которое возглавляет Горбунов Александр Васильевич. Непосредственный надзор за делом осуществляет заместитель генпрокурора Калмогоров. Все они надо мной надзирают. На мне все это не заканчивается. Я тут злоупотребить не могу, да и не хочу. У меня стаж 25 лет, зачем мне это нужно. Я лично не вижу абсолютно никакой причинной связи между получением квартиры и ведением дела «Мабетекса».
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera