Сюжеты

КРЕМЛЬ И КОРРУПЦИЯ

Этот материал вышел в № 24 от 06 Апреля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Разгорелся скандал. Но кто чиркнул спичкой? К нам регулярно обращаются люди, имеющие прямое или опосредованное отношение к так называемому кремлевскому скандалу, в обиходе именуемому делом «Мабетекса». Это и свидетели дела, и обвиняемые, и...


Разгорелся скандал. Но кто чиркнул спичкой?
       
       К нам регулярно обращаются люди, имеющие прямое или опосредованное отношение к так называемому кремлевскому скандалу, в обиходе именуемому делом «Мабетекса». Это и свидетели дела, и обвиняемые, и представители правоохранительных органов как из России, так и из других стран Европы и Америки. Многие из них выдвигают газете упреки в том, что мы якобы поддерживаем только одну сторону скандала, обвиняющую Кремль в коррупции. Конечно, это не так, и мы согласно Закону о СМИ предоставляем слово одному из представителей российских правоохранительных органов. Он, занимая достаточно высокий пост в государственной иерархии, естественно, пожелал остаться неизвестным. И еще можно добавить одно — наш герой знает о деле «Мабетекса» все. Или почти все...
       
       — Многие СМИ утверждают, что показания свидетеля по делу «Мабетекса» господина Туровера являются наиболее серьезными. Это так?
       — Понимаете ли, чтобы базировать обвинение на показаниях какого-либо свидетеля, необходимо знать, что представляет из себя этот человек и можно ли ему доверять.
       — Кто же такой Филипп Туровер и можно ли ему доверять?
       — Я не имею права рассказывать вам о степени доверия к нему, а могу просто рассказать о сведениях, которыми располагаю. Туровер — эксцентричный тип. Он немножко испанец, из еврейской семьи, в нем есть русская кровь, и при нем — российский паспорт. Кстати, и еще несколько. Жизнь Филиппа бурна и экстравагантна. Учеба в Испании и Франции, в 1983 году он отказался от советского гражданства, на некоторое время перебрался в Мексику, потом вернулся в Испанию. В Москву он возвращается после краха коммунизма. И есть подозрения, что господин Туровер в тот период активно работал на одну из европейских спецслужб. Вполне возможно, что сотрудничество продолжается и по сей день. Но по роду своей служебной деятельности я не могу это утверждать. Я только предполагаю.
       Его ремесло — тоже странное для Москвы того времени. Европа увязла с долгами бывшего Советского Союза. Туровер обязуется вернуть домой если не все деньги, то хотя бы немного клиентам «Банка дель Готтардо» в Лугано. Филипп действительно приносит деньги. Банк получает свою долю — от 8 до 15 проц. суммы. Часть средств, конечно, прилипает к рукам Туровера. Многомиллионные цифры пополняют его банковские счета. Как он выкручивал деньги из голодной России — вопрос отдельного уголовного расследования. Конечно же это далеко не все те сомнительные моменты в жизни Туровера, которые нам известны. Бесспорно, известны они и швейцарцам, но они предпочитают покрывать Филиппа.
       — Что связывало такие три вроде бы несовместимые персоны, как Скуратов, Паколли и Туровер?
       — У Туровера возникли серьезные проблемы с «Банком дель Готтардо», и он, пытаясь шантажировать руководство, явился к швейцарскому прокурору дель Понте и предложил «сдать» самых «больших» коррумпированных россиян. Наивная дель Понте тут же радостно сообщила об этом российскому генпрокурору Юрию Скуратову. Однако умудренный в российских интригах Скуратов тут же настоял на нескольких конфиденциальных встречах с Туровером. Филипп Туровер встретился с Юрием Ильичом Скуратовым в первый раз в Берне, потом в Москве сразу после лета 1998 года.
       В показаниях Скуратову Туровер назвал имена, фамилии, счета при «Банке дель Готтардо» в Лугано и ЮБС в Женеве. Однако не предъявил никаких конкретных доказательств. Самое важное имя в списке — Павел Бородин. Прокурор Скуратов знает, какую власть имеет Павел Бородин, и поэтому просит Филиппа сконцентрироваться именно на Пал Палыче. Филипп послушно начинает давать показания, и вскоре Скуратов обладает компроматом на управляющего делами президента и соответственно на всю «семью». Однако попытки «взять на крючок» Бородина Скуратову не удались, так как все показания были основаны лишь на заявлениях сомнительного Туровера. Тогда Юрий Ильич, обидевшись на Кремль, был вынужден открыть знаменитое уголовное дело. Но для подпитки свидетельской базы необходим был кто-то посолиднее Туровера. И тут проявляется некто Беджет Паколли — швейцарский бизнесмен албанского происхождения. И на вопрос, кому он давал в Кремле взятки, хитро улыбается и активно намекает на Бородина. Сотрудники же его «Мабетекса» напрямую называют Управление делами президента. Все! Для Скуратова наступает звездный час — у него в руках и Кремль, и Старая площадь. Однако это не совсем так. Интересно, что, по имеющимся сведениям, Паколли параллельно со своими показаниями Скуратову и дель Понте пытался шантажировать Бородина и его окружение, требуя признать тот факт, что Россия должна «Мабетексу» почти 200 миллионов долларов. То есть вымогал деньги, угрожая дать показания. Теперь вы понимаете, что эти показания ничего не стоят... Обычная вымогаловка и сведение счетов. Вот так не очень красиво пересеклись пути Скуратова, Туровера и Паколли.
       — Швейцарская прокуратура в лице Бертрана Бертосса, давшего недавно эксклюзивное интервью нашей газете, утверждает, что России передана уже большая часть документов, подтверждающих показания свидетелей и позволяющих выдвинуть обвинения против фигурантов по делу.
       — Напомню вам другое интервью, опубликованное в вашей же газете. Старший следователь-«важняк» Генпрокуратуры Руслан Тамаев, ведущий «дело Кремля», сообщает совершенно другое. Он же сообщает, что Генпрокуратурой получено из Швейцарии далеко не все и швейцарцы не допускают россиян к проведению следственных действий на территории Швейцарии. В частности, российскому следователю было отказано в участии в допросе швейцарских свидетелей, которые якобы подтверждают показания Филиппа Туровера. Также вместо оригиналов или заверенных копий нам присылают какие-то плохо читаемые копии, вызывающие ряд сомнений. Вам это ни о чем не говорит?
       — Имеются ли в распоряжении российских правоохранительных органов доказательства, что в Управлении делами президента в «мабетексный» период искусственно завышали сметы и получали деньги в виде благодарности от Паколли и других швейцарских деятелей?
       — Если бы мы имели стопроцентные доказательства этих махинаций, то действующим лицам были бы моментально предъявлены обвинения. Причем невзирая на лица и служебное положение. И еще раз хочу процитировать Тамаева: только после окончательной хозяйственной ревизии, которая в самые ближайшие дни будет закончена, мы сможем точно сказать, будут ли предъявлены обвинения действующим лицам истории с «Мабетексом».
       — И последний вопрос — несколько щекотливого свойства: действительно ли господин Туровер в определенный период являлся помощником или личным консультантом Юрия Скуратова?
       — Не могу ответить, так как нарушу определенные правила. Скажу так: это вполне вероятно.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera