Сюжеты

ВСЕ СЛУХИ О СМЕРТИ НТВ ИЗ ОБЛАСТИ ЧЕРНОГО PR

Этот материал вышел в № 25 от 10 Апреля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

ВСЕ СЛУХИ О СМЕРТИ НТВИЗ ОБЛАСТИ ЧЕРНОГО PR — Александр Викторович, в продюсерских кругах вы человек известный, но, что называется, «широкая телевизионная общественность» знает вас меньше, чем, скажем, вашего предшественника на этом посту...


ВСЕ СЛУХИ О СМЕРТИ НТВ
ИЗ ОБЛАСТИ ЧЕРНОГО PR

       
       — Александр Викторович, в продюсерских кругах вы человек известный, но, что называется, «широкая телевизионная общественность» знает вас меньше, чем, скажем, вашего предшественника на этом посту Леонида Парфенова. Чем вы занимались до того, как стали главным продюсером НТВ?
       — В те старые советские времена, когда считалось, что рекламы у нас нет, я работал на киностудии «Союзрекламфильм», но для меня до сих пор загадка, кто нашу рекламу видел. Скорее всего, ее использовали как презентационные ролики на международных выставках. Потом я работал на киностудии «Центрнаучфильм», снимал документальные фильмы, был одним из режиссеров популярного киножурнала «Хочу все знать». Когда на «Центрнаучфильме» совсем перестали платить, снова вспомнил о рекламе. В новые времена я одним из первых сделал рекламный ролик, который запомнили, для Московского вентиляторного завода.
       — Это не тот, где девочки в набедренных повязках пели «Обращайтесь на Московский вентиляторный завод»?
       — Тот самый. Если вы даже через столько лет его вспомнили, то понимаете, что после него проблем с заказами у кинокомпании «Dixi», которую я возглавлял, не было. Потом Василий Григорьев принес идею делать программу «Куклы» на НТВ и деньги под идею. «Куклы» и стали моим первым телевизионным проектом — я был исполнительным продюсером проекта наряду с Василием Пичулом, режиссером-постановщиком. И знаменитое уголовное дело возбудили как раз против выпуска, который снимал я. Игорь Малашенко сказал мне тогда: «Я, конечно, рассчитывал, что программа «Куклы» приведет к скандалу, но что к такому, не мог даже надеяться!» Потом для других каналов я делал «Бесконечное путешествие» с покойным Евгением Дворжецким, «Национальный интерес». И «Новейшую историю» со звездами НТВ. Потом меня пригласили на должность главного продюсера канала.
       — Вы пришли на НТВ со своими идеями развития канала или же вас пригласили реализовать идею, изначально существующую?
       — С Киселевым, Добродеевым мы регулярно общались еще до того, как я был назначен главным продюсером, и я высказывал свои суждения по поводу того, каким мне представляется правильное внеинформационное устройство канала. Изначально у нас были позиции, которые совпадали.
       — Что входит в функции главного продюсера НТВ?
       — Все неинформационные программы канала. Но стоит уточнить, что на НТВ грань между новостными и неновостными программами символическая. Это на других каналах информационщики и неинформационщики обычно относятся к разным епархиям, зачастую даже работают в разных зданиях, едят в разных буфетах. И только на НТВ работает единая команда. Недаром в собственном промоушне НТВ идет блок, который так и называется «Команда НТВ». И проект «Новейшая история» начинался с той же идеи — Киселев предложил делать серию под названием «Команда...», и первым должен был быть фильм о «Семнадцати мгновениях весны», в котором я был режиссером, и он должен был рассказывать о команде Лиозновой. Для НТВ понятие «команда» — это не пустой звук, мы стараемся работать вместе. Что позволяет делать нам такие проекты, как «Глас народа».
       — До недавнего времени ни малейших сомнений в командной игре НТВ не возникало. Но отставка Добродеева заставила задуматься, так ли уж все едины на НТВ.
       — Все едины только в армейском строю. Командная игра не подразумевает, что мозги у всех затесаны под единый шаблон. Добродеев очень хороший информационщик, который привел на НТВ многих членов этой команды. Но и хорошая семья, бывает, распадается. Кто-то из нее уходит и пытается создать новую семью, от этого оставшиеся быть семьей не перестают.
       — Прежде РТР не было главным конкурентом НТВ. С приходом Добродеева этот канал стал представлять для вас более серьезную опасность?
       — Мы видим, что РТР предпринимает значительные усилия, чтобы стать серьезным конкурентом НТВ. Мы рады этому обстоятельству — трудно быстро бежать, когда от тебя слишком отстают соперники. Меня совершенно не огорчит, если РТР станет сильнее. Это заставит нас шевелиться быстрее, думать лучше, поднимать планку.
       — Каково быть человеком, который отвечает за все, кроме новостей, на канале, чьим слоганом является «Новости — наша профессия», где из-за отставки президента могут перекроить святая святых — новогоднюю сетку вещания?
       — Не я создавал этот канал. Когда я пришел, он уже был абсолютно новостным.
       — Но многие профессионалы считают, что такой чисто новостной образ НТВ был сломан именно с вашим приходом, и оказалось, что этот канал вполне успешно может делать и популярные программы других жанров.
       — НТВ — это прежде всего собрание талантов, ярких личностей. И возможности этих личностей значительно шире, чем узкая специализация, которая сделала человека известным. Это видно на примере Киселева, который долгое время представлялся только ведущим «Итогов», но, как оказалось, он может прекрасно делать «Новейшую историю», вести «Глас народа». То же самое можно сказать и о Сорокиной, Парфенове, Диброве etc. Занимаясь созданием новых проектов, я сознательно предложил двигаться по пути не интенсивного, а экстенсивного развития. То есть более широко использовать таланты наших же ведущих. Почему так важно, чтобы ведущий любой программы был личностью? Этого человека вы по сути пускаете к себе в дом — вы ведь не каждого в дом пустите! Но ведущий постоянной программы постепенно входит в ваш круг общения. И этот круг вашего общения мы пытаемся сделать более интересным.
       — Вы работаете главным продюсером год. Что из сделанного за год вы оцениваете со знаком плюс, а что со знаком минус?
       — Главная удача, что появилось мнение, о котором вы уже говорили, — что НТВ теперь это не только новости, но и «Глас народа», «О, счастливчик!», «Путешествие натуралиста», «Один день», «Без рецепта», «Большие родители», «Независимое расследование», «Полундра», «Интересное кино», «Служба спасения», «В нашу гавань заходили корабли», обновленный «Суд идет» — кстати, советую обратить внимание на эту программу, а также перешедшие к нам «Совершенно секретно» и «Женский взгляд Оксаны Пушкиной», добавившиеся к тем хорошим неинформационным программам, которые на НТВ существовали и прежде. Названные программы и есть наши удачи. Рад, что у нас идет «Антропология», программа имиджевая. У нас есть несколько программ, которые, не имея большого рейтинга, прочно заняли свое место в сетке потому, что отвечают запросам специфической аудитории НТВ. Например, «Большие деньги» — программа, рассчитанная на очень узкую аудиторию. Но это аудитория именно НТВ, и ей нужен этот спокойный, разъясняющий все экономические и финансовые перипетии голос Потоцкого. Конечно, есть и проекты, такие, как «Двое», «Экстремальные ситуации», которыми я не очень удовлетворен, над которыми еще работать и работать.
       — Человека непосвященного, случайно попавшего на ТВ, в шок может повергнуть то, какое значение здесь придается рейтингу. Для нормального человека телевизор, включенный на какой-то кнопке, не означает автоматического признания показываемой в данный момент программы. Для телевизионщиков рейтинг, измеряемый именно количеством включенных на данной кнопке телеприемников, есть Бог и Царь. Как вам живется в вечном ожидании рейтингов?
       — Сложный вопрос. Я полагаю, что любая система лучше ее отсутствия. Рейтинги — это определенная система координат, как курс у корабля — вокруг большое море, неизвестно, в какую сторону плыть, но приборы и карты позволяют проложить правильный курс. В конечном счете рейтинг — это показатель интереса телезрителей к программе. Можно говорить о не вполне корректной выборке этих зрителей, о том, что только вполне конкретная аудитория зрителей, являющихся потребителями рекламируемых товаров, интересует рекламщиков, ради которых и проводятся рейтинговые исследования. Но канал у нас коммерческий, живем мы за счет рекламы, государственные кредиты нам недоступны. Поэтому мы вынуждены ориентироваться на запросы рекламодателей, то есть в конечном счете на запросы широкой массы телезрителей. Нам важен рейтинг, но не любой ценой!
       В каждой передаче я всегда вижу несколько составляющих. Первая — профессионализм и талант, с которыми сделан телепродукт, вторая — репутационная составляющая, проект никоим образом не должен вредить имиджу канала, и третье — это, конечно, рейтинг.
       — Проигранные конкурентам доли процента становятся поводом для каких-то оргвыводов?
       — Рейтинг не существует сам по себе. Рейтинг новостей зависит и от того, какой фильм или сериал стоял перед информационной программой. Когда на ОРТ показывали «Убойную силу» — сомнительное с репутационной точки зрения произведение, но тем не менее действующее действительно как убойная сила, рейтинг у нее был феноменальный, — то в полтора раза вырос рейтинг идущей следом программы «Время», хотя она не стала лучше. Человек смотрит сериал, отвлекся, а там уже новости. В нашей действительности телевизор все реже бывает в центре внимания, скорее идет интерфоном ужина, разговоров по телефону, прочих дел. И рейтинговый выигрыш часто достигается не только качеством работы, но и правильным программированием...
       — Как долго рейтинг той или иной программы может снижаться, прежде чем принимается решение об изъятии ее из эфира?
       — Вы задаете вопросы очень болезненные для любого канала. Программа, как ребенок. Бывают дети, сызмальства хорошо себя чувствующие и правильно развивающиеся, а бывают дети, которые всем переболеть должны, прежде чем вырастут...
       — Есть такие любимые «чада», которые пришлось задушить собственными руками из-за нежелания рекламодателей верить в их светлое будущее?
       — «Третий тайм», программа, которая была ориентирована на футбольных интеллектуалов и погибла исключительно из-за того, что в нее не хотели вкладываться рекламодатели.
       — Но создатели программы ее невысокий рейтинг объясняли тем, что она бесконечно скакала по сетке.
       — Она и скакала по сетке именно из-за невысокого рейтинга, ей все пытались найти оптимальное место. И лучший свой рейтинг она дала в последний выход в эфир.
       — У «Футбольного клуба» рейтинг выше?
       — Лучше! К тому же «Футбольный клуб» выходит в иной, худшей, временной позиции, и он дешевле.
       — Не кажется ли вам, что в информационных, рейтинговых, контрпрограммных войнах каналы все больше теряют свою собственно телевизионную суть, свежесть идей.
       — Все телевизионные форматы давно известны. В силу того, что в мире множество каналов, почти все, что можно придумать, уже придумали. Но это, как в литературе, где новый жанр придумать невозможно, а каждый новый хороший роман находит своего читателя. Важно, чтобы в каждой новой программе любого известного жанра появлялось главное — современная интонация. Интонация — это то, что меняется на ТВ постоянно. Тот же Уткин принес во всем известную форму тележурнала о футболе — новую интонацию человека с трибуны, которой до него на телевидении не было. Что же касается собственно телевизионных форматов, то это производная от денег. Почему мы охотно покупаем лицензии и адаптируем западный продукт? Не потому, что нет своих идей, а потому что нет денег на разработку формата. Люди приходят с очень неплохими идеями, но все упирается в деньги. А создатели продукта из западных компаний много денег вложили в то, что никто никогда не увидит, — в пилоты. У нас же ситуация на рекламном рынке сейчас не такая, чтобы мы могли себе это позволить.
       — И все-таки при всей нехватке средств каких новых проектов можно ждать от НТВ в ближайшее время?
       — Я уже говорил, что мы даем возможность делать новые проекты нашим ведущим. Над ними работают сейчас Насибов, Кричевский, Миткова, Сорокина, Парфенов и Новоженов. Большая часть этих программ начнет выходить с осени, но, может, что-то выйдет летом — для «обкатки». Кроме того, готовим забавный межпрограммный проект.
       — Почему телевизионщики столь пренебрежительно относятся к лету? Даже на даче практически у всех есть маленькие телевизоры, без которых не обходится ни один вечер.
       — Это проблема не телевидения, а социологии. У нас не проводят замеры офисных и дачных телеприемников. Телевизор вряд ли смотрят меньше. Но раз рейтинги снижаются, значит, рекламодатели дают меньше денег, и продукт, который выходит в эфир летом, должен стоить дешевле — чаще всего это повторы, впрочем, повторы лучшего. Но, опровергая эти постулаты, могу сказать, что летом будет несколько премьер НТВ. Одна из них — новая программа Павла Лобкова, ботаника по образованию, под условным названием «Самосад» — политическое обозрение огорода.
       — Если судить по иным СМИ, то положение НТВ почти катастрофическое, канал чуть ли не на грани закрытия.
       — Наша ситуация сложна ровно настолько, насколько она сложна на рекламном рынке. Все остальное из области черного PR. По заверениям нашего руководства, финансово НТВ сломать невозможно. Творчески тем более. У нас в стране, конечно, всякие чудеса бывают, но представить себе нынешний телевизионный пейзаж без НТВ уже невозможно.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera