Сюжеты

ТЕЛЕЗРИТЕЛЬ НЕДЕЛИ: АЛЕКСАНДР АДАБАШЬЯН

Этот материал вышел в № 25 от 10 Апреля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

ПЕРЕДАЕТСЯ ЭФИРНО-КАПЕЛЬНЫМ ПУТЕМ... — Зритель — это тот человек, который смотрит телевизор круглые сутки. А те, которые, как я, урывками, — это временные потребители. Я смотрю только новости, чтобы знать, что в мире творится, и спортивные...


ПЕРЕДАЕТСЯ ЭФИРНО-КАПЕЛЬНЫМ ПУТЕМ...
       
       — Зритель — это тот человек, который смотрит телевизор круглые сутки. А те, которые, как я, урывками, — это временные потребители. Я смотрю только новости, чтобы знать, что в мире творится, и спортивные программы для отдыха души.
       Вообще надо отметить, что все наше телевидение ужасно политизировано. В новостях только и слышно, куда на этот раз поехал Путин, кого поймали и кого отпустили. В советские времена была другая крайность — открывались новые домны и мы были впереди планеты всей. Теперь же полная противоположность: все только критикуют. Но ведь остались еще люди, которые что-то делают, что-то изобретают. Не надо делить жизнь на негатив и позитив, телевидению нужна объективность.
       Я только что вернулся из Чили. Политики там, конечно, тоже хватает — всякие Пиночеты и тому подобное, но в новостях постоянно говорят о каких-то достижениях науки, промышленности. Видно, что жизнь идет. А у нас жизнь идет только в пределах Бульварного кольца, дальше за ним — только убивают и воруют.
       Телевидение как техническое изобретение — не зло, вопрос в том, как его использовать. Пока нет четкой идеологии государства, мы будем наблюдать полный разброд. Если бы была у государства, скажем, мусульманская идеология — были бы одни определенные телепрограммы, католическая — совсем другие. А нам даже какой-нибудь «национальный комитет по цензуре» не поможет. Если в качестве цензора первого канала поставить Сванидзе, а второго канала — Доренко, тогда просто первый канал станет вторым, а второй — первым, а в сути ничего не изменится.
       Вообще нет никакого общенравственного принципа, по которому определяют критерии недозволенности. Это беда не только телевидения, но и всего общества. Телевидение — только продукт, результат нынешнего состояния общества. Как дедовщина в армии: когда я служил, ее не было не потому, что мы были лучше, просто время было совсем другое.
       С фильмами на телевидении дело обстоит не лучше, чем с новостями. Достаточно посмотреть один «крутой боевик» в неделю, чтобы примерно представить, о чем остальные: главный герой — плейбой, финальная сцена драки обломками трубы на не функционирующем заводе, после которой на главном герое не остается даже царапин, пышная блондинка и хеппи-энд.
       Спортивные программы, которые я часто и с удовольствием смотрю, задвинули на весьма неудобное время, но, судя по количеству рекламы, они имеют неплохой рейтинг. Я считаю, что реклама — это, конечно, зло, но неизбежное зло. Почти как налоги: платить никто не любит, но для государства это необходимо.
       Сейчас в воздухе витает эпидемия насилия. Уже давно идет третья мировая война, но просто она пока не глобальная, а очаговая: резня на Балканах, война племен Африки, курды отделяются от турок, баски — от испанцев, американский школьник расстреливает одноклассников, расовые разборки во Франции, у нас — Чечня...
       Эта эпидемия везде оставляет свой след: в газетах, фильмах, на телевидении. И, чтобы не стать жертвой этой эпидемии, надо просто соблюдать личную гигиену: мыть руки, не общаться с бациллоносителями, не посещать места их массового скопления типа собраний и митингов, не жать кому попало руки, не смотреть что попало — эта штука передается эфирно-капельным путем. Сегодня это единственный способ уберечься. Правда, нет гарантии, что тебя не стукнут в подъезде обломком трубы.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera