Сюжеты

ШПИОН — НАХОДКА ДЛЯ ШПИОНА

Этот материал вышел в № 25 от 10 Апреля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

НАХОДКА ДЛЯ ШПИОНА Герои России родом из США После того как США потеряли монополию на атомное оружие (не без помощи наших разведчиков), ЦРУ впервые в своей истории начало разоблачать советских шпионов. Произошло это ровно пятьдесят лет...


НАХОДКА ДЛЯ ШПИОНА
Герои России родом из США
       
       После того как США потеряли монополию на атомное оружие (не без помощи наших разведчиков), ЦРУ впервые в своей истории начало разоблачать советских шпионов. Произошло это ровно пятьдесят лет назад в Нью-Йорке...
       
       За то, что ЦРУ ничего не знало о разработке и производстве в СССР атомного оружия, его директор адмирал Роско Хилленкоттер был смещен со своего поста, должность занял генерал Уолтер Беделл-Смит. Конгрессмен Ричард Никсон потребовал от президента Трумэна обнародовать факты о советских шпионских группах, которые «похитили и передали СССР самые важные тайны об атомной бомбе».
       В ответ директор ФБР Эдвард Гувер приказал во что бы то ни стало найти советских «атомных» разведчиков, Америку захлестнула война шпиономании. Были арестованы немецкий ученый-атомщик Клаус Фукс (агент Чарльз), его связник Раймонд, а также работавший в Лос-Аламосской лаборатории, инженер Дэвид Грингласс (Калибр), после задержания которого американская контрразведка вышла на Этель и Юлиуса Розенберг, чья специализация была — информация по радиоэлектронике и авиации. (И хотя они не были причастны к атомному шпионажу, им впоследствии — в 1953 году — впервые в американской истории в мирное время вынесли смертный приговор. Так обвинители и судьи вместе с ФБР отчитались тогда перед страной за кражу «ядерной монополии». — В. Ч.).
       Но ФБР не остановилось на этих арестах. В 1950 году после многочисленных допросов умер подозреваемый в шпионаже помощник министра финансов США Гарри Декстер Уайт, были арестованы: президент международного «Фонда Карнеги» Элджер Хисс и агент нашей разведки радиоинженер Мортон Собелл. Дальше — больше: не за совершенные преступления, а за убеждения были отправлены в тюрьму 12 членов Национального комитета компартии США, судебному преследованию подвергся руководитель Информационного центра сторонников мира доктор Уильям Дюбуа.
       В поисках «шпионской сети» ФБР начало расследования на промышленных объектах и в научных центрах, особенно в тех из них, где были уже ранее разоблачены агенты советской разведки.
       Когда из нью-йоркской резидентуры в Москву пришло шифросообщение о сложившейся ситуации, в разведцентре серьезно забеспокоились о судьбе агентурной группы «Волонтеры». Ею руководил агент Луис — американец Моррис Коэн.
       Учитывая, что уже арестованные агенты Калибр, Раймонд и супруги Розенберг были знакомы с Коэнами, в Центре пришли к выводу, что если расследование пойдет по цепочке контактов, то в поле зрения могут попасть не только Луис и Лесли (Леонтина Коэн — жена Луиса), но и все остальные, связанные с ними источники информации. И даже руководитель нелегальной резидентуры в США Рудольф Абель.
       Учитывая большую ценность Коэнов для разведки и ту огромную пользу, которую они принесли Советскому Союзу (Луис и Лесли участвовали в добывании американских атомных секретов), Центр решил во что бы то ни стало спасти их от провала. И из Москвы резиденту в Нью-Йорк была направлена шифровка:
       
       СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО.
       «В связи с возникшей ситуацией, в которую могут быть втянуты Луис и Лесли, необходимо принять все меры, чтобы сохранить их как источников информации. Убедите Луиса и Лесли, что подобное развитие событий чревато арестом, поэтому им предлагается выехать за пределы США».

  
       Несмотря на то, что представителям советской разведки категорически запрещалось не только посещать квартиру «источника», но и даже случайно встречаться в городе, сотрудник нью-йоркской резидентуры Клод (Юрий Соколов — В. Ч.) приехал к Коэнам. Он написал в блокноте: «Беседу будем вести письменно на бумаге. Записи прошу сжигать при мне. Ваша квартира, возможно, прослушивается. Будьте предельно осторожны в общении».
       На лицах Луиса и Лесли отразилось замешательство, они с недоверием смотрели на Клода, а он тем временем продолжал писать: «К концу месяца вам следует покинуть США».
       Забыв о предупреждении, Лесли с раздражением воскликнула:
       — Чушь собачья! Мы на это не пойдем!
       Клод прижал палец к губам и тихо спросил:
       — Почему?
       Она выхватила у него карандаш и блокнот и быстро написала: «Потому что у Морриса родители старые. Оставить их одних он не может. Кроме того, он — педагог, и его исчезновение из школы вызовет переполох в отделе просвещения, его начнут искать, опрашивать родителей, и в конце концов этим займется ФБР. Я категорически против такого непродуманного решения! И вообще кем оно принято?»
       Дальнейший письменный диалог выглядел следующим образом:
       Луис: «Как я понял, вы категорически настаиваете на нашем выезде из США?»
       Клод: «Да, именно так».
       Луис: «Это что — приказ?»
       Клод: «Да, это приказ Центра».
       На другой день подготовленная Клодом телеграмма под грифом «особой важности» ушла в Центр:
       «Чтобы не вызвать подозрений по месту работы, а затем и органов власти в связи с внезапным исчезновением их из школы, Другарь (новая кличка Морриса Коэна. — В. Ч.) намерен в письменном виде уведомить отдел просвещения о своей отставке, мотивируя это желанием перейти на предложенную в штате Айдахо более высокооплачиваемую работу».
       Из США Коэны выехали в Мексику. Там их поселили на конспиративной квартире. Требования были жесткими: никуда не выходить, ни с кем, кроме хозяина квартиры, не общаться. Так прошло почти два месяца, за это время им приготовили липовые американские документы, по которым они могли бы перебраться в Москву. Луис (Моррис Коэн) получил паспорт на имя монтеррейского бизнесмена Педро Альвареса Санчеса, а его жена Лесли (Леонтина Коэн) стала Марией Терезой Санчес. А чтобы придать большую надежность и уверенность при передвижении уже по странам Европы, Коэнов снабдили новыми документами на имя американских бизнесменов Бенджамина и Эмилии Бриггс.
       В конце октября 1950 года они покинули Латиноамериканский континент. Но, чтобы добраться до Советского Союза, им предстояло еще проехать по Европе несколько стран — Голландию, Швейцарию, Австрию, ФРГ и Чехословакию. Конечно, Коэнам можно было бы попасть из США в столицу СССР и более коротким путем — самолетом Нью-Йорк — Москва, но практика разведки опровергает математическую аксиому, что прямая является кратчайшим расстоянием между двумя точками.
       С 1950 года Коэны проходили специальную подготовку по линии нелегальной разведки в Москве и Польше, а в 1954 году были выведены в Англию в качестве радистов нелегальной резидентуры известного советского суперразведчика Гордона Лонсдейла, о работе которого был снят художественный фильм «Мертвый сезон». В Великобритании супруги Коэны работали под видом новозеландских бизнесменов Питера и Хелен Крогер. Успешно легализовавшись там, они передавали в Москву получаемую Лонсдейлом особо ценную информацию по ракетному и бактериологическому оружию.
       Прошло несколько лет. И вдруг 7 января 1961 года на вокзале Ватерлоо по наводке польского разведчика-предателя Михаила Голеневского был арестован Гордон Лонсдейл (советский разведчик Конон Молодый — в СССР он был больше известен как полковник Бен). В тот же день были схвачены его связники Крогеры-Коэны и еще двое британцев — агентов КГБ.
       Английская контрразведка МИ-5 была уверена, что арестовала самую опасную в истории шпионскую группу, но прямых доказательств этого у нее не было. Тем не менее Гордон Лонсдейл был приговорен к 25 годам тюремного заключения, а Крогеры-Коэны — к двадцати.
       Через три года Конон Молодый (Гордон Лонсдейл) был обменен на английского шпиона Грэвила Винна, арестованного в Москве. В 1965 году министр Великобритании Майкл Стюарт поставил вопрос перед советским МИД о возможности освобождения осужденного в СССР за шпионаж английского подданного Джеральда Брука. А. А. Громыко предложил освободить супругов Крогер.
       Однако Великобритания не согласилась вести переговоры на таких условиях.
       Во второй половине февраля 1966 года премьер-министр Англии Гарольд Вильсон снова попытался в одностороннем порядке добиться освобождения Джеральда Брука, однако ему было твердо заявлено, что это возможно лишь в обмен на Крогеров. Вильсон пообещал рассмотреть это предложение по возвращении в Лондон, но потом вдруг сделал заявление о неприемлемости такого обмена: как это, мол, один Брук — на двух Крогеров?! И снова дело было отложено на не-
       определенное время.
       В 1967 году новый министр иностранных дел Великобритании Джордж Браун в ходе переговоров с А. А. Громыко в третий раз затронул вопрос об освобождении Брука. Но Громыко и на сей раз был непреклонен.
       — Наша позиция в этом вопросе, — заявил он, — была вам изложена ранее, и она остается в силе.
       Началась длительная переписка двух дипломатических ведомств. Советская сторона вынуждена была предложить англичанам помимо Брука освободить еще двух англичан, отбывавших наказание за контрабанду наркотиков. Британская сторона сразу же согласилась.
       Узнав об этом, лондонские газеты стали писать о Питере и Хелен Крогер как о двух крупных шпионах с большим опытом и стажем; что достигнутое соглашение об обмене на Брука и двух каких-то уголовников далеко неравноценно и это не может не вызывать возмущения.
       Когда английский авиалайнер приземлился в Варшаве, журналисты ворвались в салон Крогеров. И только тогда, почувствовав настоящую свободу, Леонтина согласилась на короткое интервью.
       — Мы, — сказала она, — не держим зла на английское правосудие. Но хочу подчеркнуть, что отбывали мы наказание несправедливо. Мы не сделали ничего бесчестного и своими поступками не принесли ущерба Англии. Наоборот, мы делали все, чтобы не было новой войны. То есть мы жили и боролись, чтобы защитить других, и потому для нас все стороны были равны — и Америка, и Англия, и Советский Союз, и все другие страны. Вот поэтому мы никогда не ощущали себя врагами. И последнее: теперь я могу признаться в том, что мы были разведчиками, но какого именно государства — это пока не столь важно...
       Чуть позже в газетах стали появляться критические комментарии. Лондонская «Таймс», например, писала: «Иностранец, прибывший в Англию в пятницу (24 октября 1969 года. — В. Ч.) невольно подумал бы, что Крогеры являются национальными героями, а не шпионами, нанесшими ущерб интересам безопасности Великобритании...». «Отправку Крогеров нужно было организовать иначе, а не так, чтобы она напоминала отъезд королевской четы», — сокрушалась «Дэйли телеграф».
       Через несколько дней после возвращения Крогеров-Коэнов в Москву был издан закрытый указ о награждении их орденом Красного Знамени, а затем, по ходатайству КГБ, им дали советское гражданство.
       Не все Коэнам нравилось в Советском Союзе, особенно раздражали бесконечные очереди и стоящие в этих очередях обозленные и мрачные люди, которые, казалось им, давно уже потеряли веру в «светлое будущее». Высказываться критически тогда о советской действительности они не могли. Своими сокровенными мыслями Коэны делились только с теми, кто работал с ними по линии разведки в США и Великобритании. Но, когда большинство ушли из жизни, Коэны замкнулись в своем узком семейном кругу.
       И только лишь в 1990 году, когда органы госбезопасности сняли с их досье завесу секретности, они оживились. О разведчиках-нелегалах Коэнах стали появляться публикации в советской и зарубежной прессе, об их разведывательной работе бывший агент Конона Молодого — англичанин Гарри Фредерик Хаутон написал две книги «Операция «Портленд» и «Шпионское кольцо».
       И только после этого бывший заместитель директора ЦРУ Раймонд Клайн признался: «Боюсь, что американская разведка до сих пор не располагает существенными данными о супругах Коэн. Я слышал о них в 50-х годах, но не знал, что они работали в области атомного шпионажа. Фактически у нас в Америке до сих пор остается неясным, что на самом деле им удалось совершить».
       В декабре 1993 года, не дожив две недели до своего 80-летия, умерла Леонтина Коэн. Через год она была удостоена звания Героя России. В 1995 году ушел из жизни и Моррис Коэн, после смерти которого президент РФ подписал указ о присвоении ему звания Героя Российской Федерации.
       Впервые за всю историю советской и российской внешней разведки такими наградами были отмечены бывшие граждане США. Но, как всегда бывает в нашей стране, — посмертно.
       Похоронены Моррис и Леонтина Коэн на Новокунцевском кладбище.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera