Сюжеты

ПОГОНЫ — ЭТО «ЗАЯЧЬИ» УШИ

Этот материал вышел в № 26 от 13 Апреля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Большую часть пассажиров, бесплатно ездящих в электричках, составляют люди обеспеченные и при должностях: чиновники, таможенники, работники прокуратуры, помощники депутатов За день этой девушке показывают тысячи удостоверений. Некоторые из...


Большую часть пассажиров, бесплатно ездящих в электричках, составляют люди обеспеченные и при должностях: чиновники, таможенники, работники прокуратуры, помощники депутатов
       
       За день этой девушке показывают тысячи удостоверений. Некоторые из них страшно секретны. За четыре последних месяца прошлого года свои заветные «корочки» предъявили железнодорожным девушкам... боязно вымолвить, 7035 сотрудников такой закрытой организации, как ФСБ. Однако не спешите делать выводы! Эта четырехзначная цифра вовсе не означает, что с Киевского вокзала выезжает, снует по своим важным государственным делам такое множество доверенных сотрудников.
       Еще больше с этого вокзала начинают путешествие работники МВД. Их за тот же срок набралось почти пятьдесят тысяч, но можно сказать совершенно точно: 49 476. А солдат и офицеров вообще несколько дивизий — 128 676. Такое малое, но бесконечно важное учреждение, как Таможенный комитет, дал железной дороге своих 3 288 бесплатных пассажиров, которых автоматы пустили на платформу благодаря их прекрасным «корочкам».
       Можно только удивляться памяти автоматов, которые несут свою разборчивую вахту в мороз и дождь, днем и ночью. Они различают 36 (тридцать шесть!) категорий государственных людей, которых до€лжно пускать в электричку совершенно бесплатно, не смея разбираться, по делам ли едут эти важные персоны, вооруженные «корочками», или хотят просто прогуляться! Среди них даже законники — работники прокуратуры — ладно бы машинистки или уборщицы, но и следователи, и «важняки» в своей строгой форме, которые днем передвигаются на служебном автомобиле, однако к себе на дачу вынуждены возвращаться электричкой. И еще — особенно в вечернее время, после того как кончается работа, великое число помощников депутатов разного уровня: от районной власти до Государственной Думы.
       Наслушавшись безбилетников с увесистыми «корочками», некоторые наивные люди и вправду думают, что в электричках безденежно ездят только почтенные старенькие участники Великой Отечественной войны. На самом деле людей в милицейской и военной форме в вагонах гораздо больше! Честный компьютер подсчитал, что за четыре последних месяца 1999 года их было 257 880, а штатских ветеранов только 194 566. Но прочих представителей привилегированных категорий, которых почему-то уравняли с нищими, больше полумиллиона, а точнее — 583 299!
       Власть над автоматом-контролером принадлежит, однако, девушкам, сидящим за непробиваемым стеклом. Выдавая очередную бесплатную карту на проезд, они иногда чувствуют приступ высшей справедливости: они хотели бы сообщить, даже крикнуть — конечно, не шпиону, а простым людям, которые покупают все дорожающие билеты, — какую часть в переполненных электричках составляют благопристойные с виду пассажиры, те могут, не стыдясь, ездить «зайцами», потому что, видите ли, они «зайцы в законе». И что их становится все больше, и поэтому в последнее время так часто повышаются тарифы на проезд: кто-то же должен расплачиваться за безбилетников!
       
       Еще лучше шпиону работать в метро — стоять в будке и проверять документы людей. Вместо дорожающих магнитных карточек они не без гордости показывают красные удостоверения, которые — так думают в Управлении метрополитеном — ни купить, ни достать по знакомству. На эту нервную, канительную работу устроиться можно даже в лютую безработицу.
       Однажды автор этих строк простоял несколько часов рядом с несчастными труженицами метро у входа на станцию «Проспект мира», что совсем рядом с Управлением метрополитена. И узнал очень много такого, что постороннему человеку знать не надлежит. Видел гурьбу юных веселых девиц, которые совсем не похожи на работников нашего самого строгого, самого секретного учреждения. В обеденное время они говорливой стайкой понеслись куда-то туда, где, как потом выяснилось, лучше всего покупать картошку. Через полчаса они вернулись с полными авоськами. Поездка им ничего не стоила — только взмаха «корочкой» густо-вишневого цвета. Казенные женщины у входа в метро всех их знают наперечет, потому что иногда все же требуют с них удостоверения, и они покорно показывают. Могут запомнить фамилию, даже должность, потому что в удостоверении все написано. Знают, когда они начинают работу и когда заканчивают, в какое время срываются на рынок или в магазин. И еще потому, что встречаются и на улице, знают даже то, в какое здание по соседству они входят, хотя оно для пущей секретности стоит совсем без вывески.
       Знают хоть в лицо, а могут запомнить по именам, по должностям — чистеньких, но мгновенно серчающих женщин из Северо-Восточного административного округа. Они тоже имеют право на бесплатный проезд. Они и работники всех департаментов мэрии, всех городских округов, всех комитетов мэрии — бессчетное количество учреждений, сотни тысяч чиновников всех рангов.
       
       На днях — при встрече президента с мэром — неожиданно стала известна круглая цифра законных безбилетников. Ее нечаянно назвал, кажется, сам глава московского правительства: 300 000! Это «госслужащие Москвы, сотрудники жилищной инспекции, должностные сотрудники Москомзема, депутаты городской Думы, их помощники...». Женщины, оберегающие вход в метро, чтобы в него бесплатно не проник простой гражданин, конечно, должны знать, кого они впускают на халяву, но кто из образованных людей в состоянии запомнить этот гигантский список, составленный из 80 категорий учреждений, сотрудники которых почему-то имеют право ездить бесплатно даже по частным делам.
       Иногда случаются очень веселые открытия, после которых подземные работники долго смеются и ликуют. Однажды на станции метро «Комсомольская-кольцевая» задержали юношу с «корочкой» самого солидного цвета — вишневого. Вовремя хватились. На прекрасной обложке золотом было написано «УДОСТОВЕРЕНИЕ ДУРАКА», которое продается за десятку на Арбате. Где гарантия, что у сотен тысяч халявных пассажиров «корочки» не купленные? Люди у входа в подземку убеждены, что их бесконечное множество, но только разглядеть хорошенько трудно. Как только пожилая контролерша, задержав поток пассажиров, нацепит очки, обязательно обнаружится что-то такое, о чем потом будут говорить долго и смеяться, но не стоять же дальнозорким людям все время в очках! Тогда вблизи ничего не видно.
       Ровно год назад Управление метрополитена подсчитывало всех своих пассажиров, спустившихся под землю, — оплативших проезд и «зайцев». И само удивилось числу безбилетников с красными книжечками: 1 217 000! Из общего числа 8 110 000. Но число бесплатных пассажиров, которые смело входят в метро по всякой надобности со служебным удостоверением, вовсе не шестая часть. Их гораздо больше! Никто не оспаривает права на бесплатный проезд пенсионеров, но их каждый день 2 198 000. Кто-то должен платить за них — например, органы социальной защиты, или выдавать им деньги на проезд. За всех, кто ездит бесплатно. Известна вся доля безденежных пассажиров — 55 процентов. Еще недавно их было 50 процентов, а теперь уже больше половины! Но государство и местная власть все расширяют список пассажиров, которых надобно впускать в транспорт без билета, никак не компенсируя это финансово. Свои растущие материальные трудности метрополитен и железная дорога решают самым простым образом — за счет честных, простых пассажиров, которые покупают проезд. Досадно, что никто не видит всю несправедливость и даже подлость этого. Вот почему непрерывно, все чаще растут тарифы!
       Сейчас я попробую оправдать употребление столь бранного слова сравнением. Представьте себе немыслимое: в служебном буфете, в который вы ходите, получили право бесплатно обедать самые уважаемые работники, потому что у них работа ответственная, и некоторое число самых несостоятельных сотрудников. Администрации, у которой от этого выросли расходы, ничего не остается делать, как брать за все блюда по повышенной цене — с тех, кто расплачивается. Молчали бы невольные «инвесторы», которых обрекли быть «спонсорами» тех, кто ест бесплатно?
       
       Перед тем как в Москве на Киевском вокзале стали городить дорогие железные препятствия, управляемые бездушным компьютером, будущих хозяев (и еще кое-кого...) послали в прекрасную командировку: в Париж. Там на многих вокзалах имеются такие же изгороди, не знающие пощады к безбилетникам. Московские железнодорожники сразу все поняли, но оставался один вопрос, который их волновал: а как быть с льготными пассажирами?
       Такие толковые парижские железнодорожники, которые первыми разобрались в вокзальной электронике, вопроса, однако, не поняли. Спросили еще раз. Им разъяснили... Наивные парижане так и не поняли слово «льготные» и что такое «льготные пассажиры», кто они — клошары, французские бомжи?
       Оказывается, что такие продвинутые в рыночной экономике парижские железнодорожники вовсе не знают, что такое «льготные»! Во всей Франции нет ни одного «льготника». Каждый, кто хочет проехаться в метро или в пригородном поезде, покупает билет. Даже министр. Тем более прокурор. Но как же ездят по своим внезапным неотложным делам такие вежливые парижские полицейские? Оказывается, тоже покупают билет. Власти выдают им деньги для служебных поездок. И пенсионерам — для их частных. А французские «собесы» (или как их там зовут?) тоже поступают подобным образом. Парижские пассажиры удивились бы, если бы их заставили платить за проезд какой-нибудь незнакомой тети, которая едет с работы домой или в обед за дешевой картошечкой.
       В Московском метро давно знают эти буржуазные секреты. Несколько лет назад авторитетная делегация самых высокопоставленных служащих нашей подземки побывала в США и основательно осмотрела метро в 13 (тринадцати!) американских городах. И ни в одном не встретила «льготных пассажиров». И тем не менее год за годом наше метро, почувствовав очередную финансовую немощь, тут же испрашивает дозволения у мэрии повысить тариф еще разок. Мэрия немножко тянет, думает, но, конечно, разрешает.
       
       Иногда говорят, что городская власть компенсирует затраты «льготных пассажиров» из своего бюджета. Но подозрительно, что само Управление метрополитена уклоняется от ответа на такой простой вопрос: сколько? Большие и малые начальники метро принципиально не желают видеть журналиста, который задает подобные вопросы. Они совершенно не боятся, что их привлекут к ответственности за грубое нарушение Закона о СМИ, который от государственного предприятия требует обязательного предоставления информации, а метро — вовсе не частное предприятие.
       Говорят, что и МПС будто бы получает какое-то возмещение за бесплатный проезд миллионов пассажиров. Но само министерство, чтобы никого не подвести, уклоняется назвать хотя бы общую цифру. И терпит... Киевский вокзал не получил ни копейки за проезд хотя бы одной категории «кодовых» ездоков — мне посоветовали самому обратиться на Московскую железную дорогу.
       Заместитель начальника дороги Сергей Витальевич Козырев сказал, что охотно ответит на этот трудный вопрос, только надо сначала получить разрешение от... начальника пресс-центра дороги, но этот цензор редко сидит на месте: он всегда сопровождает начальника дороги. Не частная ли Московская дорога, если на нее не распространяется Закон о СМИ, который предписывает сообщать журналистам общие сведения, которые отнюдь не секретны?
       Но это уже вопрос Прокуратуре РФ — пусть ответит: почему МПС и Управление московского метрополитена откровенно саботируют соблюдение законов государства? Может быть, Прокуратура РФ ответит и на вопрос, справедливо ли, что граждане, честно соблюдающие правила поездки на транспорте, обязаны оплачивать бесплатный проезд «той тети, того дяди, того парня», которые имеют транспортный профит за счет ближнего?
       ...Что касается огромных возможностей для шпионов, то автор отнюдь не собирался им помогать. Он просто хотел заиметь союзников в Высших Секретных Сферах в своем стремлении к справедливости, в защиту простых граждан, которых обязали нести все тяготы транспортных расходов за «льготников». Иначе тарифы будут все повышаться, хотя они уже к сегодняшнему дню сделались невыносимыми.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera