Сюжеты

МИЛИЦИОНЕР ИЛИ ЛЮБИТЕЛЬ ТЕАТРА?

Этот материал вышел в № 26 от 13 Апреля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Кооператив ЖСК «Аккорд» создавался для улучшения жилищных условий творческих работников Большого театра. Актеры, заслуженные и народные артисты, получили элитные квартиры улучшенной планировки. А вместе с ними счастливым обладателем...


       

   
       Кооператив ЖСК «Аккорд» создавался для улучшения жилищных условий творческих работников Большого театра. Актеры, заслуженные и народные артисты, получили элитные квартиры улучшенной планировки. А вместе с ними счастливым обладателем недвижимости стал начальник управления отдела по материальному обеспечению УГИБДД города Москвы Виктор Абдуллович Призняков.
       Можно предположить, что эту квартиру милиционер получил за большие, но, увы, не известные широким массам заслуги на ниве искусства. Нет иных объяснений тому, как милицейский чин государственной автоинспекции мог стать членом кооператива.
       Тяга Виктора Абдулловича к искусству началась не в юности, не с первых уроков игры на фортепиано, а внезапно, уже в зрелом возрасте, и несколько нетрадиционным способом. Вместо того чтобы сходить в Большой или, скажем, Малый театры, Виктор Абдуллович решил буквально приблизиться к искусству и занялся обменом квартир.
       Первоначально В. А. Призняков неоднократно обращался в Центральный округ г. Москвы с просьбой обменять свою квартиру. Начальнику отдела УГИБДД очень хотелось переехать из Орехова-Борисова поближе к центру. Однако переехать оказалось затруднительно. Законами России и московскими правилами предоставление жилой площади тем, кто не является нуждающимся в улучшении жилищных условий, не предусматривается. А вот обмен — пожалуйста.
       Правда, с окраины в Центр да еще при деятельном участии исполнительного органа власти (то есть безо всякой доплаты) — это, пожалуй, не для каждого.
       Можно с уверенностью сказать — именно тяга начальника УГИБДД к искусству была тем настоящим мотивом, который объяснял банальную на первый взгляд схему улучшения жилищных условий нашего героя. Сначала из Орехова-Борисова в Плотников переулок, что за зданием МИД на Cмоленской площади, затем — в 1-й Волконский. Все ближе и ближе к целительным источникам культурной жизни.
       Естественно, узнав, что в 1-м Волконском переулке города Москвы Большим театром возводится кооперативный жилой дом, Виктор Абдуллович не вправе был упустить свой шанс получить квартиру по соседству с примами и примадоннами российской сцены. Для этого необходимо было выполнить всего одно условие — стать членом ЖСК ГАБТ «Аккорд».
       Тут уж было впору опускать руки. Как стать членом ЖСК, если ты не актер, петь не умеешь, танцевать тоже, и, что куда более обидно, не являешься нуждающимся в улучшении жилищных условий?
       От глубочайшего творческого кризиса Признякова спасло только то, что не только он один во всей Москве страдал от любви к искусству. Для устранения недостатка, когда нужные люди не могли стать членами кооперативов в связи с тем, что и так имели весьма хорошие жилищные условия, в Москве практиковался следующий порядок. Абсолютно не нуждающийся в улучшении жилищных условий давал обязательства сдать или передать имеющееся у него жилье в случае приема его в члены кооператива и получения в нем новой квартиры (как правило, лучшего качества и большего размера). Производился как бы обмен жилья: давая обязательство о сдаче занимаемого жилья, такой человек становился как бы условно нуждающимся, что и позволяло без явного нарушения закона принять его в члены кооператива с последующим предоставлением квартиры в доме этого кооператива. Хотя законом это прямо не предусмотрено, но для нужных людей служители Фемиды «закрывали глаза».
       Учитывая, что наше государство никогда не поощряло появление бомжей, то получение таким лицом, условно нуждающимся в улучшении жилищных условий, квартиры в доме жилищно-строительного кооператива обычно предшествовало исполнению обязательства о сдаче (передачи) им своей предыдущей квартиры. Вот этим тонким моментом неодновременности исполнения обязательств, когда ты уже получил вторую квартиру, но еще не отдал первую, и пользовались отдельные, не вполне чистые на руку граждане, отказываясь покидать насиженное жилье, несмотря на получение нового в доме кооператива. То есть совершали самый что ни на есть обман государства и членов ЖСК.
       Из-за этого случались весьма интересные коллизии и драмы. Порой участники подобных обменов поднимались до самых вершин актерского мастерства. И тут же опускались. В самые глубины...
       Поскольку г-н Призняков был не единственным и не первым, кто сталкивался с препятствием в виде нуждаемости в улучшении жилищных условий на пути к получению более комфортного жилья, и, кроме того, служил не где-то, а в так называемых правоохранительных органах, то он решил применить свои юридические познания и возможности своего ведомства на практике. И ведомство, состоящее на государственном бюджете, не скупилось.
       Для подстраховки очередного «обмена» Признякова Управление ГАИ города Москвы взяло на себя обязательства, связанные с материальными затратами, расходованием государственных ресурсов и задействованием личного состава органов внутренних дел. Поглядеть со стороны — пустяк: государственная инспекция обещала светофор перенести, произвести отвод участка для размещения автотранспорта жильцов, обеспечить организацию при строительстве дома, освободить улицы от брошенного транспорта, организовать выставление постов сотрудников ГАИ.
       Но ведь все это делалось на государственные деньги и только для улучшения жилищных условий отдельно взятого лица. А, значит, правильнее здесь будет вести речь о злоупотреблении служебным положением в Управлении ГИБДД г. Москвы.
       Интересно, что никого из руководства УГИБДД Москвы до настоящего времени не смущает тот факт, что должностное лицо за счет использования государственных ресурсов улучшает свои личные жилищные условия. И, видимо, смущать не будет. В суде представитель УГИБДД всячески пытался доказать, какие большие материальные затраты понесло ведомство ради улучшения жилищных условий своего сотрудника.
       Виктор Абдуллович задумал и реализовал гениальный по своей простоте план. Для того чтобы стать членом ЖСК «Аккорд» и получить в нем квартиру, он спокойно пообещал передать кооперативу занимаемую им квартиру. Правда, в договоре о передаче квартиры Призняков забыл указать, что она ему не принадлежит, а уже давно находится в собственности жены.
       Как сегодня выясняется, этот договор имел целый ряд недостатков, что объясняется, на взгляд специалистов, прежде всего крайне слабой правовой осведомленностью лиц, которые представляли интересы кооператива при заключении этой сделки.
       Но главное — даже не в юридических огрехах самого договора. Главное — в том, что выполнять его условия Призняков никогда и не собирался. Адвокат Признякова (правда, неофициально, «не под запись») объяснил нам, что договор с самого начала был филькиной грамотой, написание договора, по мнению адвоката, было простой формальностью.
       Все, как в известной пословице: только я сам хозяин своему слову. Сам дал — сам взял.
       Путем обмана простодушных артистов-кооператоров милиционер Призняков влился в стройные ряды деятелей творческого цеха. Однако стать членом жилищно-строительного кооператива (даже при отсутствии каких-либо прав на это) — еще полдела.
       Непременной обязанностью каждого члена ЖСК является выплата паевых взносов. На эти взносы, собственно, и осуществляется строительство жилья. Паевой взнос — это сумма со многими нулями. Рискнем предположить, что у Виктора Абдулловича Признякова при его более чем скромной милицейской зарплате таких денег не было. Да деньги ему были и не нужны. Он смог построить воздушный замок и обернуть фантазии в красивые слова.
       Наверное, Виктор Абдуллович полагал, что он как бюджетник имеет полное право на особое к себе отношение со стороны «зарвавшихся» кооператоров из Большого театра. Ничем иным нельзя объяснить его отказ наконец передать квартиру кооперативу. Отказавшись от ее передачи, Виктор Абдуллович фактически освободил себя от оплаты паевого взноса. Вот так, в точном соответствии с афоризмом — кому я должен, всем прощаю.
       А, может быть, Виктор Абдуллович и в самом деле наивно думал, будто элитная квартира улучшенной планировки в самом центре может стоить всего полтора миллиона рублей в ценах 1994 г. (это всего 1,5 процента от ее строительной, даже не коммерческой, стоимости).
       Такое отношение к собственности как-то не очень хорошо увязывается с должностью Виктора Абдулловича. Но стоит только вспомнить о том, что он приверженец легкомысленных муз искусства, как вся операция с недвижимостью превращается в красивую, пусть и не вполне законную драму.
       
       P.S.
       Оценить по достоинству артистические таланты начальника УГИБДД г. Москвы смог, как ни странно, судья Тверского межмуниципального суда. Видно, он тоже оказался любителем искусства и признал несправедливыми нападки на г-на Признякова со стороны кооператива, который требовал лишить Виктора Абдулловича права на квартиру в доме ЖСК Большого театра.

       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera