Сюжеты

СКВАЖИНА-2

Этот материал вышел в № 29 от 24 Апреля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Государственная тайна империи Ходорковского Предыстория На протяжении последних лет у Минфина, судя по заявлениям его часто сменяющихся руководителей, денег нет. Объясняют они сложившийся финансовый дефицит так: есть крупные...


Государственная тайна империи Ходорковского
       

 
       Предыстория
       На протяжении последних лет у Минфина, судя по заявлениям его часто сменяющихся руководителей, денег нет. Объясняют они сложившийся финансовый дефицит так: есть крупные предприятия-недоимщики, нефтегазовые концерны, предприятия энергетики, Министерство путей сообщения, у которых «в силу объективных причин» также финансовый дефицит. А посему налоги им платить в бюджет затруднительно. В общем, в стране бардак, никто никому не платит и нужно этот гордиев узел разрубить. Но каким образом? Все лето 1997 года чиновники Минфина под руководством Зелинского и Кудрина разрабатывают схему взаимозачетов. По стране расползается информация о том, что к концу года правительство намерено списать долги предприятиям топливно-энергетического комплекса. Ситуация усугубляется: теперь уже почти никто из главных налогоплательщиков не торопится раcсчиты-ваться с бюджетом. Именно в такой обстановке на стол президенту ложится Указ № 880 «О проведении расчетов в особом порядке», и Ельцин его подписывает.
       
       Что такое № 880
       В середине 1997 года предложенный Минфином вариант зачета выглядел так: допустим, администрация Челябинской области должна НК «Юкос» (или какой-либо другой компании) деньги за поставленные нефтепродукты, в свою очередь НК «Юкос» должен в бюджет, а Минфин должен Челябинской области по федеральным программам. Указом № 880 специально оговаривалось, что взаимная задолженность должна была возникнуть до 1 сентября 1997 г. В этом случае проводится ее погашение. Причем в срок до января 1998 года.
       Но, как оказалось впоследствии, подготовка к «обратному зачету» велась уж слишком скомканно и спешно, а поучаствовать в нем хотелось многим. И в этой «спешке» группа работников Минфина и федерального казначейства, курирующая зачет, иногда «забывала» проверять, реальна ли вообще взаимная задолженность между бюджетополучателями и недоимщиками, подавшими заявку на проведение зачета.
       На кону были 45 ТРИЛЛИОНОВ РУБЛЕЙ (по данным Генеральной прокуратуры, речь идет о 67 триллионах. Ничего себе расхождение! — Авт.). Именно на такую сумму Минфин собирался провести зачет.
       В Москву в Министерство финансов потянулись страждущие руководители регионов в надежде получить из федеральной казны посредством зачетов полагающиеся им деньги. Но не для того чиновники Минфина все лето ломали головы. Главная цель «обратного зачета» сводилась к тому, чтобы различные олигархи преимущественно из числа топливно-энергетического комплекса могли закрыть свои долги перед федеральным бюджетом, причем за счет средств, предназначенных для регионов. А уж как и когда олигархи впоследствии рассчитаются с регионами, похоже, мало кого интересовало. Тут-то и берет начало крупномасштабная афера, в результате которой из бюджета «куда-то» ушли сотни миллионов долларов. Олигархи договаривались с губернаторами и министрами, как посредством своих банков и подставных фирм извлечь деньги из федерального бюджета и поделить их между собой с учетом прежде всего частных, а уж затем и государственных интересов. Однако для этого все участники сделки должны были идти на подлоги с использованием фальшивых документов. Вопросы урегулирования проблем с Минфином представители банковско-промышленных групп брали на себя. Предприятие топливно-энергетического комплекса погашало бюджетными деньгами, предназначенными для регионов, свой долг в федеральную казну. А что же регион? А регион получал вместо денег на социальные нужды малоликвидные векселя самого предприятия и подставных фирм. Срок погашения этих векселей, как правило, определялся от трех до пяти лет. Представляете, что за это время происходило с рублем? И тем не менее губернаторы соглашались, оказавшись связанными законом молчания.
       
       * * *
       А через год случилось то, что и должно было случиться.
       В 1998—1999 годах в нескольких городах России правоохранительные органы начали расследование фактов мошенничества и хищений госсредств в результате проведения расчетов в особом порядке. Тех самых «обратных зачетов», схему которых разработали в Минфине под руководством первого заместителя министра Кудрина и руководителя рабочей группы Минфина (тоже замминистра) Зелинского. Выяснились весьма любопытные детали.
       
       Питерское дело
       В 1998 году питерские оперативники из Управления по борьбе с организованной преступностью, занимаясь расследованием дел одного из самых известных коммерсантов Северо-Западного региона Павла Капыша — учредителя Балтийской финансово-промышленной группы (БФПГ), натолкнулись на одну странную сделку. Речь шла почти о 50 миллионах долларов. Дело касалось бюджетных денег, выделенных в 1997 году Минфином администрации Архангельской области для обеспечения северного завоза, а иными словами — топлива на зиму. Однако деньги пошли в регион не прямым перечислением, а посредством зачетов с некими коммерческими структурами, входящими в империю Капыша. В результате, по мнению сотрудников ГУБОПа, топливо в Архангельскую область то ли вовсе не попало, то ли попало вовсе не того качества и не в том количестве, в котором предполагалось. Коммерсанты же обогатились на несколько десятков миллионов долларов. Как сообщили наши коллеги из питерского агентства журналистских расследований, схема проведенного зачета оказалась настолько сложной, что, провозившись почти год, милиционеры отложили дело на потом. Что их поначалу удивляло, так это тот факт, что администрация Архангельской области ни с какими заявлениями по поводу недостачи денег или топлива не обращалась. Если бы оперативники уловили суть сделки, то причину молчания чиновников объяснять было бы не нужно.
       Так уж случилось, что к этому самому «северному завозу», который обеспечивали структуры Капыша, мы подошли с другой стороны. Со стороны «Юкоса». В среде питерского бизнеса считается, что Балтийскую финансово-промышленную группу с «МЕНАТЕПом»-«Юкосом» свел Дмитрий Филиппов, бывший начальник городской налоговой инспекции, а с 1996 года председатель совета директоров банка «МЕНАТЕП-СПб» и директор еще нескольких крупных структур. В конце 1997 года БФПГ договаривается с «Юкосом» о проведении формальной сделки, которая позволит вытянуть из бюджета России 250 миллиардов рублей (в то время около 50 млн долларов). Судя по датам и по самой схеме сделки, она подгонялась под тот самый злополучный Указ президента РФ «О проведении зачетов в особом порядке». Со стороны Балтийской ФПГ документы подписывал генеральный директор Владимирас Мельникавс. (Позже этот человек заявил, что никакого отношения к БФПГ не имеет, в Питере не был несколько лет, просто когда-то он терял паспорт.) Со стороны «Юкоса» документы подписывали директора двух фирм — «Эмитент» и «Вымпел». Что касается «Эмитента», то у этой фирмы, зарегистрированной в городе Мосальске Московской области, два свидетельства о регистрации с одинаковыми номерами, датами, печатями, но с разными учредителями. Что касается фирмы «Вымпел», то она зарегистрирована в оффшоре по фальшивому паспорту и, естественно, является пустышкой. Такие вот собрались партнеры для работы с деньгами федерального бюджета, Минфином и администрацией Архангельской области. Как ни странно, но деньги государственного бюджета благодаря заинтересованности чиновников через эти фирмы прокачивались. По пути до реального потребителя их количество существенно уменьшалось. Если бы в 1998 году питерские оперативники располагали теми документами, которыми располагаем мы, им бы не пришлось откладывать дело в долгий ящик. Сегодня уже не всем свидетелям этой темной истории задашь вопросы. В самый разгар уголовного расследования по зачетам с федеральным бюджетом был взорван в подъезде своего дома Дмитрий Филиппов. В июле 1999-го снайперским выстрелом из гранатомета прямо в бронированном автомобиле был убит Павел Капыш. Вполне вероятно, что это простое совпадение, мало ли в Питере коммерсантов гибнет. Но, когда мы занялись расследованиями дел «МЕНАТЕПа»—«Роспрома»—«Юкоса», знающие люди почему-то сразу вспомнили об этих двух смертях. И почему-то добавили, что в топливно-энергетическом комплексе самая высокая смертность среди руководства предприятий «Юкоса».
       
       Почему молчат губернаторы
       В 1999 году в Волгограде намечались выборы мэра. Одним из реальных претендентов на этот пост был действующий первый заместитель губернатора области Василий Галушкин (сейчас он депутат Госдумы). Но в 1998 году, когда подготовка к выборам была в полном разгаре, прокуратура области задалась вопросом, а куда господин Галушкин дел 76 миллиардов рублей, которые Министерство финансов еще год назад перевело в местный бюджет для строительства жилья уволенным в запас офицерам? Так, в Волгограде родилось уголовное дело о хищении бюджетных средств в ходе проведения «обратного зачета». Видимо, в силу местной политической ситуации оперативно-следственной бригаде был дан карт-бланш. А как известно, профессионалы сыска в наших регионах еще не перевелись. Им бы только работать не мешали. Буквально через несколько месяцев выяснилось следующее: в конце декабря 1997 года менеджеры империи Ходорковского Дубов и Чернышова по договоренности с администрацией Волгоградской области передали вице-губернатору Галушкину пакет подложных документов, из которых следовало, что еще с конца августа администрация области якобы должна предприятиям «Юкоса» 76 млрд рублей за нефтепродукты (которых в реальности не было). Рассчитаться с поставщиком администрация должна была «живыми деньгами», полученными из федерального бюджета, предназначенными для строительства жилья бывшим военнослужащим. Взамен денег область получала векселя Самаранефтегаза («Юкоса») на 53 миллиарда со сроком погашения через три года и неизвестной фирмы «Юниэл» на 23 миллиарда рублей. Операция, как и в Питере была проведена посредством фирм «Эмитент» и «Вымпел», входящих в структуру империи Ходорковского. И если за векселя Самаранефтегаза Волгоградская область в 2000 году могла реально получить хотя бы нефтепродукты (правда, по завышенной втрое против 1997 года цене), то за фантик «Юниэла» нельзя было получить ни копейки — это была фальшивка чистой воды. Тут самое время пояснить что представляла собой фирма, вексель которой был куплен у структур «Юкоса» администрацией Волгорадской области.
       
       Из досье редакции
       ТОО «Юниэл» зарегистрировано в поселке Яблочном Республики Адыгея (оффшорная зона) по ул. Ленина, 45. Учредитель — гражданка Левченко Ирина. По данным правоохранительных органов, паспорт, по которому проведена регистрация фирмы, является фальшивым. В июле 1997 года, еще до проведения зачетных операций, фирма была ликвидирована судом как не ведущая никакой хозяйственной деятельности. По этому же адресу и опять же по фальшивому паспорту на имя гражданина Федорченко была зарегистрирована фирма «Вымпел», через которую структурами Ходорковского прокачивались около двух триллионов неденоминированных рублей российского бюджета.
       
       * * *
       Мы не зря называем имена несуществующих фирм и директоров, поскольку их векселями «МЕНАТЕП»—«Роспром»—«Юкос» расплатится с десятком регионов и ведомств на суммы в сотни миллионов долларов, получив взамен живые деньги из государственной казны.
       
       Тайны «МЕНАТЕПа»
       Похоже, появление оперов из Волгограда в московском офисе «Эмитента» стало для олигарха полной неожиданностью. Именно благодаря ей, в руки следствия попали документы, раскрывающие практически всю хитроумную систему построения империи Ходорковского. Оказалось, что в распоряжении «МЕНАТЕПа»—«Роспрома»—«Юкоса» имелось в наличии около трехсот фирм и фирмочек — в том числе абсолютно подставных, таких, как «Вымпел» и «Юниэл». Здесь же хранились липовые векселя, печати и даже штамп налоговой инспекции города Мосальска Московской области. Именно этот штампик стоял на документах, подтверждающих долги регионов перед фирмой «Эмитент» на 2 триллиона рублей.
       Изъятые при обыске документы свидетельствовали о том, что зачеты, подобные волгоградскому, были проведены во многих регионах страны. Общая запланированная к липовым зачетам сумма зашкаливала за 2,7 триллиона рублей. (Кстати, долг Юганскнефтегаза — одного из предприятий «Юкоса» перед федеральным бюджетом был на тот момент около 2 триллионов рублей.) Договоры «Эмитента» с регионами и крупными предприятиями-бюджетополучателями были написаны как под копирку. Все те же «Вымпел» и «Юниэл», все те же нефтепродукты. Все те же даты. Только суммы разные. Например, договор с воронежской администрацией тянул на 73 млрд руб., с Челябинской — на 326 млрд, с Балтийской финансово-промышленной группой — на 250 млрд, с Омской областью на — 37,5, с Екатеринбургом — на 70 и так далее.
       Все эти весьма ценные документы были вывезены в Волгоград вместе с арестованными за мошенничество директорами «Эмитента». Арестанты сразу недвусмысленно дали понять, что никаких показаний они давать не будут. Жизнь дороже свободы. Вслед за операми в Волгоград прибыла целая бригада службы безопасности «МЕНАТЕПа»—«Роспрома»—«Юкоса», руководимая бывшим шефом Российской ФСБ генералом Иваненко. Они побывали и в местной прокуратуре, и в администрации, и в ФСБ. О чем говорили и какие доводы приводили, мы знаем лишь понаслышке. Но буквально через несколько дней арестанты были выпущены под залог в 100 тысяч рублей. Дело свернули и закрыли. Официальным поводом для этого послужило намерение «Роспрома»—«Юкоса» возместить области причиненный ущерб. Вопрос о представлении в Минфин подложных документов постарались забыть. Обвинения чиновникам предъявлять не стали. Ни московским, ни волгоградским. А спустя еще некоторое время, уже в 2000 г., Генеральная прокуратура зачем-то изъяла из Волгограда все 27 томов прекращенного уголовного дела. Мы очень надеемся, что оно не потеряется в недрах большого ведомства.
       Поняв, что дальнейшего расследования не будет, мы решили продолжить его сами. И покатили по стране.
       
       Операция «Русская пурга»
       В Челябинске, как и в Волгограде, фиктивная задолженность перед структурами «Юкоса» была создана путем хитроумной операции с участием все тех же самых подставных фирм. Все так же замминистра Зелинский утверждал эту липовую сделку. Схема проведения «зачета» почти один в один совпадала с волгоградской. От имени области сделку подписывал первый заместитель губернатора господин Уткин (он вообще славится в своем городе пристрастием к подписанию сомнительных договоров).
       Все тот же «Эмитент» якобы поставлял, хранил, а потом продавал нефтепродукты все тому же несуществующему «Вымпелу». Все так же деньги из Минфина перечислялись на счет в банке «МЕНАТЕП». И уходили «Юкосу» и в частные фирмы. Только в Челябинской области эти злополучные 326 миллиардов должны были бы пойти на финансирование строительства жилья, объектов здравоохранения и метрополитена.
       Если вы думаете, что после проведения зачета в Челябинске стали спешно сдавать объекты здравоохранения или строить метрополитен, то сильно заблуждаетесь. Там только при упоминании родного метро смеются. Это у них местная байка. Когда в середине марта мы приехали в Челябинск, была сильная пурга. Занесенные сугробами дороги коммунальные службы чистить не торопились. Очевидно, горючее экономили. Ждали поступлений от Юганскнефтегаза. Народ маялся на трамвайных остановках и материл ненастье и родное начальство. Ну да это мы так, отвлеклись...
       Наша попытка официально выяснить в прокуратуре Челябинской области судьбу бюджетных денег не увенчалась успехом. Там сделали круглые глаза и отослали нас в Главное управление внутренних дел по Челябинской области. Но в ГУВД даже комментировать любую информацию отказались. Губернатор-то молчит, почему милиция должна комментировать действия высокой власти?
       Из неофициальных источников мы узнали, что вместо 326 миллиардов рублей, поступивших в 1997 году из Минфина на счет Челябинской области в банк «МЕНАТЕП», к началу 1999 года область получила лишь 40 млрд рублей.
       Руководитель Счетной палаты Законодательного собрания области (бывший начальник финансового управления) Галимов заверил, что его ведомство отношения к этим зачетам не имело и деньги, по его данным, давно в область поступили. Однако верить данному господину трудно, так как именно его подпись стоит на нескольких соглашениях по этой сделке. Кроме того, в январе 2000 года администрация Челябинской области заключила новое соглашение с «МЕНАТЕПом», только теперь питерским. Речь идет о «совместном участии в решении вопросов по финансированию областных программ в приоритетных отраслях экономики», о «развитии практики проведения денежных и товарных зачетов». Видимо, чиновникам очень понравилось иметь дело с «МЕНАТЕПом».
       А пока в Челябинской области стараются забыть «обратный зачет», народ вместо метро катается в переполненных трамваях.
       Жители Омской области тоже мечтают ездить на метро. В 1996 — 1997 годах Минфин должен был перечислить для завершения его строительства 37,5 млрд рублей. Но, как и в предыдущих случаях, возможности такой не находилось. Ровно до тех пор, пока в июле 1997 года замглавы областной администрации Коротков не договорился со структурами «МЕНАТЕПа»—«Роспрома»—«Юкоса» «о взаимодействии». Чтобы создать видимость долгов между «Юкосом» и «Дирекцией строящегося метрополитена», последняя подписывает уже знакомый нам липовый договор с «Эмитентом» на 37,5 млрд руб. Деньги из российского бюджета поступают на счет в банке «МЕНАТЕП» якобы для омской стройки и уходят в частные фирмы. Предполагается, что спустя пару лет «Юкос» вернет метростроителям если не деньги, то хотя бы нефтепродукты на 26 млрд рублей, а остальные 11,5 миллиарда достанутся посредникам из «МЕНАТЕПа»—«Роспрома»—«Юкоса». Но омская схема хотя и была «дешевле» других, но оказалась и более мерзкой, чем в других регионах. Тут уж местные начальники-коммерсанты расстарались. Даже те крохи, которые поступили в регион, исчезли в неизвестном направлении. Темой этой занималась местная ФСБ. Собрав необходимый материал, чекисты передали его в областную прокуратуру. Там он, видимо, и умрет.
       У «Юкоса», похоже, уже устоявшиеся связи с омской администрацией. Еше в марте 1997 года под опекой заместителя министра финансов Петрова был проведен денежный зачет на сумму 15 млрд рублей также с привлечением банка «МЕНАТЕП». Никакой задолженности перед ООО «Юкос-Сибирь» у администрации Омской области тоже не было. Но соглашение подписали. Кто и что от этого поимел, мы уже выяснять не стали. Скучно.
       В Воронежской области уголовное дело по фальшивому зачету тоже не возбуждали. Ограничились проверкой. Как сообщили нам в компетентных органах Воронежа, есть данные, что нефтепродукты на сумму 73 миллиарда рублей спустя почти полтора года в область поступили, поэтому и было принято решение уголовного дела не возбуждать. Как тут не восхититься «принятым решением». Особенно когда более или менее знаешь ситуацию. Осенью 1997 года 73 млрд рублей равнялись 13 миллионам долларов, а в марте 1999, когда якобы «поступили нефтепродукты», — это уже было 3 миллиона. Ко всему прочему в постановлении об отказе в возбуждении дела нет ссылки ни на один документ, реально подтверждающий поставку. Кстати, эти самые 73 миллиарда должны были пойти на строительство жилья для очередников и чернобыльцев. Чтобы им проще было разбираться со своим местным «папой», рекомендуем посчитать, сколько местная власть могла купить готовых квартир на 13 миллионов долларов.
       И уж совсем трудно было получить информацию в Екатеринбурге. Там зачет, судя по документам, проводился и с городом, и с областью. Но осведомленные люди как-то внезапно исчезали (кто заболевал, кто-то немедленно уезжал в командировку), как только мы выходили к ним с просьбой рассказать об итогах «обратного зачета». Очевидно, он мало чем отличался от тех, что были в Челябинске и Омске. Разве только местная власть как-то по-особенному поучаствовала в дележе. В прокуратуре, куда мы обратились с официальным запросом, в течение десяти дней не могли найти материалы проверки. Можно было бы рассказать, как дело обстояло в Тюменской или Белгородской областях и других городах, но это долго.
       
       Почему прекращаются уголовные дела?
       Мы шли по следам менеджеров империи Ходорковского и восхищались размахом их деятельности и способностью распоряжаться средствами российского бюджета.
       По аналогичной схеме «обратный зачет» империя Ходорковского провела более чем в двадцати регионах России и более чем с десятком крупных госучреждений, министерств и ведомств. Бюджетные деньги, предназначенные для регионов, плавно перетекали обратно в Минфин в качестве долгожданных налоговых поступлений от «Юкоса». Отбитые у регионов с помощью липовых векселей 30 процентов — в частные карманы. Там же, видимо, оседала глобальная разница в курсе доллара 1997 и 1999 годов.
       По нашей оценке, только через ТОО «Эмитент» (эта фирма входит в учрежденное банком «МЕНАТЕП» и швейцарской фирмой «Menatep SA» совместное предприятие РТТ. — Прим авт.) проведено фиктивных зачетов на сотни миллионов долларов. Все деньги прошли через счета банка «МЕНАТЕП» — напомним, бюджетные деньги. Мы так и не получили внятного ответа, почему Генеральная прокуратура не объединила десятки разрозненных уголовных дел и не попыталась расследовать то, каким образом триллионы «живых» денег (это тех, которых нет в бюджете) по поручению высокопоставленных чиновников Минфина так легко перекочевывали на счета частных структур. Вероятно, все участники этой грандиозной аферы ушли от ответственности, потому что использовали липовые документы и фальшивые фирмы не из корыстных побуждений, а альтруизма ради.
       Мы так и не поняли, за какие такие благодеяния ФПГ «МЕНАТЕП»—«Рос-пром»— НК «Юкос» получила карт-бланш на погашение своих долгов по налогам за счет бюджетных денег, предназначенных для строителей, военных, чернобыльцев?
       Годы проходят, и вот уже господин Генералов, бывший министр топлива и энергетики, а еще раньше вице-президент «Юкоса», стал депутатом Госдумы. Вся махинация с зачетами проводилась в бытность его министром. Бывший волгоградский вице-губернатор Василий Галушкин, подписавший липовые документы на 25 млн долларов, теперь тоже в Госдуме. Причем как-то умудрился занять весьма хлебное место заместителя председателя Комитета по банкам и банковской деятельности.
       
       «Юкос» и другие действующие лица
       Бывшие заместители министра финансов Кудрин с Зелинским взяток не брали. Они честные люди. Просто немного невнимательные. Им говорят: Минфин таким образом провел зачеты в 1996 году на сумму 55,5 триллиона рублей и в 1997—1998 на сумму 67,3 триллиона рублей, что бюджетополучатели потеряли до 60 процентов предназначенных им средств.
       — Ну и что? — пожимают плечами честные минфиновские работники, — мы здесь ни при чем. Мы все делали по закону. А про каких-то там посредников мы и не слышали.
       Но все утверждения о том, что они чего-то не знали, чего-то недоглядели, нам представляются, мягко выражаясь, лукавством.
       Кудрин с Зелинским сейчас перешли к своему земляку-питерцу Анатолию Чубайсу трудиться в РАО «ЕЭС России».
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera