Сюжеты

ПРОРОКОВ УЖЕ НЕ БУДЕТ

Этот материал вышел в № 30 от 27 Апреля 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Человечество прошло все циклы обучения. Теперь ему предстоит соединить два мира — духовный и материальный — в одно целое Для достижения цели направления всегда важны скорости. Черепаха с компасом всегда обгонит человека, если он сбился с...


Человечество прошло все циклы обучения. Теперь ему предстоит соединить два мира — духовный и материальный — в одно целое
       
       Для достижения цели направления всегда важны скорости. Черепаха с компасом всегда обгонит человека, если он сбился с пути. Пусть хоть на СУ летит. Кроме того, если не знаешь, куда идти, то возникает проблема и с попутчиками.
       А человечество всю энергию посвятило проблемам скорости. «Русь-тройка, куда несешься ты?»
       Какое направление — наше? Как выбрать путь, чтобы часть пассажиров вдруг не стала террористами? Надо ли выбор этот доверять рулевым?
       Об этом — в беседе в редакции «Новой газеты» с кандидатами наук Айратом БАХТИЯРОВЫМ и Виктором МИНИНЫМ.
       Мы говорили о мире — материальном, где многое понятно. Угол падения равен углу отражения, длина окружности равна 2ПR, а ток течет по проводнику, выбирая меньшее сопротивление.
       И в этом мире есть великий эквивалент — деньги, которыми измеряют и силу, и трения, и свободное падение.
       Говорили и о мире духовном, который еще мало изучен. И постижение его законов вдвое трагичнее, чем исследование закономерностей материального мира.
       Мы говорили о самых главных проблемах страны (война, экономика, Запад — Восток, Центр — регионы), но сошлись во мнении — основная проблема в идеологии.
       Это и стало темой сегодняшней публикации. И хотя слово это сильно испорчено соответствующим отделом ЦК КПСС, тем не менее очевидно — национальная идея, идеология (называть можно по-разному) или, вернее, ее отсутствие стало главной проблемой России.
       
       Зависит ли что-нибудь от нас в появлении или исчезновении идеологии? Как мы участвуем в этом процессе? Какая идеология должна появиться в сегодняшней России, избравшей нового президента, чтобы наша жизнь изменилась к лучшему?
       Мы намеренно не идентифицировали ответы наших собеседников, поскольку они — единомышленники и в беседе дополняли друг друга

       
       Договоримся на берегу
       — Прежде всего, давайте проясним, что есть идеология и кому она нужна. В принципе существует достаточно сытых стран, не обременяющих себя идеей. Это российская болезнь?
       — Хочется нам этого или нет, но, пока мы — сообщество людей и взаимодействуем друг с другом и окружающим миром, всегда будем вынуждены на сознательном или бессознательном уровне вырабатывать некие правила поведения, обязательные для большинства. Поиск смысла жизни не только российская прихоть. Правила поведения и дают потенциальную возможность в процессе жизни испытывать чувства счастья и комфорта. Это и есть идеология. А количество счастья и комфорта уже зависит от того, как мы ее используем.
       Без идеологии эффективно решать любые проблемы — трудно или невозможно. Существуют объективные законы, которые нужно просто знать. Иначе мы будем всегда завалены ворохом проблем, а попытки их решения будут связаны с очень большими страданиями и огромными материальными потерями.
       — А не достаточно ли для обретения смысла и счастья просто приблизиться к храму, обрести истинную веру? И не надо никакой другой идеологии?
       — Вера является основой идеологии, но в то же время она — одно из состояний человека, данность: или веришь, или нет. А идеология — это система понятий, ценностей, которые человек или добровольно принимает, или не принимает, основываясь на разумном и интуитивном выборе. Ведь существует материальный мир и духовный. И каждый из нас состоит из двух систем — материальной и духовной.
       Без веры вообще невозможно в материальном мире остаться человеком. Каждый из нас — частица Бога, и у нас есть одно право — самим принимать решения и нести за них ответственность, то есть свобода выбора. Все, что мы создаем и творим в жизни, делаем добровольно. Все, что происходит в нашей жизни, сделали мы сами.
       — Значит, идеологию мы выбираем, руководствуясь не только рациональным умом — «нам это выгодно», но и интуицией — «чувствую, что это правильно». Но, увы, наша история показала, как легко «забрести» не туда...
       — Человек выбирает для себя наиболее комфортное существование на уровне рационального и иррационального. Но этот процесс всегда диалектичен. Идеология не является раз и навсегда заданной. У нее свой цикл развития: она рождается, овладевает большими массами людей, потом приходит в противоречие с реальной жизнью, умирает, на ее место приходит другая.
       Сейчас в сознании большинства жителей России и других стран СНГ происходят примерно одинаковые процессы. Идеология коммунизма умерла. И все мы «заразились» идеологией голого материализма. Оказалось, не то. Теперь начинаем выздоравливать и снова ищем новую, которая бы нас сблизила и помогла найти ответы на наболевшие вопросы.
       — Ну да — мы хорошо научились разбираться в материальном мире. Считать деньги, например.
       — Мы изобрели деньги для обмена материальными продуктами жизнедеятельности. Но такие же объективные законы действуют и в духовном мире. Однако большинство их не знает и представляет лишь на уровне суеверий. Мы не ездим на красный свет и не суем пальцы в розетку, потому что знаем, чем это закончится. А в духовном мире мы легко совершаем подобные поступки. Незнание же этих законов не освобождает от ответственности. Поэтому наши страдания — дело добровольное. Путь у нас один — познать и обучиться объективным законам. Это есть путь гармонизации.
       
       Принц и нищий
       — Звучит красиво. Однако система ценностей каждого человека должна соотноситься с системой ценностей всего общества, то есть правила игры должны устраивать как дворника с пятью детьми и четырьмя работами, так и олигарха с пятиэтажным домом. Ну что у тех и других общего?
       — Да, между богатыми и бедными разница огромна. Но и у тех, и у других — у всех! — так много проблем, что никто по-настоящему себя счастливым не чувствует. Олигарх страдает от страха потерять собственность, бомж — от того, что завтра нечего будет есть. У каждого человека сегодня есть тревога и неудовлетворенность своей жизнью. Но каждый считает, что мы могли бы жить лучше.
       — Желание жить лучше — абстрактные мечты об алых парусах. А что конкретно еще объединяет «принца» и «нищего» в их проблемах?
       — Все проблемы созданы нами самими — друг другу! Чтоб их не было, мы должны договориться об общих правилах игры, по которым следует жить. Их нужно принять не только на уровне логики, но также на уровне интуиции, веры. В них нужно поверить. А сегодня абсолютное большинство людей ничему не верит, а подсозательную тягу к некой системе ценностей и понятий не может сформулировать на сознательном уровне.
       Сегодня мы умеем договариваться только в системе понятий материального мира по принципу «ты — мне, я — тебе». Но ключ к решению всех проблем лежит в другой плоскости: в нахождении гармонии между духовным и материальным, в выработке на этой основе системы ценностей, в которую бы мы поверили. Не выработав идеологии, невозможно эффективно заниматься политикой и экономикой. Это проблемы более низкого порядка, вытекающие из идеологических принципов и ценностей общества.
       Если бы мы смогли выработать и добровольно поверить в принятые нами правила — мы решили бы многие острые проблемы и не испытывали бы страха перед будущим. Например, быстро бы разрешился конфликт в Чечне, большинству населения страны не пришлось бы существовать на грани физического выживания.
       — Но ведь в нашей патриархальной истории при любых экономических формациях всегда сохранялась духовность, иначе выражаясь, — религиозная идеология. Однако история не дает доказательств того, что все наши предки были счастливы.
       — Идеология, как мы уже говорили, не есть нечто застывшее и незыблемое. У нее есть свои законы развития. Мы ведем себя определенным образом не потому, что так хотим, а потому что так работает в это время наше сознание. Оно подвержено колебательным циклам. Например, от материального к духовному и от духовного — к материальному. Правда, в первом случае эти колебания длительны по времени и поэтому не так заметны. Но каждому такому циклу соответствует свое преобладающее мировоззрение или идеология.
       Когда накапливается критическое количество изменений, меняется и массовое сознание. Оно начинает вырабатывать более приспособленную к жизни идеологию, позволяющую решить старые и вновь возникшие проблемы. Если этого не происходит, цикл повторяется снова.
       — Не очень понятно... А если на пальцах?
       — Иначе говоря, во времена язычества, когда все искренне верили в своих богов, люди воспринимали жизнь как гармоничную и счастливую. Но как только некоторые члены общины перестали в них верить, духи превратились в инструмент манипулирования людьми для решения узкокорыстных материальных проблем. Возникший вследствие этого перекос в сторону материального в жизни общины быстро завершил начатое: люди перестали верить в своих богов.
       Идеология язычества уже не могла больше обеспечивать жизнедеятельность людей и не отвечала их возросшему уровню сознания. Как следствие, в общественном мировоззрении стало преобладать материалистическое восприятие мира. Люди, перестав правильно жить, начали испытывать такую же тревогу, дискомфорт, как и мы сейчас.
       — И стали искать, как гармонизировать жизнь?
       — Правильно! Соответственно усилилось стремление от материального к духовному. Оказались востребованными великие мировые религии: православие, иудаизм, ислам. Массовое сознание снова поднялось на духовный уровень, гармонизировав жизнь людей.
       В конце и начале ХХ века цикл повторился: материальные аспекты опять стали преобладать — вера была потеряна. Людям, чтобы вернуть гармонию, остро потребовалось духовное. И этим духовным послужила идеология коммунизма.
       Даже несмотря на искусственность идеологии, большинство населения «эпохи построения коммунизма» глубоко верили в предложенную систему ценностей, поскольку они были приоритетны над материальным миром. Иначе не понять, к примеру, каким образом во время войны перевезли заводы на Урал и в Сибирь. Токари становились за только что установленные — зимой! под открытым небом! — станки. И работали практически бесплатно, все отдавая в фонд помощи фронту.
       — Но эта искусственно привнесенная в массовое сознание духовность быстро пошла на убыль...
       — ...и восприятие жизни перешло на материальный уровень. Во времена перестройки наша страна удивительно мирно распалась не потому, что коммунисты или управленцы были слабыми, а потому, что умерла прежняя идеология. Взамен пришла другая — приоритет материального над духовным.
       И все последние десять лет мы пытались обогащаться, при этом стыдясь осознавать и замалчивая идеологию абсолютного материализма, которая проявилась в стремительных темпах периода первоначального накопления капитала. Заметьте — самыми успешными были те, кто первым полностью смог отбросить все моральные ценности и принципы.
       То, на что другие страны тратили по сто лет, мы прошли за десять. Все проходили этот этап, но в другой временной шкале. Мы как бы закончили десятилетнюю школу за один год.
       — Жизнь по принципу «Наживайся — кто может, как может и сколько может!» не дала счастья. И сегодня мы снова испытываем тревогу и страх за будущее. И странно — более всего трясутся хапанувшие.
       — Это понятно: у нас опять ослабли духовные аспекты. Массовое сознание россиян находится в поисках той идеологии, которая могла бы гармонизировать нашу жизнь. В России неминуемо должен наступить период подъема духовности.
       — Но ведь люди опять могут поддаться влиянию убедительной на первый взгляд, но манипуляционной по существу искусственной идеологии...
       — Тот путь, который мы прошли под коммунистическими лозунгами, был не чем иным, как нашим обучением. Поэтому нас можно провести на одной и той же уловке только в том случае, если мы чему-то недоучились. Тогда возврат к идеологии манипулирования совершенно неизбежен. Нас оставят в «школе жизни» на второй год. Но мы думаем, что наше обучение было качественным и возврата не будет.
       
       Запад и Восток
       — Звучит обнадеживающе. Но объясните, почему именно мы «прониклись» идеологией коммунизма? Другие нации оказались умнее?
       — Европа прошла свой путь развития со своими циклами. Там религия и идеология развивались по другому пути. Но нас объединяет идея единого Бога: все мы связаны и лишь искусственно делимся на нации, страны, религии. Мир устроен как единый живой организм, который всеми своими частями накапливает разный опыт одновременно. Каждая его часть развивается по-своему, но в рамках общих законов единого жизненного процесса. Опыт каждого складывается в одну копилку. Проблема в том, как мы его используем.
       — А в чем мы существенно различны с Западом?
       — Существует два типа восприятия мира: рациональное и чувственное. Любой жизненный цикл связан с преобладанием того или иного способа. У нас, населяющих огромную часть суши, больше развита интуиция, и мы воспринимаем мир во многом чувственно. Западный же человек активней развивал в себе рационализм.
       Поэтому у нас прививались традиции с преобладанием чувственного или интуитивного восприятия мира: начиная от потребления водки и завершая мирным сосуществованием таких разных на первый взгляд религий, как православие и ислам. И православие, и ислам базируются на чувственном восприятии, поэтому привлекательны для народов, населяющих именно нашу территорию. По этой же причине они отторгаются западным миром. Что касается иудаизма, то в силу исторических причин возникновения и развития он сочетает оба типа восприятия и может мирно сосуществовать с любой созидательной идеологией.
       — Значит, в процессе своего обучения мы учимся по-разному воспринимать мир?
       — Конечно! И нам, чтобы научиться договариваться, необходимо умение понимать точку зрения друг друга. Ведь в чем особенность нынешнего исторического этапа? И их, и наш циклы совпали в одной максимально отрицательной фазе. На Западе длинным был период накопления материального. В России он был значительно стремительней и короче — какой-то десяток лет. И там, и здесь люди ощущают некую тревогу, необходимость нового мировосприятия, новой идеологии. Это означает одно: и у них, и у нас должна начаться фаза подъема духовности. При этом у нас потенциал больше.
       — Позвольте возразить — я видела счастливых европейцев и американцев, путешествующих на собственные сбережения по всему миру, и не ощутила в них никакой тревоги. Видимо, если там и есть тревога, то какая-то не такая, как у нас в России?
       — Ощущение тревоги у них другого происхождения. Мы ощущаем тревогу, связанную с материальным миром, — опасаемся, что не будет чего-то хватать. А в западном обществе не решен другой аспект. Почему там так много различных сект, самых разных школ — от буддистских до биоэнергетических?..
       — ... да потому что у них есть материальный достаток, демократия и свобода, и они распоряжаются всем этим так, как хотят!
       — Это не совсем верно! Что такое обычный житель Запада? Это человек, вынужденный всю жизнь соответствовать неким материальным стандартам, живущий большей частью в кредит, под страхом потери работы. И в результате становится более управляемым и зависимым.
       Но, даже находясь под прессом обязательств, каждый западный индивид в силу своего понимания пытается решать проблему развития своей личности. Они чувствуют в себе потребность в гармонизации материального и духовного, они ищут это духовное. Почему Запад «побежал» в семью? А куда еще бежать? Без семьи вообще пропадает весь смысл материального достатка.
       Нам же, россиянам, надо гармонизировать наше духовное, приобретя материальное. Мы двигаемся к одной и той же точке с разных позиций, достраиваем то, чего каждому и всем недостает. В этом наше принципиальное отличие. Но впервые в истории наши задачи совпали — всем людям нужно научиться совмещать счастье и деньги.
       
       Россия — лаборатория мира
       — То есть вы хотите сказать, что наступило то самое время, «когда народы, распри позабыв, в единую семью соединятся»? В данном случае — в поисках духовного?
       — Мы подошли к самому главному. Великие религии были даны сверху как откровения. Наш социум чему-то обучился. У нас появился опыт. Заметьте, кстати, что не существует пророчеств, прописанных дальше начала ХХI века. Не будет новых пророков!
       Впервые мы достигли в своем развитии такого уровня, когда нам самим необходимо научиться сознательно использовать свою божественность и строить свое будущее. В этом и особенность, и суперопасность исторического периода. У человечества нет выбора — или оно этому научится, или страдания будут продолжаться, пока мы не поймем простую вещь: либо спасаемся все, либо никто. Запаса времени нет — есть только ядерный запас.
       — Стало быть, процесс обучения каждой из частей «мирового организма» закончился?
       — Человечество прошло все циклы обучения. Теперь у нас есть знания для того, чтобы гармонизировать себя внутри и через себя — общество. Есть технологии, как быть духовным человеком, есть технологии, как быть успешным в материальном плане. Впервые и то, и другое надо совместить и гармонизировать.
       Этот процесс может происходить методом проб и ошибок — жизнь будет к этому толкать, и будет больно. Но можно, зная и учитывая объективные законы, по которым мы живем, прийти к гармонии более спокойной и ровной дорогой.
       У России — особенная роль. У нас созданы идеальные условия для выработки новых реальных гармоничных правил игры. Вероятно, в этом состоят историческая роль и предназначение России в мировом контексте. Ленин и большевики в какой-то мере это понимали, но строили счастье народное не на той фазе развития, не на том уровне сознания, пытаясь с помощью насилия создать гармоничную модель общества. Поэтому мировой революции у них не получилось.
       Мир меняется. И мировая революция в ее современном понимании возможна только лишь в виде выработки и добровольного принятия нового гармоничного мировоззрения в качестве идеологии.
       — Почему вы считаете, что именно у России идеальные условия для мирового «мессианства»? Это мы уже проходили — с коммунизмом.
       — Россия — многонациональная, поликультурная, поликонфессиональная страна, существующая в разнообразных природно-климатических условиях. Практически это не страна, а часть мира. Отсюда и вытекает особая ее миссия. По сути если мы сможем выработать достойные правила игры, то это будет не идеология России, а идеология нового мира.
       В этом состоит ответственность шанса, данного Путину, — он возглавил государство в переломный момент. Или он выполнит свою роль в этом процессе, или общество его отвергнет.
       
       Ху из Путин?
       — Набор очевидных качеств Путина — энергичность, воля, склонность к дисциплине, решительность — опять толкает нас к старинной российской традиции безоглядно верить в нового царя. Тем более в условиях беспредела, который всем изрядно надоел...
       — Давайте зададимся вопросом: желая порядка и законности, что мы подразумеваем?
       — Собственную безопасность, материальный достаток, ощущение свободы, счастья, наконец...
       — ...одним словом — гармонизацию всех сторон жизни! Предположим, что президент, не понимая действия законов, применит только силу и волю, чтобы решить материальные проблемы, — пересажает, к примеру, олигархов, переделит искусственно собственность... Если он сделает только это, что о нем народ скажет?
       — Диктатор!
       — Правильно! Президент должен или гармонизировать жизнь, или как лидер долго не сохранится. Необходима гармонизация всех слоев общества, духовного и материального аспектов, отношений между национальностями, полами, государствами... Гармонизация есть стабильность. Если в Путине не проявится этого стремления, значит, он свои качества будет использовать против кого-то, в интересах кого-то, манипулируя общественным сознанием, порождая очередную затуманивающую мозги идеологию. Страдания и народа, и его самого будут безмерны.
       Президенту страны необходимо стремиться создать условия для выработки совместной идеологии. Ее не может придумать ни сам президент, ни сами олигархи, ни сам народ. Это должен быть процесс разумного сотрудничества, умения неконфликтно договариваться. И промедление в действиях несет в себе большие проблемы и опасности.
       — Что должен сделать Путин как дирижер этого процесса?
       — Все мы эти годы обучались. Наш кругозор расширила возможность свободно ездить по миру, многому научила война в Чечне... Насилие уже не есть эффективная, это просто опасная для человека технология. Выработка идеологии происходит только через перемены в себе. Идеология может появиться только как сумма изменений каждого. Мы прошли длинный путь и приходим к пониманию необходимости гармонизации нашей жизни. Или политики будут обеспечивать этот глобальный процесс, или спроса на таких политиков больше не будет.
       Путин должен обучаться технологиям гармонизации быстрее, чем все остальные. То есть ему прежде всего нужно научиться работать со своим сознанием и сознанием населения, а потом уже с экономикой и политикой.
       — А способна ли верховная власть, оторванная от реальной жизни, уловить тонкие процессы, происходящие в сознании народа, прислушаться к ним? Ведь насколько легче снова запустить технологию манипулирования.
       — Власть имущие должны учесть, что мы все плывем в одной лодке и договариваться должны все со всеми. В плане выработки идеологии мы равны. Все разделения вторичны, а первично то, что все мы — люди и должны выработать новый взгляд на мир. Только когда эти изменения произойдут в каждом отдельном человеке, мы все сможем начать меняться как общество. А этого можно достичь только одним путем — люди, которые что-то понимают в законах развития осознания, должны помогать другим.
       Что такое выборы в Думу и что такое выборы президента? Мы еще раз увидели, что это мы, и никто другой, позволяем использовать технологию манипулирования, которая приводит только к временным успехам. Но сейчас нам придется за это расплачиваться. А вот если тобой не манипулируют, то ты четко знаешь и чувствуешь, что от твоего голоса реально зависит судьба страны.
       — Но на нашем Ноевом ковчеге плывут разные люди — и сильные, и слабые. Каждый гребет, как может...
       — Есть два типа восприятия мира. Первый: «я маленький человек и от меня мало что зависит, мне должны дать идеологию, законы, ценности, а я в них впишусь». Второй тип: «от меня многое зависит — если внутри себя я поменяю систему взглядов, отношение к жизни, найду гармоничное равновесие внутри себя, тогда и окружающий мир тоже соответствующим образом будет меняться». Первым способом мы никогда не решим ни наших общих, ни личных проблем. Сегодня возможен только второй путь.
       Ведь как происходила гармонизация в истории? С приходом великих религий через пророков и святые тексты, которые принимались людьми, гармонизировались большие массы людей, народов, стран. Теперь наступил этап, когда человечество накопило опыт и должно само стать пророком, выстрадав свою идеологию. Участие каждого в этом процессе ничем подменить нельзя.
       — Итак, человечество в процессе своего обучения получило важные уроки: насилие — неэффективно, война — неэффективна, манипуляции — неэффективны. Остается единственный путь — договариваться. Но мы — часть природы, в которой действуют суровые законы. Например: выживает сильнейший. В обществе происходит то же самое — сильный побеждает слабого. Не противоречит ли идея гармонизации реальной жизни?
       — Чем человечество принципиально отличается от животного и растительного мира? Человек наделен самоосознанием и свободой воли. Следовательно, может осознавать последствия своих поступков и соответственно нести за это ответственность.
       — Не очень ли велик расчет на совестливость обеспеченных?
       — Вспомним историю! Раньше никто не задумывался, почему до революции значительная доля частного российского капитала была сосредоточена в руках купцов-староверов и какое значение имело «купеческое слово». Почему? Да потому что они были людьми истинной веры, они были гармоничны, и их идеология сидела внутри них. На их предприятиях рабочие чувствовали себя защищенными и относились к ним не как к эксплуататорам, а как к реальным хозяевам, которые помогают им обустраивать жизнь. Люди доверяли им огромное количество ресурсов.
       Можно владеть многим, но если ты гармонично распределяешь накопленное, никто не предъявит тебе претензий по поводу твоего владения. Не страх заставлял так человека себя вести, а внутренняя мотивация. Бизнес для таких людей был лишь частью жизни.
       — А как менять психологию временщика: «На мой век хватит!» Ведь если гипотетически предположить, и Путин, и его команда тоже могут ими оказаться...
       — Если мы это позволим, так и произойдет. Вернемся к натуральному хозяйству.
       — Можно ли процесс выработки идеологии в обществе ускорить? Если — да, то как?
       — Искусственно ускорить нельзя. Но пройти по пути наименьшего сопротивления, совершить минимальное число ошибок — можно. Самый короткий путь: те проблемы и законы, которые сегодня воздействуют на сознание людей, должны быть доступны прежде всего людям во власти. Их должны также осознавать представители крупного бизнеса. Потому что они управляют огромными энергиями. Далее — люди, сфера деятельности которых связана с воспитанием и образованием. От них зависит качество будущего общества.
       — Все, о чем мы с вами говорили, по сути провозглашение нового этапа в развитии человеческого сознания...
       — Не «провозглашение», а констатация объективных процессов! Поэтому от всех нас требуются новые умения и практические действия. А времени уже нет — страна живет в долг, в кредит. Мы уже теряем время. Идеология все равно — или с нами, или без нас — будет выработана. Весь вопрос в том, какой ценой: ценой гражданских войн, распада и сборки страны, Чечней-2, Чечней-3, или мирным путем конструктивного диалога.
       
       P.S.
       Далее — везде
       Бахтияров и Минин, чтобы у вас не сложилось впечатления превратного, вовсе не идеологи. Скорее практики. Поэтому мы мучили их вполне конкретными вопросами.
       Каковы истинные причины чеченской войны? Распадется ли Россия? Как бороться с коррупцией?
       Очень любопытная получилась беседа. Ну вот, к примеру, как не просить на Западе кредиты. Мы спрашивали: а что если бы Путин первый свой зарубежный вояж совершил не в Лондон, а в Иран? И что делал бы при этом МВФ?
       Или распался бы Союз, если бы коммунистам пришла бы в голову идея перенести столицу в Киев?
       Грозит ли России религиозный авторитаризм, и может ли Патриарх Всея Руси покаяться, как Папа Римский?
       Наши дальнейшие темы беседы о самых наболевших проблемах.
       Кстати, вопросы принимаются по электронной почте.

       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera