Сюжеты

НЕОТПРАВЛЕННОЕ ПИСЬМО МАРИНЕ

Этот материал вышел в № 31 от 04 Мая 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

ПИСЬМО МАРИНЕ Мы живем среди героев. И порой об этом даже не догадываемся. Мой сосед Петр Денисович Нефедов, потомственный железнодорожник, не любит вспоминать о войне и говорит о ней мало. И лишь раз в году, 9 мая, после долгих уговоров...


ПИСЬМО МАРИНЕ
       
       Мы живем среди героев. И порой об этом даже не догадываемся. Мой сосед Петр Денисович Нефедов, потомственный железнодорожник, не любит вспоминать о войне и говорит о ней мало. И лишь раз в году, 9 мая, после долгих уговоров он рассказывает историю одной из своих наград. Так было и на этот раз.
       ...Осень 1942 года. Жаркие бои под Сталинградом. Гвардейский танковый полк, куда призвали служить молодого помощника машиниста Петра Нефедова, с трудом сдерживал яростные атаки немецких танков у хутора Савино. Заряжающие только и успевали запихивать в пушки «тридцатьчетверок» тяжеленные снаряды, и казалось, что их стволы вот-вот расплавятся от непрерывной канонады. Дуэль стальных чудовищ продолжалась несколько дней.
       «Лучшая оборона — это нападение», — решил командир полка. И принял смелое решение — рано утром идем в атаку.
       И вот это утро наступило. За несколько минут до марша поработали «катюши» и устроили немцам такое светопреставление, что даже в темном чреве башни было светло от поднимающегося на той стороне фронта зарева. После такой артподготовки настроение танкистов явно улучшилось, и они вместе с пехотой двинулись вперед.
       Танк сержанта Петра Нефедова прикрывал левый фланг. И когда вдруг забарахлил двигатель, машина остановилась на краю какого-то болота. Везде рвались снаряды, и Петр никак не мог определить, где же немцы. А тут еще сплошная пелена ядовитого дыма, из-за которого слезились глаза и ничего не было видно. Лишь изредка налетавший порыв ветра разрывал его в клочья, открывая танкистам панораму боя.
       В одно из таких мгновений Петр увидел справа три фашистских танка, которые на полном ходу шли прямо на него. Медлить было нельзя — намалеванные на их бортах кресты приближались стремительно, и молодой командир, развернув башню в сторону врага, первым открыл огонь. Уже через мгновение одну из вражеских машин охватили клубы густого дыма.
       В этот момент двигатель в очередной раз чихнул и все же завелся. Услышав его уверенный рев, водитель дал газу. А вокруг уже заклокотала земля — два других фашиста начали выплевывать из своих орудий смертоносные заряды. Экипажу оставалось уповать на мастерство и везение водителя, который маневрировал среди кустарников. Похоже, развязка была уже близка, как вдруг прямо перед машиной выскочила молодая девушка и стала размахивать руками.
       — Не раздави, — заорал в ухо водителю командир танка. — Притормози!
       А сам в этот момент, лихо выскочив из верхнего люка, наклонился и подхватил за талию хрупкое создание. Еще через мгновение они скрылись за надежной броней.
       — Мальчики, милые! — прокричала она, стараясь пересилить шум двигателя. — Вправо надо, вправо. Там можно проехать, я знаю. Вон на ту березу держите и не сворачивайте, а то утонем.
       Водителю не нужно было объяснять дважды, и он, резко развернув машину, бросил ее в сторону березы. У всех появилась надежда на спасение, и каждый был благодарен этой девушке, как самому Господу Богу. Т-34 легко мчался по какой-то невидимой линии, и нагонявшие его тяжелые немецкие машины, ничего не подозревая, продолжали свой стремительный бег. Но вот одна из них сбавила скорость и грузно ушла под мутную воду, оставив на поверхности лишь пузыри воздуха. Командир второй быстро разобрался в ситуации и направил свой танк прямо по следам «тридцатьчетверки». Но русская земля, видимо, не захотела держать на себе вражескую машину, и она провалилась там, где перед эти промчался экипаж Нефедова. Появляющиеся на поверхности немцы пытались выбраться из трясины, но неумолимый пулемет «тридцатьчетверки» уничтожал ненавистного врага.
       За победу в схватке с тремя вражескими машинами танкистов наградили орденами Красной Звезды. Впереди их еще ждали бои и награды за Ленинград, Прибалтику, Германию, Маньчжурию и Курилы. Но самой дорогой из двадцати восьми наград для Петра Денисовича остался этот орден Красной Звезды.
       Судьба больше ни разу не свела его со своей спасительницей. После войны Нефедов вернулся на железную дорогу и четверть века проработал машинистом. Немало он поездил по России, но в шкатулке с наградами так и осталось лежать неотправленное письмо красивой девушке Марине, а в ней теплые и нежные слова благодарности.
       Может быть, жива еще Марина, которую всю свою жизнь разыскивал Петр Денисович? Будем ждать и надеяться.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera