Сюжеты

И СКАЗАЛ МАРШАЛ МАРШАЛУ: «ГРЕХИ ОТМАЛИВАЙ В ЦЕРКВИ»

Этот материал вышел в № 31 от 04 Мая 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Май 1955 года. Три великих полководца Великой Отечественной — маршал И. Конев (тогда Главком объединенными вооруженными силами стран Варшавского Договора), маршал К. Рокоссовский (на тот момент министр национальной обороны Польши) и маршал...


       
       Май 1955 года. Три великих полководца Великой Отечественной — маршал И. Конев (тогда Главком объединенными вооруженными силами стран Варшавского Договора), маршал К. Рокоссовский (на тот момент министр национальной обороны Польши) и маршал Г. Жуков (в ту пору министр обороны СССР). Они еще вместе. Они еще друзья.
       Май 1970 года. Маршал Конев пишет покаянное письмо маршалу Жукову. Простит ли его бывший товарищ?

       

   
       Между этими датами водоразделом стоит октябрь 1957-го. Внеочередной пленум ЦК КПСС, который и был поспешно созван специально «под Жукова», проходил по разработанному Хрущевым сценарию.
       Один за другим поднимались на трибуну маршалы Конев, Рокоссовский, Еременко, Бирюзов, Захаров, Чуйков, Соколовский, Тимошенко — и в один голос обвиняли своего боевого товарища в бонапартизме, стремлении к неограниченной власти, желании подмять под себя руководство партии. Вчерашние подчиненные дружно топтали министра обороны, а ведь многие из них были обязаны Маршалу Победы не только своей блестящей карьерой, но и жизнью.
       Именно по настоянию Жукова в 1940 году из ГУЛАГа был выпущен Рокоссовский. Спустя 17 лет «крестник» обвинил Жукова в предательстве интересов партии и призвал снять с поста министра обороны.
       В октябре 1941 года Жуков защитил от сталинской расправы Конева, командовавшего Западным фронтом. Конев не повторил судьбу своего предшественника, генерала армии Дмитрия Павлова (расстрелянного по приказу вождя) лишь потому, что Жуков встал за него стеной. Через 16 лет за подписью Маршала Конева в «Правде» появилась разгромная статья, которая, как тогда казалось, навсегда перечеркнула славную полководческую карьеру маршала Победы.
       После этого пути-дороги бывших фронтовых друзей разошлись навсегда.
       В канун 25-летия Победы Конев пригласил автора этих строк (на снимке рядом с маршалом) для рассылки и доставки поздравлений. В этот день он дозвонился до Жукова. Однако разговора не получилось. Раздосадованный Конев тяжело опустился в кресло и, как бы оправдываясь, заговорил сбивчиво и нервно:
       — Я, конечно, виноват: был его первым замом и не поставил в известность о грядущем заговоре. Но что я мог поделать?
       Признаюсь, впервые спасовал.
       Перед Гитлером устоял. А тут вот перед этим х... сломался и теперь казню себя.
       — А про Жукова в «Правду» я не писал, — продолжал Конев. — Из ЦК позвонили: «Статья о проделках Жукова готова. Остается только подписать ее».
       — Какая там еще статья? — возмутился я. — Хватит того, что творилось на пленуме. Подписывать не буду, и точка!
       Часа через два позвонил сам Хрущев: «Завтра читай свою статью. И без фокусов. Понял?»
       Назавтра, 3 ноября, развернул «Правду» и глазам не поверил. Огромная, на два подвальных разворота, статья. Не статья, а обвинительное заключение. Приговор Жукову. Вот так-то делались дела, вершились судьбы людей...
       Глядя на то, как Иван Степанович подписывал поздравления с Днем Победы, я сказал: «И Георгию Константиновичу написать надо».
       — А что, предложение дельное, — согласился Конев. — Напишу: так и так, дорогой Георгий Константинович, прости меня, грешного, хоть перед смертью...
       Взбодренный советом, Конев стал писать. Не получалось: нервно рвал в клочья исписанный лист бумаги и брался за другой. Писал долго, мучительно долго. Затем вложил послание в фирменный конверт и протянул мне.
       — Доверяю. Строго конфиденциально. Лично в руки адресату. Дождись ответа.
       Георгий Константинович, хмурясь, прочел письмо и, ни слова не говоря, мгновенно начертал резолюцию: «Предательства не прощаю. Прощения проси у Бога. Грехи отмаливай в церкви. Г. Жуков».
       Моего возвращения Конев ждал с нетерпением. Взглянув на короткий, как выстрел, ответ, Иван Степанович вздрогнул и произнес:
       — По-снайперски, прямо в сердце! И поделом... Ну что ж, история рассудит!
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera