Сюжеты

ОТ ЧАДА К ЧУДУ

Этот материал вышел в № 32 от 11 Мая 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Главное в педагогике не разбудить разум, а не усыпить его Сестер Анжелу и Диану Князевых называют не иначе, как «чудо-дети». Их достижения отмечены дипломами Международного клуба рекордсменов «Interstrong», дипломами агентства «Пари» и...


Главное в педагогике не разбудить разум,
а не усыпить его

       

  
       Сестер Анжелу и Диану Князевых называют не иначе, как «чудо-дети». Их достижения отмечены дипломами Международного клуба рекордсменов «Interstrong», дипломами агентства «Пари» и занесены в Книгу рекордов России. В 1997 году в возрасте 11 лет и 11 месяцев (Анжела) и 10 лет и 1 месяца (Диана) они на «отлично» закончили среднюю школу и стали студентками Института международных экономических отношений Финансовой академии при правительстве РФ. Сейчас сестрам 12 и 14 лет, они заканчивают 4-й курс академии и считаются одними из лучших ее студенток. Девочки знают 4 языка, являются авторами 30 публикаций, докладов и научных работ и при этом остаются нормальными современными тинейджерами, которые и музыку слушают, и на на роликах гоняют.
       В последнее время о сестрах Князевых много писали и говорили. Девочкам были посвящены один из выпусков программы «Я сама», сюжет в «Пресс-клубе», серия публикаций в газетах и журналах. Но при всем уважении к фантастическим достижениям девочек мне показалось более интересным поговорить с их родителями Юлией Князевой и Евгением Быковым. Хотя японская пословица гласит, что «из лука розу не вырастишь», но чтобы выросло без таких «садовников»? Евгений и Юля, по сути, заменили своим девочкам школу, создали для дочек уникальную систему «свободного образования». И, что мне кажется особенно важным, вырастили (точнее говоря, растят, ведь дочкам-то только 12 и 14 лет!) не унылых вундеркиндов-зубрилок с видом синечулочных деток-старичков, а нормальных девочек-подростков, чьи интересы не сводятся к перепрыгиванию через образовательные ступеньки.
       Откуда возникла идея столь необычного эксперимента? Как влияют на дочек сверхнагрузки? Какой им видится дальнейшая судьба девочек? Об этом и о многом другом мы говорили с родителями Анжелы и Дианы.

       
       — В вашем собственном детстве были ли какие-то зачатки подобной системы, может быть, в подходах ваших родителей к вашему воспитанию?
       Е. Думаю, нет. Но очень важным было внимание родителей, особенно мамы, ко всем моим детским вопросам и проблемам. Мы очень много разговаривали, обсуждали все: от «почему Вовка — ябеда» до «зачем Хлущев в Амелику поехал на лазговолы». Живое общение с мамой, отцом не может сравниться ни с какой, даже самой навороченной, педагогической методикой.
       — Когда вы сами стали родителями, чем ваш подход к своим детям отличался от традиционного?
       Е. Еще до появления первого ребенка мы точно знали, что жизнь его должна быть интересной, что дети развиваются нормально, лишь когда они счастливы. В противном случае ничего хорошего не получится. Детство — не прелюдия к будущей жизни, а напротив, праздник возможностей, когда можешь все попробовать и еще все успеть.
       — Кто-то из «продвинутых» родителей случайно прочитал Никитиных и начал с того, что облил малыша холодной водой; кто-то купил кубики Зайцева; кто-то почитал Домана и начал писать карточки и учить младенца висеть на пальцах... Что стало толчком для вас?
       Ю. Кое-что в нашем подходе к развитию детей напоминает элементы других методик, но мы это заметили, лишь когда уже сами чего-то достигли. Главное — не слепо следовать методике, а чтобы ребенку нравилось заниматься. Конечно, можно научить рано читать, но ребенок еще не готов к восприятию печатной информации, он постигает мир иначе. Некоторые родители учат ребенка читать в два года и дают ему книжку, чтобы просто облегчить себе жизнь.
       Е. При этом, подключая ребенка к мощному информационному потоку, они перегружают его зрение, психику.
       — Ваши девочки когда научились читать?
       Е. Читать? Около 3 — 4 лет, на пляже. Без специальных кубиков. Веточки, камешки с удовольствием складывали в буковки и слова, не мучая ни себя, ни детей. Когда мы начинали, у нас не было еще готовой системы обучения, и мы как педагоги росли вместе со своими детьми. Но изначально было несколько простых постулатов. Например, если ребенку очень хорошо, то это — плохо. Должно быть немножко неудобно. Приходилось создавать так называемый развивающий дискомфорт.
       — Как вы рискнули нарушить сложившийся стереотип обязательного школьного образования и обойтись без школы?
       Е. Никакого риска! Обязательное школьное образование необходимо каждому человеку. Вопрос в том, является ли необходимой для каждого ребенка 11-летняя процедура получения этого образования? Мы живем в реальном времени — переполненные классы, нехватка квалифицированных преподавателей, приборов. Учитель информатики на уроках труда вышивает с 11-классницами «крестиком», потому что три отечественных компьютера есть, но «не дышат». Учитель физики приносит из дома все, чтобы смастерить и показать на уроке хоть что-то. Реплики учительницы: «Анжела, опусти руку. Я знаю, что ты знаешь! ... Диана! Это возмутительно! Я еще не успела задать вопрос, а ты уже готова отвечать? ... Зачем вы вообще в школу ходите, если все равно дома с мамой занимаетесь?!!» Мы не нашли ответа на последний вопрос, и дети не пошли в школу.
       — Если нормальное состояние любого родителя маленьких детей — это патологическая усталость и желание выспаться, то как вы при вашей умноженной в несколько раз нагрузке справлялись?
       Ю. В разные периоды по-разному. Иногда страдала работа, иногда - домашние дела. Увы, занятия с девочками не исключение, поэтому, уверены, их результаты далеко не предельные.
       — Вам пришлось стать главными учителями для своих детей, учить всему: и на роликах кататься, и задачи по физике решать. Не было ли ощущения, что вам самим не хватает знаний?
       Е. Не хочу показаться нескромным, но мы образованные люди, а когда не хватало знаний, мы их добывали. Мы же умеем читать и думать. Не вспомнив, как решается задание по химии, можно в крайнем случае открыть учебник и разобраться.
       Ю. Непосредственно учить дочек приходилось только на первом этапе. В средней школе они быстро перешли на систему обучения, когда сами изучали по книгам программу по какому-нибудь предмету. Мы же проводили установочные занятия, обзорные лекции, коллоквиумы, тестирование... Фактически студенческие занятия для маленьких детей! Это потребовало новых подходов, методик, и мы их создали.
       Е. Наши девочки не зубрили, а читали и увлекались, пытаясь докопаться до самой сути! То, что мы делаем, я назвал для себя «свободным образованием». Высокий результат достигается, лишь когда ребенок раскрепощен и его творческое «я» имеет все условия для развития. Кстати, высочайшая мотивация к постоянному поиску знаний возникла у девочек не сама по себе. Мы, родители, поддерживали ее всеми возможными способами.
       — Вы сознательно посвятили себя делу воспитания дочерей как главному в жизни или же процесс необычного развития девочек просто шел в русле вашей профессиональной и личной жизни?
       Е. Мы вообще-то совершенно сознательно детей «завели», понимая, что часть своей жизни мы будем посвящать именно им. Не вынуждены посвящать, а решили посвятить!
       Ю. Дети, совместное участие в образовательном проекте — это действительно часть нашей жизни, пусть не главная, но существенная. Хотя наши профессиональные интересы формально весьма далеки от педагогики.
       — Но что-то в процессе образования дочерей вы все-таки доверяли профессионалам?
       Е. Доверяя своих детей «профессионалам», мы всегда стремились проявлять предельную осторожность. Самое дорогое ведь доверяем! Обращались к их помощи лишь тогда, когда это было обосновано их высочайшей квалификацией. Именно профессионалы занимались с нашими девочками классическим танцем, живописью, художественной гимнастикой. Профессионализм преподавателей Финансовой академии, где девочки сейчас учатся, не нуждается в комментариях.
       — Профессионалы стоят дорого. Любой родитель даже из столичной семьи со средним достатком скажет, что ему это не по карману. И будет прав.
       Ю. Качественное образование — это всегда дорого! И не только у нас — везде.
       Е. С другой стороны, вспомним начало 90-х. МММ, «Чара», «Властилина»... Где сейчас их вкладчики и их немалые деньги?! Мы же сознательно инвестировали в образование и развитие собственных детей. Иногда нам было проще самим их чему-то научить, используя эффективные средства и методики, чем долго объяснять «профессионалу», чего мы от него хотим.
       — Но если из 4 языков, на которых говорят ваши дочки, вы знаете только английский, то как вы учили тому, чего не знаете сами? Вы сами, наверное, не слишком разбираетесь в английском для брокеров?
       Е. Это интересная творческая задача — научить ребенка тому, чего не умеешь сам. Но есть методики, качественные пособия, талантливые дети, и задача решается. Поэтому немецкий и французский девочки на первом этапе изучали самостоятельно, сдавали на «отлично», а затем уже интенсивно занимались с педагогами. Хотя языки сами по себе для них не профессия. Их специальность — «Мировая экономика», и девочки не просто обсуждают достопримечательности, а свободно говорят, работают с источниками на иностранных языках, пишут статьи.
       Ю. В знаниях по специальным предметам девочки, конечно, ушли далеко вперед. Важно то, что подготовленные нами и освоенные девочками методики обучения работают до сих пор и «в отсутствие личного участия» родителей.
       Е. Когда девочки повзрослели, им потребовалась помощь другого рода, не только предметная — они лучше меня знают, как поступить с фьючерсными контрактами в той или иной ситуации на финансовом рынке. Девочки все больше сталкиваются с жизнью, с очень жесткими поступками окружающих. Умение найти адекватный ответ, знание жизненных ситуаций, психологическая подготовленность приобретают все больший вес плюс, конечно, методологическая помощь.
       — Вас не пугало, что такие серьезные нагрузки могут сказаться на детской психике?
       Е. Ни мы, ни педагоги, работавшие с девочками, каких-либо отклонений в их психике не наблюдали, а возможное переутомление удается вовремя заметить и предупредить, если есть взаимопонимание между родителями и ребенком. Мы справляемся с этим так же, как и многие, — ежедневные спортивные занятия (гимнастика, волейбол, футбол, плавание, бадминтон, лыжи, ролики, велосипедные прогулки...) дисциплинируют и укрепляют здоровье.
       Ю. Задачи социально-психологической адаптации и социализации, смягчения возможных конфликтных ситуаций в подростковом возрасте решаем не только мы, но разница в возрасте с однокурсниками — 8—10 лет — диктует свою специфику.
       Е. В этом плане у девочек есть прекрасная возможность применять свои знания по психологии, которой они серьезно занимались. Девочки рано вошли во взрослую жизнь. Люди в ней какие? Большие! И пакости друг для друга они организуют какие? ...Правильно! Дети рано почувствовали это на личном опыте.
       — У юных девушек в их возрасте так много желаний. Вот, к примеру, что дочки просили вас подарить на последний день рождения?
       Ю. Курсы по испанскому языку с книгами, кассетами, фильмами. Я пыталась отговорить — зачем вам это надо. У вас и так уже три языка, учеба! Нет, говорят, нам нравится, хотим!
       Е. О чем могут попросить? Очень хорошие пластиковые лыжи, хорошие ролики, возможно, не самые крутые из тех, что можно найти в Москве, но «быстрые» колеса, удобная колодка...
       Ю. ... современные компьютерные словари, чтобы сэкономить время на книжных ...
       — А игрушки из их жизни исчезли давно?
       Ю. Кукол оставили классе в десятом. То есть лет в девять.
       — Как ваши знакомые реагируют на столь необычную жизнь вашей семьи?
       Е. От острого неприятия до самого искреннего и доброго отношения. Наш опыт мало кого оставил равнодушным. Многие что-то взяли для своих детей, просто зашевелились.
       Ю. Даже некоторые педагоги, занимавшиеся с нашими детьми, по-другому взглянули на обучение детей собственных. Чья-то дочь блестяще закончила школу экстерном, другая девочка в 14 лет поступила на философский факультет МГУ, кто-то «перешагнул» через класс и отлично учится дальше...
       — Не легче ли организовать некое объединение таких родителей, чтобы каждому, заподозрившему, что нормы развития для детей нашей школой занижены, не приходилось изобретать велосипед?
       Е. Сначала таким родителям и их детям безусловно было бы легче. Одаренные общаются между собой. Близкими темпами развивается их познавательная активность. А дальше что? Школа для вундеркиндов — это аквариум. Прекрасный повод клянчить «деньги на одаренных». Но школа заканчивается, дальше им плыть в открытое море, а они не умеют. Надо снова создавать аквариум, побольше, и так до бесконечности или с большим трудом адаптировать талантливых детей к нормальной жизни. Иначе, как они будут конкурировать, общаться, управлять теми, кто не похож на них?
       Ю. Наши дети никогда не были замкнуты на «себе подобных». С кем-то играют в волейбол, с кем-то плавают, стараются «не давить интеллектом».
       Е. Пришел кататься на роликах? Докажи, что ты не только Кейнса или Маршалла лучше знаешь, но и на роликах катаешься отлично! Собираются же академик и сантехник вместе порыбачить и чудно проводят время.
       — Какой вам видится дальнейшая судьба девочек? Думаете ли вы о продолжении их образования за рубежом или в России?
       Е. Учиться надо! Тем более что способности и потенциал у них потрясающие! Возможно, будут поступать в аспирантуру по своей специальности, не исключено, что продолжат образование в области права. За рубежом или в России? Это зависит от очень многих обстоятельств, среди которых деньги, притом очень большие деньги, играют существенную роль. Без реальной поддержки заплатить, например, за докторальную программу в известном зарубежном университете очень трудно!
       — Не тревожит ли вас вопрос, как сложится их личная жизнь, не помешает ли столь раннее профессиональное определение обычной юношеской влюбленности, созданию нормальной семьи в будущем? Проще говоря, не боитесь ли, что юноши будут сторониться девочек, стесняясь собственной необразованности на их фоне?
       Е. Тревожит, конечно, как и большинство родителей! Девочки рано поумнели, для кого-то неожиданно, для нас — закономерно. Разумеется, в силу своего интеллекта им легче обнаружить чью-то несостоятельность независимо от пола и возраста. Этого не без оснований побаиваются не только «потенциальные избранники». Но вряд ли девочки что-то потеряют, если их будут сторониться закомплексованные, рефлексирующие юноши, стесняющиеся своей необразованности.
       Ю. Создание нормальной семьи — это серьезное решение и всегда — выбор. Неплохо бы при этом понимать, что и из чего выбираешь! Мы уверены, что в такой ситуации интеллект девочкам только поможет.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera