×
Сюжеты

КРУТОЙ КРЕМПЕЛЬС — ПРАВОСУДИЕ ПО-ФРАЙБУРГСКИ

Этот материал вышел в № 33 от 15 Мая 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Как «одинокий адвокат» вступился за российских немцев Хороший адвокат — это хорошо образованный, хорошо материально обеспеченный делец. В хорошем смысле слова. Так везде. Кроме того, уровень публичной засветки адвоката — это и есть его...


Как «одинокий адвокат» вступился за российских немцев
       
       Хороший адвокат — это хорошо образованный, хорошо материально обеспеченный делец. В хорошем смысле слова. Так везде. Кроме того, уровень публичной засветки адвоката — это и есть его профессиональный уровень.
       Никого же не удивляет, что Михася защищал Погромков, Лисовского — Кучерена, Быкову помогал знаменитый Падва. И сам Резник защищает Кагарловскую-Гурфинкель.
       Но почему до сих пор никто из звезд российской адвокатуры не взялся защищать матерей солдат, погибших еще в первую чеченскую? Видимо, работа с этими безвестными и небогатыми женщинами не входит в сферу интересов наших профессиональных защитников.
       Известно, правда, что великий Плевако и князь Урусов не брезговали заниматься делами «мелкими», в гонорарном смысле бесперспективными и даже убыточными. И говорят, что защита самой идеи правосудия была визитной карточкой русской адвокатуры.
       Сегодня мы наблюдаем нечто иное. Ну почему, скажите, проблемой наших русских немцев не занялся кто-либо из нынешней «великосветской» когорты. Почему какой-то румынский немец Вернер Кремпельс из Фрайбурга борется с властями Германии, помогая нашим недавним соотечественникам?

       
       Одно дело, судиться с соседом, который, забыв закрыть кран в ванной, залил водой твою квартиру, совсем другое — с государством. За такие дела немецкие адвокаты берутся без особой охоты, тем более что страховка не всегда соглашается оплачивать их услуги. Прежде всего по той причине, что судиться с государством, впрочем, как и играть с ним в азартные игры, — дело весьма неблагодарное. Но, как говорится, в семье не без... героев. Проще говоря, не перевелись еще в Германии адвокаты, которых, выражаясь на местный манер, пивом не пои, а дай сразиться с правительством, парламентом или даже самим канцлером. Одного из них зовут Вернер Кремпельс. Живет он в городе Фрайбурге, а специализируется в основном на делах российских немцев, хотя на них особо не заработаешь. И приобрел фантастическую популярность в их среде. Поэтому не исключаю варианта, что если на предстоящих федеральных выборах Вернер Кремпельс вдруг вознамерится выставить свою кандидатуру, то вполне может стать депутатом бундестага.
       Впрочем, это в будущем. Я же расскажу, как адвокат Кремпельс выиграл суд у Федерального административного ведомства, ведающего приемом этнических немцев из постсоветских республик и стран Восточной Европы.
       Чтобы ввести читателей в курс дела, поясню, что в 1993 году в германский закон об изгнанных и беженцах был внесен ряд существенных изменений. Согласно им, в частности, полностью исключалась возможность переселения в демократическую Германию и получения немецкого гражданства тем российским немцам, которые в недостаточной степени были приобщены к немецкой культуре, плохо владели немецким языком или занимали в бывшем СССР «особое политическое и профессиональное положение», достигнутое «исключительно благодаря приверженности к тоталитарному режиму», являлись членами коммунистической партии
       Причем теперь этническому немцу, который вознамерился возвратиться на родину предков, следовало не просто владеть языком Гете и Шиллера, а непременно знать один из диалектов руссланддойче. По крайней мере, для чиновников, оценивающих «немецкость» того или иного соискателя, этот «показатель» является веским основанием для отказа. И никакие объяснения типа: «Я вырос в местности, где не было немцев...», «Родной язык моих родителей был в СССР под запретом...», «Нас подвергали постоянным репрессиям даже за попытку учить немецкий, о чем, кстати, некогда писали все газеты ФРГ...», как правило, особого впечатления на германский чиновный люд не производят.
       Мне, например, известны случаи, когда по причине «истового служения тоталитарному режиму», а также «особого политического и профессионального положения» в праве переезда в ФРГ отказали заведующему колхозной библиотекой из Казахстана, штурману гражданской авиации из Карелии, директору завода железобетонных изделий из Саратова, бригадиру полеводческой бригады из Киргизии... И, конечно, сплошь и рядом от германских ворот поворот получали те российские немцы, которые в прошлом были офицерами советской армии.
       С этим, по его выражению, «вопиющим беззаконием» Вернер Кремпельс стал бороться сразу же после принятия «дискриминационных» поправок к закону об изгнанных и беженцах. Признаюсь, мало кто верил в успех «одинокого адвоката из Фрайбурга», как иногда называют его некоторые мои знакомые. Дело в том, что руководство землячества немцев из России, которое на словах не жалеет собственного живота, дабы «облегчить тяжелую долю братьев и сестер, оставшихся на Востоке», и которое могло бы во всем творимом безобразии с переселенцами сыграть существенную роль, моментально дистанцировалось от Вернера Кремпельса и его «нервирующих» боннское начальство действий. Понять земляческих начальников можно — боятся потерять тепленькие местечки, а также субсидии, которые им выделяются. Ну а Кремпельс не боится. А может, просто руководствуется иными моральными принципами? Короче, он взялся за это «гиблое» дело и неожиданно для многих выиграл его.
       Суть же его заключалась в следующем. Федеральное административное ведомство отказало трем бывшим офицерам советской армии: военному врачу полковнику Иосифу Дитриху, инженеру-подполковнику службы связи Виктору Земрину и инженеру-подполковнику авиации Вилли Кренцу в разрешении на въезд в Германию в качестве поздних переселенцев. Не подвергая сомнению их немецкое происхождение, в вину им было поставлено «особое политическое и профессиональное положение», а также тот факт, что все они являлись членами КПСС. За помощью они обратились к адвокату Кремпельсу, который, в свою очередь, направил соответствующую жалобу в федеральный административный суд.
       В ходе слушания этого дела Вернер Кремпельс буквально разгромил своих оппонентов из федерального административного ведомства, которые долго и нудно объясняли, что в СССР все коммунисты находились на особом, привилегированном положении, а обычный человек добиться там ничего не мог. В частности, защищая Иосифа Дитриха, он заявил: «Да, мой подзащитный — врач в звании полковника, но всю свою жизнь он занимался тем, что спасал людям зрение. Он стал одним из лучших офтальмологов Советского Союза. В этом его заслуга. Своей профессией он овладел в совершенстве не благодаря членству в КПСС или какому-то особому отношению к ней». Одновременно г-н Кремпельс обратил внимание суда на зачастую противоречивые решения властей. Так, то же федеральное административное ведомство, отказавшее его истцам, выдало разрешение на переезд в ФРГ в качестве позднего переселенца одному бывшему заместителю министра Коми АССР, который, по словам Кремпельса, являлся другом бывшего уполномоченного федерального правительства по делам переселенцев Хорста Ваффеншмидта. «Неужели подполковник стоит в иерархии выше заместителя министра, который тоже был коммунистом?» — задал вопрос адвокат.
       Одновременно он обратил внимание суда на тот факт, что проверке подвергаются исключительно немцы, а вот кем, например, являлись их супруги других национальностей, никто даже не интересуется. В результате право на переезд в Германию, а также «Удостоверение изгнанного»(!) получил некий полковник КГБ, который лично надзирал за немцами-переселенцами в местах их «вечной» ссылки. Дело в том, что его жена-немка числилась по документам «домохозяйкой», и поэтому к ней никаких претензий не возникло. Кроме того, он представил суду экспертное заключение Кельнского института восточноевропейского права, согласно которому в Советском Союзе в так называемую номенклатуру входили лишь те из военнослужащих, кто имел звание генерал-майора и выше.
       Выиграв этот процесс, он создал прецедент для последующих судебных разбирательств. По его мнению, на данное решение теперь могут ссылаться и те российские немцы, которые являлись госслужащими или работали в системе управления промышленностью, сельским хозяйством, занимались наукой и которым отказали в переезде в Германию на постоянное место жительства.
       Готовя этот материал к печати, я поинтересовался у Кремпельса, что двигало и двигает им, когда он берется защищать российских немцев. Ведь денег на них особых не заработаешь, да и славы тоже. «Во-первых, — сказал он, — сегодня — это самая незащищенная группа населения ФРГ, которая, к сожалению, не может постоять за себя. И мне их искренне жаль. А во-вторых, поверь — наслаждение, которое я испытываю, когда удается нащелкать по носу бюрократам-чиновникам, действительно ни с чем не сравнимо».
       
       P.S.
       Отказы в приеме российских немцев в Германию вещь весьма актуальная. На всякий случай телефоны адвоката Вернера Кремпельса следующие: 49 761 345 21, 49 761 352 73.

       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera