Сюжеты

ОСВОБОЖДЕННЫЙ ОТ ДОМОВ ГОРОД

Этот материал вышел в № 34 от 18 Мая 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

ОТ ДОМОВ ГОРОД Планируется, что к будущей зиме в чеченской столице отремонтируют жилья не более чем для 20 тысяч человек, а сам город ужмется вдвое против довоенного Накануне долгоиграющих майских праздников, смешанных с так называемой...


ОТ ДОМОВ ГОРОД
Планируется, что к будущей зиме в чеченской столице отремонтируют жилья не более чем для 20 тысяч человек, а сам город ужмется вдвое против довоенного
       
       Накануне долгоиграющих майских праздников, смешанных с так называемой инаугурацией, на столы Владимира Путина и Михаила Касьянова легли документы, с большим трудом подготовленные специальной правительственной комиссией по обследованию Грозного. Речь идет о том, что на основе предложений, под которыми сейчас стоит подпись Альберта Маршева, руководителя спецкомиссии и первого заместителя председателя Госстроя РФ, должно быть наконец подписано постановление кабинета министров о первоочередных мерах по восстановлению чеченской столицы. Дальше тянуть уже просто нельзя: поскольку раз нет постановления — то нет и денег, а значит, Грозный может встретить новую зиму разрушенным
       

  
       Что же конкретно выкладывает комиссия Маршева на вельможный суд? Надо сказать, тоже негусто — это просьба всего лишь о средствах на восстановление жилья для 20 тысяч человек. Члены комиссии пришли к выводу: нецелесообразно восстанавливать город в довоенном объеме (400—420 тысяч), и стоит его уменьшить — с учетом погибших и уехавших жителей — до 200—230 тысяч человек. А в этом году, до 1 января 2001-го, согласно прогнозу, численность еле перевалит за 100 тысяч. Именно от этой генеральной линии и «пляшет» цифра в 20 «восстановленных» тысяч.
       
       — Думаю, для 30 тысяч человек чеченцы сделают квартиры и дома собственными силами. Значит, с «нашими» получается уже 50 тысяч народу. Приплюсуйте сохранившееся жилье еще на 30—40 тысяч (в частном секторе — 12—15% от прежнего, в муниципальном — не больше 8—9%). Таким образом, выходит: к зиме до 90 тысяч разместятся на постоянных местах, — считает Альберт Маршев, человек, о котором в правительстве говорят, что он знает Грозный, как каждый из нас — свою родную улицу, человек, который восстанавливал его и после первой войны.
       
       ДОСЬЕ
       Маршев Альберт Николаевич — первый заместитель председателя Госстроя (Государственный комитет РФ по строительству и жилищно-коммунальному комплексу). 64 года. Закончил Казанский инженерно-строительный институт. Всегда работал только в строительстве: прошел путь от прораба до высшего госчиновника.

       
       Лирика лирикой, а все ж таки власть, как известно, всегда стремится к сужению зоны своей ответственности. Особенно в России. Нельзя сказать, что калькуляция спецкомиссии очень точна и корректна с человеческой точки зрения, во многом она — сугубо политическая. Судите сами: фактически сегодня пошла речь о сознательном занижении планки численности Грозного. И это значит: около 100 тысяч бывших горожан, продолжающих находиться в беженских лагерях на территории Чечни и Ингушетии, разъехавшихся по стране, в случае принятия предложений комиссии будут «списаны» в никуда и новой зимой останутся там, где они сейчас, на бобах. В планах и предложениях о них нет ни слова.
       
       А теперь — о суммах. В какие деньги выльется восстановление Грозного? Конечно, каждому здравомыслящему человеку сегодня ясно, что в сложившейся ситуации перманентно возобновляющихся боевых действий, вылазок и локальных минных войн точно ответить на этот вопрос пока не может никто, а если кто-то пыжится и называет конкретные суммы — не верьте.
       
       Однако правительственные постановления пишутся по иным канонам: проси больше, кидай дальше. «По Маршеву», для первоочередного восстановления Грозного до холодов надо выделить из госбюджета около 100 млн руб. С вложением непременно до 1 ноября 2000 года. Спецкомиссия предлагает под эти деньги следующий план работ: прежде всего должен быть восстановлен водопровод (сейчас вода есть не более чем в четверти города и то самотеком из водозаборов). Второе место по приоритетам — пуск канализации. Третье — ремонт больниц. Четвертое — школ, и обязательно к 1 сентября. И лишь пятым пунктом — жилье.
       
       Смысл такого подхода прагматичен. Действительно, ну что толку браться первым делом за жилые коробки, если в тех квартирах не будет воды, света и канализации? Что людям делать там? Только лишь фиксировать «победу» — вот, вернулся народ к местам постоянного проживания?
       
       Надо сказать, что именно вокруг «жилого» пункта «плана Маршева» — сегодня самые сильные бурления чиновничьих страстей. Он рискует не пройти. Как известно, Путин особо печется об идеологических моментах всего того, что происходит, и часто даже в ущерб делу. И сейчас президентская администрация намерена противодействовать поэтапности восстановления Грозного в том виде, на котором настаивает спецкомиссия. Исключительно ради пускания пыли в глаза Западу: вот, мол, мы грозненцам дома строим первым делом...
       
       — Если жилье частично в городе еще сохранилось, то водопроводная система и канализация разграблены полностью, — продолжает Альберт Маршев. — Именно разграблены! Стоят только каркасы бывших станций и частично подземные сооружения, остальное унесено! При этом бомбовое попадание было только на Старосунженском водозаборе (пострадал трансформатор) и в одну-единственную канализационную насосную станцию № 1. Да и то, там разрушена электрическая часть, упали две плиты — значит, работы недели на две. И месяцы — на ликвидацию последствий варварского мародерства. Увидев все это, я чуть не заплакал. Я не мог представить, что люди сами себя могут так жутко грабить. Все 12 грозненских насосных, все водопроводные насосные второго подъема растащены по клочкам... Уничтожены двигатели, из них изъята вся медь. Разворочены все трансформаторы. Сняты контактные проводы и весь алюминий из высоковольтных проводов. А ведь на водозаборные сооружения идут линии в 6—10 тысяч киловольт — вода же по воздуху не придет, нужно чем-то качать! Во время нашего обследования Чернореченского водозабора мы схватили четверых мародеров — они кувалдами курочили два последних оставшихся там «в живых» двигателя, чтобы своровать медную обмотку. В результате только на восстановление канализации надо от 70 до 100 миллионов рублей — и лишь, чтобы пустить по минимуму. Считаю, это еще счастье и спасение Грозного, что он, пожалуй, один из немногих городов в мире, где водозабор находится выше него самого, на отметке 232 метра (а Грозный — на 80 метрах). И таким образом вода может самотеком поступать в город... Искренне не понимаю, как могут люди уничтожать то, что построили для них отцы, братья, сестры и должно служить лично им! Для меня эта история — в одном ряду с тем, что сделал полевой командир Руслан Гелаев. Как ему могло прийти в голову привести войну прямо в свой родной дом, в свое село Комсомольское, заранее зная, что дом и село будут уничтожены! Значит, ни чести, ни совести — перед земляками, перед своим тейпом.
       
       Есть, конечно, и совсем другая, противоположная по знаку, сторона сегодняшней чеченской и грозненской жизни. Да, одни там продолжают грабить сами себя, но другие из кожи вон лезут, чтобы облегчить быт окружающим. Сейчас уже вернулись в Грозный блестящие специалисты — инженеры-строители. И до принятия каких-либо постановлений в Москве, до выделения денег именно они спасают город. Это Эльмурза Исмаилов, назначенный руководить воссозданным Чеченским управлением строительства, Айди Алисханов, главный инженер водоканала, Абу Сугаипов, Кюри Батаев (газовик), Мансур Баканеев (горэлектросеть). Они болеют за свое дело, работают самоотверженно. Варят трубы, лезут на минные поля, рискуют — только ради того, чтобы в городе скорее были вода, газ, свет.
       Особая, самая болезненная страница в нынешнем восстановлении Грозного — это техника выплаты денежных компенсаций за утраченное жилье и имущество. Ни о технике, ни о выплатах по-прежнему даже нет и речи. Вообще. Планируется, что большинству людей будут давать в руки стройматериалы из госзапасов и они начнут сами восстанавливать свои дома. «План Маршева» поддерживает ту же идеологическую концепцию: целесообразнее компенсировать утраченное «натурой», стройматериалами. Иначе «живые» деньги могут разойтись во все стороны — ведь проблем у пострадавших семей очень много, и в итоге разрушенный дом останется к зиме без крыши и дверей.
       
       Под занавес — о главном. О сроках. Если члены спецкомиссии по обследованию Грозного пытались сделать невозможное и за восемь (!) дней сумели миллиметр за миллиметром исследовать все руины, понимая, что от их темпа зависит скорость начала финансирования восстановительных работ, то совсем иная картина в столичных властных коридорах, которые-то и должны извергнуть из себя окончательное «да».
       
       — Меня многие спрашивают, — говорит Альберт Маршев, — можно ли за год-два восстановить Грозный? Я отвечаю: можно. И за двадцать — тоже. И сейчас в Грозном все, что надо, крутится: пытаются восстанавливать школы, больницы потихоньку открываются. Но вопрос в том, что обороты должны быть быстрее. Трагедия-то сохраняется. Четыре месяца пролетят в мгновение, надо торопиться с принятием решения.
       
       Увы. Самый сильный закон на Руси — по-прежнему закон подлости. До восстановления ли нам Грозного, до подписания постановлений, если инаугурация, а также нужда назначать новое правительство? Нет, конечно. Пока праздновали, чокались и тряслись за свои кресла, важнейшие бумаги лежали в вельможных папках без всякого движения. Образовалась пауза, в которую, как на грех, попало то, что ни в какую паузу попадать не должно, — ведь тысячи обездоленных и бесприютных людей замерли в ожидании и смотрят в сторону Москвы. А в Москве? В который раз страдает дело — всего лишь от нашего стремления обязательно успеть на все фуршеты.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera