Сюжеты

ШЕЙЛОК С КОМПЬЮТЕРОМ

Этот материал вышел в № 35 от 22 Мая 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

В «Et cetera» поставлен Робертом Стуруа шекспировский «Шейлок». В главной роли Александр Калягин. Музыка Гии Канчели. Сценография и костюмы Георгия Алекси-Месхишвили «Все нации смотрят сверху вниз на все остальные нации. Все нации...


В «Et cetera» поставлен Робертом Стуруа шекспировский «Шейлок». В главной роли Александр Калягин. Музыка Гии Канчели. Сценография и костюмы Георгия Алекси-Месхишвили

       «Все нации смотрят сверху вниз
       на все остальные нации.
       Все нации недолюбливают друг друга...
       Весь мир ненавидит евреев и терпит их,
       только когда они богаты».
       Марк Твен «Письма с земли»

       Занавес открывается — и зал чуть не падает с кресел: перед нами интерьер типичного московского офиса. Представьте: белоснежные, из крупных блестящих плит, стены и пол. Пустое пространство. Слева чуть углом повернут П-образный белый характерный открытый офисный шкаф. На авансцене прямоугольное гладкое возвышение: помост, Голгофа или просто сценический центр. Здесь, на этом низком, широком помосте, проходят все ключевые сцены, словно поданные крупным планом кинематографа. Пара включенных компьютеров на белом столе, стоящем в нише П-образного шкафа. На разных уровнях шкафа несколько одинаковых «видаков».
       За полкой же мы видим вишневые деревья в ночной подсветке.
       На протяжении заданного Шекспиром временного отрезка в три месяца — за окном ни разу не начался день.
       Рядом с этой бесконечно длящейся ночью особенно ослепительным кажется сценический кабинет. В его стерильном пространстве можно не только денежные операции проводить, но и использовать его в качестве операционной для вскрытия общественного нарыва.
       Единственная дань Ренессансу в сценографии Г. Алекси-Месхишвили — это серый строгий рисунок на кафельной плитке стены, изображающий тяжелые балдахины, колонны, арки.
       А в руках у героев мелькнет то пистолет, то телевизионный пульт, то черный огромный складной зонтик, то... велосипед и даже мотоциклетные шлемы. Нужно ли еще добавлять, что одеты наши герои тоже сверхсовременно?
       Вот сюжет шекспировской пьесы: для молодого друга Лоренцо венецианский купец Антонио одалживает у Шейлока деньги. Не под проценты, а под странное и страшное обязательство (и вексель этот заверяется у нотариуса): коль скоро Антонио не сможет выплатить долг, Шейлок будет вправе вырезать фунт его плоти. Впрочем, к сделке оба относятся как к некоей шутке. И тот и другой не хотят и не верят в возможность столь страшного разрешения спора.
       ...Мы видим перед собой современных, весьма учтивых людей, а то, что они — современные предприниматели, дано за скобками этого необычного действа. Все разговоры предельно корректны, только странен всплеск эмоций в тучном московском, не имеющем ни капли еврейства, Калягине, когда тот на приглашение отобедать отчеканивает, что будет вести деловые контакты, будет, будет партнером в делах, но за одним столом обедать не станет... И неуловимо-презрительно кривит губы венецианец (А. Филиппенко) в разговоре с жидом.
       Эта нелюбовь и внутренняя брезгливость спрятаны от нас пока что за маской вежливости. Никто из деловых людей плохо о Шейлоке не говорит (так как зависит от него материально). Об отношении к еврею на первых порах мы узнаем от самого Шейлока, с обидой вспоминающего все минувшие оскорбления своего должника.
       Тонут в каких-то морях корабли с богатством Антонио (и он оказывается банкротом). От Шейлока сбегает с возлюбленным дочь и принимает крещение... Они покидают место свадьбы на бесшумном велосипеде, надев противоударные разноцветные шлемы, но перед тем Джессика сорвет с шеи свое украшение и пастор наденет ей крест. От его восклицания: «Она теперь не жидовка», — невольно пробегает озноб. (А несколько раньше мы видим Джессику с туго заплетенными косичками, в школьном платье и с рюкзачком за спиной. Она выходит на сцену девочкой, обсасывая палочку «Чупа-чупс»).
       Сам же Шейлок, пережив страшное потрясение, бродит по улицам, преследуемый издевательствами и смехом.
       ...Когда, еще недавно столь респектабельный, Шейлок появляется вновь на сцене, вид его жалок: испачканное лицо, пыльная, разорванная клочками одежда, сломанный, как подбитое крыло, зонт с торчащими оголенными спицами...
       Странно, но текст Шекспира, воссозданный в холодном современном интерьере, не разбивается о кафельный пол.
       В «Шейлоке» Роберта Стуруа нет границы между текстом и местом обитания персонажей. Очаровательны Джессика и влюбленный в нее Лоренцо (М. Скосырева и А. Жоголь), узнаваем интеллигентик-студент Бассанио (А. Завьялов), театральны и смешны «женихи» Порции и придворные... Спектакль не «разыгран» в современных костюмах, а прожит в них.
       Все намертво сцементировано музыкой Гии Канчели, иногда протяжной, порою пульсирующей в ритме еврейского танца. Кажется, после спектакля Стуруа представить «Шейлока» в других декорациях почти невозможно. Ведь каждый из нас пришел в зал из своей Москвы. Мы со своим современнейшим интерьером оказываемся сами чуть ли не в Средневековье. Ведь в душах наших (попробуйте не согласиться со Стуруа!) сохранено почти такое же почтительно-брезгливое отношение к инородцам.
       За это презрение готовит Шейлок ужасную казнь. Которую можно предотвратить, если бы пришло Антонио в голову принести извинения за оскорбления. Ведь единственное, чего хочет и не в силах добиться Шейлок, чтоб хотя бы раз окружающие узнали в нем наконец человека.
       Успокоим будущих зрителей: в последний момент месть Шейлоку не удается. ...На протяжении всего спектакля из правых кулис высовываются, иногда отступая, порой угрожающе продвигаясь вперед, слепленные из папье-маше натуральных размеров буйволица, корова, свинья и ягненок... Когда в конце действия в полумраке перед нами совершается то, что оставалось до этой минуты за сценой: разнузданная толпа — в который раз! — линчует еврея, — стадо выступает вперед, смешивается с людьми...
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera