Сюжеты

ВЧЕРАШНЯЯ ВОЙНА

Этот материал вышел в № 36 от 25 Мая 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Почему министр печати продолжает ее вести Партизан «Отечественной» Министр печати Михаил Лесин конкретно удивляется, когда кто-то заговаривает о политической подоплеке затеянного министерством конкурса на право вещания на третьем метровом...


Почему министр печати продолжает ее вести
       

  
       Партизан «Отечественной»
       Министр печати Михаил Лесин конкретно удивляется, когда кто-то заговаривает о политической подоплеке затеянного министерством конкурса на право вещания на третьем метровом канале. Но поскольку речь идет о вещах, для всех очевидных, охотников вести с Лесиным подробную разъяснительную работу, естественно, не находится. К тому же всем ясно и другое: Лесину придется доигрывать эту игру. Игру в законность. Игру, которая уже не интересна никому, кроме втянутых в нее игроков.
       Вспомним. В великой войне кремлевского предвыборного корпуса с «Отечеством» и Лужковым были задействованы все сколько-нибудь пригодные силы. Не осталось в стороне от общего дела и «министерство правды» Михаила Лесина, которое в течение месяца слепило два предупреждения враждебному московскому каналу. И если первое из них, вынесенное 14 декабря прошлого года, было слегка прикрыто фиговым листком закона — канал предупредили за якобы незаконную рекламу «Отечества», то при вынесении второго не понадобился и фиговый листок: в январе 2000 года (!) ТВЦ наказали за неуведомление Минпечати об изменении юридического адреса канала в 1998 году (!). Можно было бы посмеяться над этим историческим решением Минпечати, если бы эти два предупреждения не стали затем основанием для отказа каналу в продлении лицензии и назначения на 24 мая конкурса на право обладания третьей кнопкой.
       Но вот война предвыборного штаба Кремля с Москвой позади, послевоенные встречи Лужкова с Путиным и некоторыми представителями администрации президента показали, что ситуация в стране мало-помалу устаканивается, отношения сторон налаживаются и уже можно было бы демобилизовать участников отгремевших боев. Это, кстати, позволило бы направить какой-никакой интеллектуальный потенциал Минпечати в созидательное русло — проблемам СМИ, как известно, несть числа.
       Желая оказать гуманитарную помощь Минпечати, Лужков как-то заявил: «Мы хотим решить этот вопрос (отмены конкурса — Ю.А.) путем переговоров, а не по суду». Логика предложения проста: предупреждения ТВЦ и назначение конкурса на право вещания на третьем метровом канале были вызваны предвыборной борьбой; выборы позади, прежние разборки неактуальны, хватит тратить порох на вчерашнюю войну.
       Ответ Лесина был образцом публицистики: «Отмена или не отмена конкурса зависит от закона, а не от каких-то частных распоряжений... сегодня система устных договоренностей не работает».
       Может быть, г-н Лесин играет роль партизана, до которого не дошли решения Потсдамской конференции? Дело в другом. Лесин, как уже было сказано, вынужден доигрывать партию. Потому что решение проблемы мирным путем моментально обнажает всю фальшь вынесенных ТВЦ предупреждений, их и без того очевидную политическую подоплеку, заказной характер. И тогда будущее г-на Лесина в кресле министра печати становится весьма сомнительным.
       Есть, впрочем, еще один мотив, заставляющий Лесина не жалеть живота своего в борьбе с ТВЦ. Мотив этот, по расхожему мнению аналитиков, шкурный, и он, после того как стихли политические бои, вышел на первый план. Сейчас опекаемое министром «Видео Интернэшонал» контролирует до 70 процентов рекламы на телерынке. ТВЦ не входит в сферу влияния и контроля лесинских рекламщиков и потому является довольно сильным раздражителем для министра. Понимая, что экономически одолеть независимый канал не удастся, Лесин задействовал рычаги госвласти. Цель — передача канала в руки людей, лояльных к министру и контролируемым им структурам. Все это, разумеется, делается под прикрытием заявлений о приверженности закону. Однако посмотрим, как удается Лесину роль министра-законника?
       
       Жертва демократии
       Лужков поднял брошенную Лесиным перчатку. 4 и 11 мая Арбитражный суд Москвы признал оба предупреждения Минпечати недействительными. Казалось бы, законопослушный министр должен отменить решение о проведении конкурса. Но Лесин только поморщился: «Несомненно, решение суда нас огорчило, но оно не является принципиальным для проведения конкурса, он состоится при любой погоде». Итак, решение суда законопослушного министра лишь огорчило, возможно, он в тот вечер даже не ужинал.
       Михаил Юрьевич в отношении закона очень избирателен. Первое предупреждение ТВЦ Минпечати вынесло, как известно, по представлению Центризбиркома в связи с комментарием телеведущего Дмитрия Киселева в аналитической программе 10 ноября. А 26 марта, в день выборов президента России, Центризбирком еще раз протестировал Лесина на предмет приверженности закону. ЦИК предложил Минпечати вынести предупреждение РТР за нарушение законодательства о выборах (госканал, как известно, преждевременно огласил результаты опросов избирателей). Что тут началось! Михаил Юрьевич тогда произнес фразу, над которой потом долго рыдали авторы закона о СМИ: «Пусть лучше меня накажут как министра, чем Минпечати войдет в историю как душитель слова». Все-таки какие жертвенные личности у нас во власти иногда попадаются!
       В тот день Остапа несло. Он рекомендовал руководителям территориальных органов Минпечати «не злоупотреблять предупреждениями в отношении СМИ», поскольку, если подходить к выполнению закона о выборах строго, то «мы должны закрыть все каналы»... Как тут не вспомнить о предупреждении ТВЦ только за неуведомление (суд, впрочем, опроверг это утверждение) об изменении своего адреса! Завершил министр-законник тот вечер чисто фрейдистской фразой: «Не надо быть похожими на гаишника, который стоит с палкой и штрафует. От того, что я плачу штрафы, я не езжу с меньшей скоростью». Мы так и знали: плевал он на правила дорожного движения!
       Еще один штрих. 20 мая, за четыре дня до конкурса, закончился срок действия лицензии ТВЦ на вещание. Каналу пришлось подавать заявление о выдаче временного разрешения на вещание. В свое время министр недвусмысленно угрожал: если ТВЦ будет требовать через суд отменить конкурс, ссылаясь на принуждение к участию в конкурсе, то Минпечати еще подумает, выдавать ли каналу временное разрешение на продолжение вещания. В этой угрозе Михаил Юрьевич раскрывается как личность многогранная, я бы сказал, противоречивая и внезапная. Сначала он, как мы помним, попенял Лужкову и назидательно разъяснил, что «отмена или не отмена конкурса» зависят исключительно от закона, а не от частных договоренностей. Теперь, когда ТВЦ выиграл у Минпечати два судебных иска и подал третий, Михаил Юрьевич обещает перекрыть каналу клапан, ежели тот и впредь будет терзать министра судебными заседаниями. И все же, несмотря на громогласные заявления, Лесин не рискнул отключить третью кнопку. Испугался ли он протестных митингов? Вряд ли. Скорее всего, Кремль тормознул распоясавшегося министра.
       
       Пустите Лесина в подъезд
       Впрочем, ТВЦ может и дальше выигрывать свои процессы. Хотя это для Лесина крайне огорчительно, он, по собственному признанию, плюет на ПДД и прочие чужие законы. Он уважает исключительно собственные сочинения. Предупреждения, на основании которых ТВЦ было отказано в продлении лицензии, признаны судом незаконными? Плевать, мы придумаем причины более убойные. Ну, скажем, ТВЦ не выполняет лицензионных требований и условий, то есть передачи канала не соответствуют его концепции. Что это такое, и кто это доказал? Вопросы риторические. Так решил Лесин. А Лесин — авторитет известный, даже если не всегда рассуждает чисто конкретно. К всеобщему удивлению, Михаил Юрьевич вдруг заговорил от имени и по поручению миллионов московских и подмосковных телезрителей, которым, как представляется министру, осточертели дела политические, федеральные (тут г-н Лесин совсем себя не щадит). «Зрители, — информирует министр журналистов, — хотят знать, что происходит на их улице, как обстоят дела со здравоохранением, с транспортом, что показывают в театрах и кино... Как министр, я не могу говорить, что мне нравится, а что — нет. Но на взгляд зрителя, ТВЦ не кажется мне московским каналом... Такое ощущение, что в городе становится все лучше и лучше, при этом, правда, в подъезды войти невозможно, и по улицам, и тем более дворам, проехать нельзя».
       Да простит мне читатель столь подробное цитирование, но высказывания министра того стоят. Поскольку никакой суд подобные перлы рассматривать не будет, есть смысл обсудить их в скромном читательском кругу. Когда министр рассуждает: если обратитесь в суд — перекрою кислород, все предельно ясно. Здесь же г-н Лесин чрезвычайно туманен, лучше бы он не брался рассказывать о нуждах народа. Ну в самом деле, когда люди хотят знать, «что происходит на их улице», они в 9 случаях из 10 выглядывают в окно, а особо нетерпеливые даже выходят на улицу посмотреть. Хотя бы потому, что ни один корреспондент не сможет оказаться на их улице быстрее, чем они сами.
       С подъездами несколько сложнее. Поскольку отношения г-на Лесина с ТВЦ давно и прочно перешли в судебную плоскость, Михаилу Юрьевичу надо быть поконкретнее. Он утверждает: «В подъезды войти невозможно». Из этих слов трудно понять, в какие подъезды, с кем и с какой целью пытался проникнуть министр. Дело в том, что по настоянию властей столицы в большинстве домов в подъездах установлены кодовые замки. Это чтобы всякие проходимцы не устраивали в подъездах оргии и не предавались не санкционированному жильцами разврату. Поэтому тот факт, что Лесин не смог попасть в какие-то подъезды, как раз говорит о хорошей работе московских властей.
       Весь этот разговор к тому, что министру Лесину, как бы это помягче сформулировать, не следовало бы вторгаться в сложные для него вопросы концепции телевещания. В подъезды он попадает трудно, а пальцем в небо — легко.
       
       Перед схваткой
       Попытка изобразить дело так, что конкурс проводится исключительно в интересах телезрителя-москвича, — очередной фиговый листок Минпечати. Цель у г-на Лесина одна — сохранить лицо, что равнозначно сохранению кресла. А помочь ему в этом должна конкурсная комиссия, сформированная самим же Министерством печати. На объективность экспертизы этой ведомственной команды рассчитывать, естественно, не приходится. Особенно после того, как ее сплоченные ряды покинул один из немногих действительно независимых экспертов в области СМИ декан факультета журналистики МГУ Ясен Засурский.
       Еще в ноябре прошлого года Национальная ассоциация телерадиовещателей (НАТ) обратилась к президенту и правительству с открытым письмом, в котором настаивала на том, что единственным основанием для отказа в продлении лицензии должно быть наличие судебного решения о невыполнении телекомпанией заявленной программной концепции. Письмо, как нетрудно догадаться, не было удостоено внимания гаранта. Не проявляет интереса к войне министерства с ТВЦ и новый президент. Хотя есть подозрение, что Путин не просто молчит, а проводит с членами правительства своеобразный эксперимент на выживание.
       Итак, конкурс на право вещания на третьем метровом канале назначен на 24 мая. Состоится он, как клятвенно обещал министр, «при любой погоде». Между тем Арбитражный суд Москвы, приняв к рассмотрению очередной иск ТВЦ, запретил Минпечати проводить конкурс до середины июня. Чем ответит «всепогодный министр»? Похоже, Михаил Юрьевич настроен весьма оптимистично относительно исхода конкурса, и у него есть на это все основания: до сих пор пренебрежение законом ему сходило с рук. Впрочем, настроен по-боевому и его главный оппонент Юрий Михайлович, который после очередной победы над Минпечати в Арбитражном суде заявил: «Если господин Лесин хочет выставить на конкурс третью кнопку, он продолжает действовать незаконно, но в государстве должны найтись силы, которые остановят зарвавшегося министра». Температура заявления не оставляет сомнений в том, что битва предстоит нешуточная.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera