Сюжеты

КАК ВЫЛЕЧИТЬ АПТЕКИ

Этот материал вышел в № 36 от 25 Мая 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Испанский рецепт от вздутия цен на лекарства Радио сообщило, что алькальд какой-то испанской провинции внес достойное дополнение в наше родимое понятие «гласность». Оно воистину замечательное! Ничто не мешает и нашим отечественным...


Испанский рецепт от вздутия цен на лекарства
       
       Радио сообщило, что алькальд какой-то испанской провинции внес достойное дополнение в наше родимое понятие «гласность». Оно воистину замечательное! Ничто не мешает и нашим отечественным алькальдам, то есть мэрам, внедрить новшество и в российскую жизнь, потому что оно подходит нам еще больше, чем испанцам.
       Для внедрения этой идеи не потребуется капиталовложений. Не надо ни цемента, ни гвоздей, ни даже непьющих слесарей. Правда, кое от кого потребуется дополнительная честность, потому что здесь у нас по-прежнему большой дефицит.
       Вот что сделал алькальд, не истратив ни единой песеты: приказал владельцам магазинов указывать кроме цены товара, который он продает, еще и сумму, за которую торговец купил его сам. Это яснее всяких слов показало, по-божески ли торгуют в этом магазине...
       Испанская гласность в первую очередь подходит для наших аптек. Внимательный человек обратил внимание на то, что в последнее время они несказанно похорошели. Не магазины, где торгуют лекарствами, а настоящие дворцы. Видно, что их хозяева стали гораздо богаче прежнего. И сделал верный вывод, что этим своим вызывающим великолепием они обязаны больным людям, особенно безнадежным: лекарства невероятно подорожали!
       Такого разнобоя цен нет ни в каком другом магазине. Йогурт и колбаса, которые продаются в «Русской березке» и в заштатных стекляшках на окраине, отличаются не только ценой, но и качеством, а совершенно одинаковые упаковки таблеток, например норваска, выпущенные одной фирмой «Pfizer», единого веса (10 мг) и количества (30), в однообразной упаковке, стоят везде по-разному: в аптеке «Эфа» — 605 рублей, а в аптеке имени знаменитой римской богини Венеры на целую четверть дороже — 820. Но в огромной, как маленький стадион, аптеке с хмурыми охранниками у входа на Профсоюзной — 955 рублей 75 копеек, Рекорд поставила «Фиалка»: 1107 рублей и 48 копеек.
       Вообще умиляют не только нежность новых названий старых аптек — с тех пор, как они стали дорогими, но и высокая культурная эрудиция их владельцев. Однако еще больше смущает восхитительная, однако обманная точность — гигантские суммы рублей плюс... легкие копеечки.
       Все лекарства (одних и тех же фирм, одного состава и количества, в одних и тех же упаковках) в московских аптеках почему-то продаются по разной цене. Французский арифон, выпущенный фирмой «Servier» (1,5 мг, 30 таблеток), — в аптечном пункте Академии медицинских наук на Воронцовом поле — по самой низкой: 184 рубля 18 копеек. Это вообще самая милосердная аптека. А в аптеке № 306 в Нагатино на сто тридцать рублей дороже — 315 рублей.
       Во всех аптеках тот же голландский ренитек (5 мг, 14 таблеток) продается повсюду по индивидуальной цене. Самый дешевый в аптеке № 155 «На Хохловке» — за 66 рублей 26 копеек, самый дорогой — в аптеке № 251 «Симферопольская» на треть дороже: за 92 рубля 82 копейки. Польские таблетки тазепама (10 мг, 50 штук) в аптеке на Красногвардейской продаются по 35 рублей за упаковку, а на другом конце города, возле Ботанического сада, в аптеке «Феба» почти вдвое дороже — за 58 рублей. Такая же разница в цене одного и того же такого популярного в России германского валокордина (флакон с 20 мл лекарства). В упоминавшейся аптеке на Воронцовом поле его продают за 22 рубля 64 копейки, во всех других гораздо дороже, но самая высокая цена — в заведении с самым торжественным названием «Фармфорум», что в Коломенском, — 47 рублей...
       Услышав весть об испанской гласности, автор заинтересовался: а откуда берут свои заоблачные цены наши так похорошевшие аптеки, ставшие дворцами лекарств? Каковы закупочные цены их спасительного товара? Но то, что в какой-то провинции Испании стало хорошо известным, у нас составляет, наоборот, глубокую тайну. Ее соблюдает даже московский представитель самой ближней к Испании страны — французская фирма «Servier», выпускающая упоминавшиеся арифон и ренитек. Нежный голос назвавшейся ассистентом сотрудницы, говорившей по-русски без всякого акцента, приказал оставаться дома: фирма не примет корреспондента. Почему? Потому что ничего не скажет — закупочная цена представляет собой коммерческий секрет...
       Еще строже разговаривала по телефону директор аптеки «Вита+», что на улице Новаторов, — там почему-то повысили цену на французский арифон сразу на тридцать рублей (вот что, оказывается, означает знак «+» в названии — прибавление!). Может быть, изменились оптовые цены? Нельзя ли посмотреть на прайс-лист, который раздавали недавно в Манеже на грандиозной выставке «Аптека-99»? Грозный директор прежде всего заявил, что у него тысяча дистрибьюторов и вообще просил не беспокоить: тоже порекомендовал мне оставаться дома, если не сумею предъявить какое-то «предписание» — корреспондентского удостоверения в аптеке недостаточно для того, чтобы получить ответ на этот нескромный вопрос.
       Не буду скрывать, именно после этого родилось подозрение: тут, наверное, что-то не так... В самом деле, почему бы честным провизорам и не показать такую бумагу с цифрами, если известно, что аптекам разрешено самовольно прибавлять к оптовой цене еще 25 процентов?
       В совсем новой фирме с прекрасным названием, призывающим людей к спокойствию, — «36 и 6» милая, молодая администратор-фармацевт своим дивным почерком написала в мой блокнот цены, которые установлены во всех двадцати аптеках ее компании. Она с улыбкой уверяла меня, что нечего беспокоиться: их постоянно проверяют. Все кому не лень! Ни одного процента выше дозволенных 25 процентов честная фирма самовольно не добавляет! Но прайс-лист отчего-то не дала: понимаете, нет под рукой! А компьютер занят, там в Интернете имеется все, но нет времени его развернуть...
       Это и побудило меня самому покопаться в Интернете, чтобы найти в служебной паутине то, что прячется от простых людей. Первое, что мне стало ясно: в фирме «36 и 6», самим названием выражающей норму, цены на лекарства явно повышенные, как температура у гриппозного больного. В самом деле, девичьей рукой в моем блокноте написано, что во всех 20 аптеках фирмы «36 и 6» норваск (10 мг) стоит 1057 рублей 34 копейки. Но это отнюдь не самая естественная цена! Как уже известно, в «Эфе» она гораздо нормальнее — помните? — 605 рублей, и даже в «Венере» с ее двусмысленным названием, пригодным отнюдь не для всех больных, — 820 рублей.
       В «36 и 6», как и в других аптеках, явно превышены допустимые 25 процентов. В Интернете удалось, например, узнать и секретную оптовую цену: фирма «Pvizer» давеча продавала всем аптекам свой препарат по цене $ 19.50, а посредники (простите, нынче говорят — дистрибьюторы) — за простые наши деньги: «Кельвинтон» — по 484,7 рубля, «Аптека-холдинг» — по 599 рублей... Даже школьник-двоечник не скажет, что это с прибавляемыми 25 процентами составит 1057 рублей. И еще 34 копейки.
       Интернет открыл и тот секрет, который почему-то была намерена скрывать совершенно капиталистическая фирма «Servier», — ей ли не знать, что при рыночных отношениях оптовые цены не прячут. Именно в интересах конкуренции рассказывают всем и на каждом шагу. Находясь у нас, не заразилась ли она «плановой экономикой»?
       Компьютер, которому аптеки и фармацевтические фирмы доверяют все, не рассчитан на то, что каждый занемогший человек станет перед выходом на улицу за лекарством справляться в мониторе компьютера, что почем: где лекарства дешевле, куда не стоит заходить. Аптеки и фирмы выдают свои цены и другие цифры для узкого круга, для своих коммерческих потребностей. Это подтверждает и «Статистика допуска к WWW серверу», которая была опубликована в середине мая: в многомиллионной Москве за день обратились к Интернету всего 530 человек, за неделю — 14 254. А заболели, продолжали болеть неизмеримо больше. Да и горожан, у которых есть дома компьютер, вообще мало, а дозвониться по телефону до вечно занятой справочной у больного нет здоровья.
       Этим и пользуются «милосердные» аптеки (кстати, московская аптека с самонадеянным названием «Милосердие» — отнюдь не самое дешевое заведение в столице) и спекулируют на том, что в последнее время больше лечатся, потому что из-за границы пришло много хороших (и сомнительных) лекарств, непрерывно разносятся волны рекламы по телевидению. Она, соблазняя самых нестойких, врывается в дома и даже на улицу, влезает в вагоны метро. Чего стоит одна из них, которая смущает пассажиров, — выразительно показывает, что надо немедленно принять, когда у человека... жидкий «стул»!
       Интернет невольно разоблачает многие аптеки, которые неуклонно повышают свои розничные цены. Оптовые же последние несколько месяцев вообще не растут. Об этом свидетельствуют цифры сайта журнала «Фармационный бюллетень». Аптеки же все упреки по своему адресу привыкли объяснять растущими доходами на закупки. Но последнее время нельзя оправдываться и ссылкой на падение рубля, повышение курса доллара — рубль остановился и даже пошел немного вверх! Почему же тогда лекарства только дорожают и никогда не дешевеют?
       Наш больной человек в новую экономическую эпоху вообще не научился покупать лекарства. Он уже освоился с тем, что хлеб и колбаса по-разному стоят в магазинах центра и на окраине, в шикарном гастрономе и супермаркете, похожем на сарай, потому что продающиеся там продукты действительно могут иметь разное качество. Он наивно думает, что такими же разными свойствами отличаются и лекарства — что они получше в дорогих аптеках-дворцах и похуже во всех других. Это вовсе не так! Лекарства с одинаковыми названиями, выпущенные одними и теми же фирмами, одни и те же и в захудалых на вид аптеках, и в залах, блистающих светом, полировкой, где повсюду «шик, блеск, красота». Там выше только цены.
       ...Напрасно уверяли меня, что аптеки находятся под строгим ежедневным контролем цен. Что это не так, можно убедиться даже по телефону, если есть силы бесконечно накручивать диск. Почему же так разнятся цены?
       ...И приходит «испанская грусть» — правда, немножечко не та, о которой говорил хороший поэт Михаил Светлов. Нет ничего проще, чем упростить жизнь, сделать ее немножко справедливей и гораздо более дешевой — установить автоматический, всеобщий, массовый контроль. Надо добавить к ярлыку всего лишь одну цифру — к розничной цене приписать оптовую, по какой приобрели лекарство сами аптеки. И тогда мы будем знать очень многое даже о личности владельца аптеки. А нашим многочисленным инспекторам останется только свериться, по той ли цене закупают лекарства, как это сообщается. Тогда каждый покупатель, каждый больной будет знать, что его не обманули, не воспользовались его страданиями.
       Конечно, можно сразу это сделать во всех местах, где что-то продается и покупается. Но лучше всего сначала позаботиться о тех, у кого из-за болезней и возраста лишние расходы. В самом деле, почему бы закаленному московскому алькальду не сделать бы то, что совершенно безденежно сотворил провинциальный испанский мэр?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera