Сюжеты

НОВОЛИПЕЦКИЙ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ КОМБИНАТ: ЗАГОГУЛИНА ЦЕНОЙ 188 МЛН ДОЛЛАРОВ

Этот материал вышел в № 37 от 29 Мая 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Внешне на Новолипецком комбинате все сегодня выглядит спокойно. Сразу и не скажешь, что он стоит на пороге очередных революционных событий... В поисках стабильности Дела на предприятии нехуже, чем у других, а по некоторым показателям даже...


Внешне на Новолипецком комбинате все сегодня выглядит спокойно. Сразу и не скажешь, что он стоит на пороге очередных революционных событий...
       
       В поисках стабильности
       Дела на предприятии нехуже, чем у других, а по некоторым показателям даже лучше. Зарплата на Новолипецком, правда, поменьше, чем на других металлургических комбинатах, зато выдают ее регулярно и без задержек. Численность трудящихся на комбинате, в отличие от некоторых, не сокращается. По многим производственным показателям в прошлом году отмечено только улучшение.
       Вместе с тем бизнес Новолипецкого комбината можно назвать успешным лишь с большой натяжкой. Основная часть продукции НЛМК — это низкокачественный металл доменного производства, сто€€ит он на рынке очень дешево. Вызвано это, кстати, не столько тем, что Новолипецкий комбинат не умеет производить качественный металл, сколько тем, что на дешевый металл всегда было проще найти покупателя за рубежом. Ведь дешевый металл идет почти как сырье. Ориентироваться на продажу хорошего прокатного металла на иностранном рынке — значит сознательно сталкиваться со многими проблемами.
       С другой стороны, нельзя заниматься производством в России и быть свободным от внешней среды. Общая аритмия экономики не может не сказываться на новолипецких делах. Потому и НЛМК работает неритмично. Зарубежные «братские» предприятия металлургического профиля обычно заключают контракты на свою продукцию на годы вперед, это позволяет им четко планировать свое производство и получать нормальные кредиты под заключенные контракты. При таком развитии событий металлургические предприятия не становятся заложниками малейших колебаний конъюнктуры и быстро меняющихся обстоятельств.
       В этом смысле НЛМК можно считать типичной жертвой особенностей национальной экономики. Скажем, в 98-м году показатели производства на Новолипецком резко упали. Производство стали сократилось на 11%, проката — на 13,6%, чугуна — на 10,8%. В первом квартале 99-го года основные показатели снизились еще существеннее. И тем не менее в целом в 99-м году производство базовых видов продукции комбинату удалось значительно увеличить. Если такое и возможно, так только у нас, где конъюнктура рынка меняется моментально, а главное, непредсказуемо с точки зрения и потребителя, и производителя.
       Год назад, например, возникли проблемы с АвтоВАЗом, когда автомобилисты столкнулись с резко упавшим качеством металлопроката, поставляемого НЛМК для «Жигулей». В результате Новолипецкий комбинат потерял заказ, так как АвтоВАЗ вынужден был передать его за границу — в Словакию. Те же проблемы с ухудшением качества проката возникли у НЛМК и со своей экспортной продукцией.
       Такими перепадами качества комбинат сам загоняет себя в заколдованный круг, попасть в который легко, а вот выбраться довольно проблематично. По всем параметрам оборудование комбината позволяет сегодня выпускать продукцию, которая соответствовала бы лучшим мировым стандартам. Следовательно, проблемы с качеством — это проблемы менеджмента и контроля на предприятии. Неустойчивое качество подрывает доверие потребителей. При этом руководство НЛМК упрекало и АвтоВАЗ в том, что потребитель должен четче и ритмичнее формировать заказы. Но, как известно, достаточно один раз вызвать недоверие, так потом еще долго будешь собирать осколки. Результат перебоев с новолипецким качеством: западные партнеры опасаются заключать крупномасштабные контракты на покупку металла, которые как раз и помогли бы встать на стабильную основу комбинату, и предпочитают вместо этого закупать даже высококачественный металл по заниженным ценам.
       Скорее всего, это было одной из причин того, что Новолипецкий комбинат выбыл из борьбы за долгосрочный заказ на производство труб для «Газпрома». Под этот заказ государство гарантировало финансирование для сооружения комплекса «Стан-5000», который способен производить трубы большого диаметра. Получение газпромовского заказа могло бы стать еще одной составляющей для давно желанной стабильности Новолипецкого комбината. Но не стало. Впрочем, по мнению некоторых экспертов, в проигрыше НЛМК за заказ «Газпрома» могла сыграть свою негативную роль и та борьба за 10% акций Лебединского ГОКа, которую затеял Новолипецкий комбинат. Но это опять-таки вопрос к менеджменту: стоило ли ломать дрова из-за 10% акций, рискуя наступить на ногу своему же потенциальному крупнейшему заказчику?
       
       Чужой среди своих
       Отбиваться от неприятностей приходится на всех фронтах — и на внутреннем российском, и на зарубежных. Впрочем, это судьба многих отечественных предприятий, которые никогда точно не могут знать, от кого сильнее получат удар — от своих или от зарубежных друзей.
       На внутреннем фронте НЛМК ведет борьбу за справедливость, пытаясь добиться от родных налоговых органов возврата «экспортного» НДС. В апреле, к примеру, срок задержки по возмещению НДС составлял уже четыре месяца, а деньги это немалые и весьма могли бы пригодиться комбинату — 415 млн руб. Тогдашний министр Починок заявил, что НДС не вернут до тех пор, пока не будут правильно оформлены все бумаги, а бумаг, заметим, несколько десятков тысяч страниц. В том же апреле, кстати, в соответствии с указом и. о. президента РФ, НЛМК и вовсе лишился льгот на продажу экспортной валютной выручки.
       Неприятности, как пули, свистят не только с тыла, но и с внешней стороны границы. В конце 98-го года американские и канадские производители инициировали антидемпинговое расследование против поставщиков стали из целого ряда стран, в том числе и России. При этом любящее своих производителей правительство США установило антидемпинговые санкции для Новолипецкого комбината в размере 217,7% от цены продукции. А в феврале 99-го года США и Россия договорились по торговле сталью, и в результате мы пошли на добровольное сокращение экспорта своей стали на американский рынок почти на 70%.
       На пресс-конференции представители Магнитогорского и Новолипецкого комбинатов (они вместе с «Северсталью» являются основными поставщиками российского металла на рынок США) заявили: «Соглашение с США носит ярко выраженный дискриминационный характер... Те параметры, которые установлены соглашением, закрывают перед нами полностью рынок США».
       В результате американский антидемпинг вынудил НЛМК переориентироваться на азиатские рынки и развивающиеся страны, там и цены ниже, и партнеры, как известно, куда менее надежны.
       На США и Канаде антидемпинговые напасти, между прочим, не закончились. В марте 99-го антидемпинговое расследование против России начал Китай, для Новолипецкого комбината антидемпинговая пошлина была определена на уровне 11%. В середине прошлого года в результате такого же расследования, но уже мексиканского правительства, были установлены антидемпинговые пошлины в размере 83—88%. Наконец, в том же прошлом году в антидемпинговом марше против российских производителей гордо прошагала и Колумбия.
       Надо сказать, что во время антидемпингового расследования США ведущие российские экспортеры металла, в том числе и НЛМК, вели себя поразительно пассивно. Если, конечно, не считать той пресс-конференции, но это, по меркам антидемпинговых войн, сущая мелочь, к тому же заявление это прозвучало уже под занавес, всю же работу по переговорам взяло на себя Министерство торговли.
       Итог на сегодняшний день печален. НЛМК, одна треть поставок которого раньше приходилась на американский рынок, сейчас вынужден переориентироваться на отсталый рынок. А это, помимо низких цен и не всегда надежных партнеров, позволяет заключать соглашения с потребителями лишь на короткие сроки. Что опять-таки лишает возможности Новолипецкий комбинат брать кредиты в западных банках под долгосрочные соглашения с надежными заказчиками.
       
       Бои местного значения
       Кто воевал, имеет право у тихой речки посидеть. Но покоя нет даже на родине — в российской глубинке. Областная липецкая администрация, несмотря на все международные невзгоды НЛМК, не упускает случая выбить из комбината побольше средств, при этом направляя большую часть бюджетных денег в сельские районы. По мнению комбината, так искусственно пытаются обескровить Липецк, где находится НЛМК. Администрация в долгу не остается и обвиняет НЛМК в попытках «пробиться к исполнительной власти на областном уровне». Все эти бои местного значения, разумеется, ни радости не приносят, ни производственных показателей не повышают!
       Ну а на войне, как на войне. 8 апреля в городе произошло ЧП. НЛМК прекратил подачу пара со своей ТЭЦ ряду промышленных предприятий города. Остановились «Спиртзавод», АО «Комбинат силикатных изделий», «Стройдеталь», «Железобетон», ЖБИ-7, а вместе с ними смежные и строительные организации. По оценкам местных наблюдателей, была полностью парализована вся строительная индустрия Липецка. Эти же наблюдатели отметили ту неожиданность, с которой НЛМК пошел на столь жесткие меры, — долги-то за энергию существовали всегда.
       Популярности НЛМК на месте мешает и то, что многие в городе с опаской посматривают на вредные выбросы комбината. По мнению экологов, именно Новолипецкий металлургический комбинат наносит максимальный ущерб окружающей среде — свыше 92,5% всех вредных выбросов от предприятий. В начале этого года на комбинате остановилось аммиачное производство. Начальники НЛМК объясняют этот факт просто: оборудование выработало свой ресурс, в новом нет экономической необходимости. Между тем именно в этом производстве перерабатывался крайне вредный коксовый газ, теперь он идет просто в воздух. Напоминать на этом фоне, что местные сельхозпроизводители лишились дешевых и привычных уже азотных удобрений, — просто мелочь.
       
       Кредитная загогулина
       При всех этих проблемах (а кому сейчас легко?) Новолипецкий металлургический комбинат так же далек от банкротства или других неприятных финансовых процедур, как Россия — от попадания в первую десятку наименее коррумпированных стран в Европе. Нельзя, конечно, сделать вывод, что предприятие просто-таки процветает, но и на дно, судя по всем показателям, не стремится. Наоборот, тенденция к выправлению производственной ситуации, наметившаяся в 98-м году, пока сохраняется.
       И на этом фоне происходят события совершенно невообразимые. События, которые свидетельствуют, что, помимо проблем, которые сваливаются на комбинат из родного отечества и из-за рубежа, еще могут быть проблемы и внутри самого комбината, которые также не способствуют производственному успеху. Происходит нечто, очень напоминающее знаменитую фразу профессора Преображенского, — «разруха начинается в головах». Ту самую фразу, которую, к счастью, так полюбил наш новый премьер-министр.
       Представители руководства НЛМК совершают несколько неожиданный (по крайней мере, на первый взгляд) вираж. Несмотря на устойчивое финансовое положение НЛМК, вдруг принимается решение не выполнять мирового соглашения со своим кредитором и провести дополнительную эмиссию акций НЛМК в пользу этого кредитора — иностранной компании.
       Сильно? А главное, непонятно. Или, как выражался первый наш президент, этакая получилась загогулина. Очень бы хотелось понять, с чего это она вдруг получилась? Может быть, менеджеры НЛМК просто устали от груза всяких проблем, свалившихся на них? Чтобы понять эту «загогулину», придется совершить небольшой историческо-кредитный экскурс. Уверяем вас, вы не заскучаете, получится очень даже интересная экскурсия. Главное на этой экскурсии — внимательно следить за руками.
       В декабре 91-го года между Новолипецким металлургическим комбинатом и Банком внешнеэкономической деятельности СССР (ВЭБ) было заключено кредитное соглашение. ВЭБ кредитовал НЛМК на 150,5 млн долл. Деньги давались до 94-го года, но в 94-м стороны продлили возврат платежей до ноября 2000 года. С того самого 94-го года у НЛМК просроченная задолженность перед ВЭБом. Долг рос, как снежный ком, за счет процентов.
       В 97-м году ВЭБ попытался робко вернуть задолженность. Липецкий (что характерно) арбитражный суд отказал ВЭБу — государственному банку-агенту в этом иске.
       В 98-м году Министерство финансов проводит сделку по урегулированию задолженности НЛМК ВЭБу. Сделка проводится таким образом, что практический результат ее можно сформулировать следующим образом: государство в лице ВЭБа простило НЛМК бо€льшую часть долга.
       В конце того же 98-го года случилось и вовсе странное. ВЭБ и сугубо иностранная компания «Stahl und Metallunternehmensholding» (SMU) договорились, что ВЭБ передает SMU право требования по обязательствам Новолипецкого металлургического комбината. Стоит заметить, что SMU является одним из акционеров НЛМК, а это значит, что влияние на НЛМК одного из акционеров резко возрастает. Казалось бы, должник (НЛМК) имеет право согласиться или нет с такой переуступкой. Но особого внимания на этом заострять не будем, иначе не ощутим увлекательности дальнейших приключений.
       В марте 99-го года в Липецком (что характерно) арбитражном суде утверждается мировое соглашение между НЛМК и SMU. То, что оказалось не под силу государству Российскому, иностранная компания решила за пять минут. По этому мировому соглашению НЛМК согласился с требованием SMU выплатить 188,1 млн долл.
       Есть в мировом соглашении особенно интересный пункт, согласно которому, если НЛМК не выполняет график погашения задолженности, SMU получает право требовать всю задолженность сразу и срочно.
       И вот уже в нынешнем году еще одна иностранная компания Omnispect вдруг требует созвать собрание акционеров НЛМК. По информации этой самой Omnispect, НЛМК не выполнил условий мирового соглашения с компанией SMU, и потому долг НЛМК этой компании был объявлен «срочным к платежу». Улавливаете? Уверяем вас, что если и улавливаете, то еще не все.
       17 апреля этого года собрались четыре члена совета директоров НЛМК (по уставу НЛМК для кворума необходимо пять членов совета) и рассмотрели вопрос о требовании Omnispect провести дополнительную эмиссию акций НЛМК в пользу компании SMU с целью погашения долга. На то, что законодательство РФ прямо запрещает эмиссию акций в погашение задолженности кредитору, внимания, конечно, не обратили. Это мелочь. Как и то, что председатель совета директоров НЛМК В. Лисин вообще не имел права голосовать по этому вопросу. «Почему?» — спросите вы. А потому, что Лисин — лицо заинтересованное. Следующие несколько строк — ключевые к пониманию совершаемой «загогулины». Так что внимание. В конце 99-го года контрольный пакет акций НЛМК был «на длительный срок передан в управление» компании «Румелко». Господин Лисин является генеральным директором и создателем компании «Румелко», что подтверждено им же самим в интервью газете «Ведомости» от 27 апреля 2000 года. А если в управлении у «Румелко» (то есть у Лисина) контрольный пакет акций НЛМК, то напрашивается вывод о том, что в его же управлении акции компаний SMU и Omnispect. Вот это, господа, и называется самой настоящей загогулиной. И порождает массу неприятных вопросов у любопытствующих со стороны.
       Не получается ли так, что сам господин Лисин оказался заинтересованным в созыве собрания акционеров и эмиссии акций в пользу SMU?
       Почему один и тот же Липецкий (что характерно) арбитражный суд считает неправомочными претензии ВЭБа (читай — государства) к НЛМК и совершенно обоснованными точно такие же претензии SMU (читай — зарубежной компании) к тому же НЛМК?
       Почему ВЭБу пришлось фактически подарить иностранной компании значительный объем средств (для справки: SMU приобрело 100% долга за сумму, которая составляла менее 15%)?
       И наконец, почему было сорвано мировое соглашение между НЛМК и SMU, хотя никаких финансовых поводов для этого не было?
       Еще один вопрос. Риторический. Может ли читатель предложить иное определение всему происходящему, кроме яркого образного — «загогулины»? Если сразу ответ не найдется, то стоит порыться в законодательстве, в том числе и в Уголовном кодексе.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera