Сюжеты

И ЭТОТ ТЕАТРАЛЬНЫЙ РОМАН ОСТАЛСЯ НЕЗАВЕРШЕННЫМ

Этот материал вышел в № 37 от 29 Мая 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Уход Ефремова — горькое событие для всех, кто его близко знал. И, конечно, для кинозрителей и театралов. Он все время хотел сложить какой-то идеальный театр. Как Кай — слово «вечность», не понимая, что все заморожено и сложить не удастся....


       
       Уход Ефремова — горькое событие для всех, кто его близко знал. И, конечно, для кинозрителей и театралов.
       Он все время хотел сложить какой-то идеальный театр. Как Кай — слово «вечность», не понимая, что все заморожено и сложить не удастся. Хотел собрать всех, с кем был раньше, забывая, что у Калягина, например, давно свой театр.
       И меня звал, чтобы навестила его в больнице, не просто так — договориться о совместной работе. Больному человеку отказать трудно. И я боялась этой встречи.
       Конечно, Ефремов был значительной фигурой.
       В артистической среде люди делятся на тех, кто приклеивается к власти, и тех, кто этого все же не делает. Ефремов не сдувал пыль с начальственных пиджаков. По крайней мере в последние годы не лез в объятья правителей. Он был лишен общественных амбиций.
       Народ Ефремова любил и любит. А для кого-то из актеров он — фигура роковая. Многие пострадали от разделения МХАТа. Причем не выиграли и те, кто пошел за ним. Сейчас они в растерянности. И не только потому, что потеряли лидера. Настоящий руководитель, уходя, оставляет дело, которое живет еще долго после него. Что будет с МХАТом без Ефремова — не знаю.
       С ним не спорили, он сам себя так поставил и, кажется, не видел, что причина такой бесконфликтности в театре — равнодушие или даже апатия.
       Наверное, мы с Сашей Калягиным были последними, кто мог ему возразить. И мы его убеждали привести в Художественный, к этому блестящему созвездию артистов, сильную режиссуру. Называли имена режиссеров, необходимых МХАТу. И они бы с удовольствием пришли. Ведь было время, когда в Художественном ставили Эфрос и Анатолий Васильев...
       Сейчас основной состав мхатовской труппы, занятый в «Дяде Ване», на гастролях за рубежом. Это символично. Быть может, слишком. Несмотря на то, что Ефремов руководил огромным коллективом, все равно был одинок.
       ...Я знаю, что в последние дни он читал Библию. Он не был верующим человеком — наоборот, убежденным материалистом. Библию читал скорее в целях познавательных. И все же...
       Жалко, что он умер.
       Знаю, что умирал мучительно.
       Жалко его.
       …Могила моего отца на Новодевичьем. Я туда часто прихожу и ухаживаю не только за его могилой, а еще за несколькими — дорогих мне людей. Ефремова похоронят здесь же — прибавится еще одна могила, за которой я буду ухаживать.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera