Сюжеты

ПОЧТИ ВСЕ ЗВАЛИ ЕГО ОЛЕГ

Этот материал вышел в № 37 от 29 Мая 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Я тоже звал его Олег. Столь распространенное сейчас в телеящике панибратство мне претит, но «к нему шло», как говорят в народе, зваться Олегом в среде русского актерского товарищества. Которое, к сожалению, тает в Москве под брандспойтом...


       
       Я тоже звал его Олег. Столь распространенное сейчас в телеящике панибратство мне претит, но «к нему шло», как говорят в народе, зваться Олегом в среде русского актерского товарищества. Которое, к сожалению, тает в Москве под брандспойтом «театральной тусовки».
       Олег в нее не очень вписался. Может, поэтому его серьезные спектакли, как, например, «Олень и шалашовка», оставались как бы под сомнением, а его режиссерские неудачи смачно обсасывались в кулуарах тусовки. Правда, в последние годы, когда стало ясно, что Олег тяжело болен, тусовка решила навручать ему ворох театральных премий за нелучшие его спектакли.
       Его реформы не дали результата: вдохнуть новую жизнь в старый МХАТ ему не удалось, хотя в одно время он был близок к этому. Однако правы оказались наши великие учителя: театр — как человек: рождается, живет и умирает. Брошенная в театральной тусовке фраза: «Ефремов сделал в жизни два великих дела: создал «Современник» и убил МХАТ» неточна. Ему просто не удалось оживить мамонта.
       Художника судят не по неудачам, а по его лучшим созданиям, а их и перечислять не надо — они в памяти театралов сегодня, завтра, через десятки лет...
       Олег! В твоей жизни «огонь и вода», сквозь которые пришлось пройти, не были уж очень горячи и стихийны, но ты-то их прошел не останавливаясь, что не каждому удается, а вот «медные трубы» гремели мощно в твою честь — и ты прошел сквозь них просто, спокойно, не воздвигая никаких барьеров между собой и людьми. А сколько твоих коллег не выдержали проверки славословием!..
       Мне довелось знать только еще одного человека — Назыма Хикмета, который, как и ты, сохранил на гребне славы неподдельное любопытство, искренний интерес к человеку вообще — будь то премьер-министр Швеции или молодой режиссер из Новосибирска. Упорно двигаясь с театральным батальоном вперед и вверх, ты принимал как данность, что театр — цепь компромиссов. Но где та грань, которая отделяет компромисс от конформизма?
       Для Олега Ефремова граница была обозначена четко — не потерять свой театр!
       До свидания, друг моей юности, товарищ моей зрелости. В малюсеньком зальчике на третьем этаже еще не открытого ГУМа мы играли с тобой в волейбол на пиво, и ты мне остался должен семь бутылок — у молодых артистов Центрального детского театра в 1950 году денег не было. Но мы тогда прощали долги. Позже, когда ты пригласил меня в «Современник», я принимал как данность твои расплаты за наши обеды в «Пекине» или «Софии»...
       В 1966 году пьесу Александра Исаевича Солженицына не удалось поставить, но знакомя нас, ты присвоил мне самое дорогое театральное звание, которым я поныне дорожу и подпишусь под этим коротким прощанием.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera