Сюжеты

ПОЧТИ ВСЕ ЗВАЛИ ЕГО ОЛЕГ

Этот материал вышел в № 37 от 29 Мая 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Я тоже звал его Олег. Столь распространенное сейчас в телеящике панибратство мне претит, но «к нему шло», как говорят в народе, зваться Олегом в среде русского актерского товарищества. Которое, к сожалению, тает в Москве под брандспойтом...


       
       Я тоже звал его Олег. Столь распространенное сейчас в телеящике панибратство мне претит, но «к нему шло», как говорят в народе, зваться Олегом в среде русского актерского товарищества. Которое, к сожалению, тает в Москве под брандспойтом «театральной тусовки».
       Олег в нее не очень вписался. Может, поэтому его серьезные спектакли, как, например, «Олень и шалашовка», оставались как бы под сомнением, а его режиссерские неудачи смачно обсасывались в кулуарах тусовки. Правда, в последние годы, когда стало ясно, что Олег тяжело болен, тусовка решила навручать ему ворох театральных премий за нелучшие его спектакли.
       Его реформы не дали результата: вдохнуть новую жизнь в старый МХАТ ему не удалось, хотя в одно время он был близок к этому. Однако правы оказались наши великие учителя: театр — как человек: рождается, живет и умирает. Брошенная в театральной тусовке фраза: «Ефремов сделал в жизни два великих дела: создал «Современник» и убил МХАТ» неточна. Ему просто не удалось оживить мамонта.
       Художника судят не по неудачам, а по его лучшим созданиям, а их и перечислять не надо — они в памяти театралов сегодня, завтра, через десятки лет...
       Олег! В твоей жизни «огонь и вода», сквозь которые пришлось пройти, не были уж очень горячи и стихийны, но ты-то их прошел не останавливаясь, что не каждому удается, а вот «медные трубы» гремели мощно в твою честь — и ты прошел сквозь них просто, спокойно, не воздвигая никаких барьеров между собой и людьми. А сколько твоих коллег не выдержали проверки славословием!..
       Мне довелось знать только еще одного человека — Назыма Хикмета, который, как и ты, сохранил на гребне славы неподдельное любопытство, искренний интерес к человеку вообще — будь то премьер-министр Швеции или молодой режиссер из Новосибирска. Упорно двигаясь с театральным батальоном вперед и вверх, ты принимал как данность, что театр — цепь компромиссов. Но где та грань, которая отделяет компромисс от конформизма?
       Для Олега Ефремова граница была обозначена четко — не потерять свой театр!
       До свидания, друг моей юности, товарищ моей зрелости. В малюсеньком зальчике на третьем этаже еще не открытого ГУМа мы играли с тобой в волейбол на пиво, и ты мне остался должен семь бутылок — у молодых артистов Центрального детского театра в 1950 году денег не было. Но мы тогда прощали долги. Позже, когда ты пригласил меня в «Современник», я принимал как данность твои расплаты за наши обеды в «Пекине» или «Софии»...
       В 1966 году пьесу Александра Исаевича Солженицына не удалось поставить, но знакомя нас, ты присвоил мне самое дорогое театральное звание, которым я поныне дорожу и подпишусь под этим коротким прощанием.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera